СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

Вход или Регистрация

ПОМОЩЬ В ПАТЕНТОВАНИИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФОРУМ Научно-техническая библиотекаНаучно-техническая библиотека SciTecLibrary
 
Cтатьи и Публикации    Научные споры О ВРЕМЕНИ, ПРОСТРАНСТВЕ И МЕСТЕ ФИЛОСОФИИ В СОВРЕМЕННОЙ ФИЗИКЕ .

 

О ВРЕМЕНИ, ПРОСТРАНСТВЕ И МЕСТЕ ФИЛОСОФИИ В СОВРЕМЕННОЙ ФИЗИКЕ .

 

 

© Е.Ф.Коваленко

Контакт с автором: lusy39@rambler.ru



(К 100-летию книги В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм»)

Раздел, посвященный времени и пространству, работы В.И.Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» с самого начала утверждает неизбежность признания реальности времени и пространства, их независимости от наличия или отсутствия кого бы то ни было, осознающего или не признающего этот факт: «Признавая существование объективной реальности, т.е. движущейся материи, независимо от нашего сознания, материализм неизбежно должен признавать также объективную реальность времени и пространства, в отличие… от кантианства, которое… считает время и пространство не объективной реальностью, а формами человеческого созерцания».


Приведенная цитата содержит два принципиальных момента: первый – о том, что объективная реальность и движущаяся материя тождественны или даже суть одно и то же, второй – о том, что время и пространство столь же реальны, сколь реальна сама движущаяся материя. Далее ссылкой на Фейербаха Ленин уточняет представление о времени и пространстве: "Пространство и время, – говорит Фейербах, – не простые формы явлений, а коренные условия (Wesensbedingungen)... бытия" (Werke, II, 332).

Запомним это утверждение: для нас важность его в том, что время и пространство являются согласно ему коренными условиями бытия. Всякого бытия, надо думать, поскольку уточнения – бытия чего именно – не дают ни Фейербах, ни Ленин. Ссылкой на Энгельса ("Основные формы всякого бытия, – поучает Энгельс Дюринга, – суть пространство и время; бытие вне времени есть такая же величайшая бессмыслица, как бытие вне пространства") утверждение Фейербаха дополняется. Можно признать, что Ленин понимал пространство и время и как основные формы, и как коренные условия бытия. Вне всякого сомнения, эти утверждения разводят понимание пространства и времени в заметно отличающиеся одна от другой сферы («формы» и «условия») и наделяют их довольно широкими функциями. Но в момент рассмотрения этой темы для философии наиболее важным было признание за пространством и временем их объективной реальности.


Приведем еще две цитаты об изменчивости представлений о времени и пространстве, важность содержания которых станет понятна из дальнейшего изложения:

«В мире нет ничего, кроме движущейся материи, и движущаяся материя не может двигаться иначе, как в пространстве и во времени. Человеческие представления о пространстве и времени относительны, но из этих относительных представлений складывается абсолютная истина, эти относительные представления, развиваясь, идут по линии абсолютной истины, приближаются к ней. Изменчивость человеческих представлений о пространстве и времени так же мало опровергает объективную реальность того и другого, как изменчивость научных знаний о строении и формах движения материи не опровергает объективной реальности внешнего мира».

 И далее: «Энгельс, разоблачая непоследовательного и путаного материалиста Дюринга, ловит его именно на том, что он толкует об изменении понятия времени (вопрос бесспорный для сколько-нибудь крупных современных философов самых различных философских направлений), увертываясь от ясного ответа на вопрос: реальны или идеальны пространство или время? суть ли наши относительные представления о пространстве и времени приближения к объективно-реальным формам бытия? Или это только продукты развивающейся, организующейся, гармонизующейся и т.п. человеческой мысли? В этом и только в этом состоит основной гносеологический вопрос, разделяющий действительно коренные философские направления. "Нам дела нет до того, – пишет Энгельс, – какие понятия изменяются в голове г-на Дюринга. Речь идет не о понятии времени, а о действительном времени, от которого г. Дюрингу так дешево" (т.е. фразами об изменчивости понятий) "ни в каком случае не отделаться" ("Анти-Дюринг", 5 нем. изд., S. 41).


Повторим еще раз те мысли из приведенных утверждений, которые не должны были вызывать 100 лет тому назад возражений и которые представляются нам важными для понимания дальнейшего нашего анализа современного толкования теоретической физикой этих фундаментальных понятий – времени и пространства: в мире нет ничего, кроме движущейся материи; движение материи осуществляется никак иначе, как только в пространстве и во времени; время и пространство реальны так же, как реален мир – движущаяся материя; время и пространство суть коренные условия и формы бытия; представления о пространстве и времени, их понимание пребывают в развитии, неизменно приближаясь к истине, однако неизменным является их реальность, объективность, не зависящая от самих представлений и понимания.


В свете приведенного интересно будет проследить, как изменялись представления и понимание этих фундаментальных явлений Мироздания в физической науке за прошедшие после написания рассматриваемого труда 100 лет. Напомним, что этот труд был написан через три года после того, как научный мир ознакомился с теорией относительности Эйнштейна, которая поставила дефис между словами «пространство» и «время», сами понятия соединила в неразрывное целое и добавила четвертую – временную – координату к признаваемым до того классическими трем пространственным.

Так что же изменилось в понимании миром физики этих явлений (или теперь уже этого единого явления?) за сто три года? Это поразительно, но, оказывается, ровным счетом ничего! О чем это говорит? Либо о том, что физика, наконец, достигла окончательной истины в понимании пространства и времени как фундаментальных явлений Природы (?!), либо о том, что в этом понимании она заблудилась настолько основательно, что выбраться из дебрей своих столетних заблуждений до сих пор не смогла.


Давайте попытаемся разобраться в этом вопросе с позиций нашего, отнюдь не высочайшего, уровня понимания и времени, и пространства.
Создавая теорию всемирного тяготения, Ньютон разделил представление о пространстве и времени на абсолютные и относительные: «Абсолютное пространство по самой своей сущности безотносительно к чему-либо внешнему, остается всегда одинаковым и неподвижным. Относительное пространство есть его мера или какая-либо ограниченная подвижная часть, которая определяется нашими чувствами по положению относительно некоторых тел». «Абсолютное, истинное математическое время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему протекает равномерно и иначе называется длительностью. Относительное, кажущееся или обыденное время есть или точная, или изменчивая, совершаемая при посредстве какого-либо движения мера продолжительности, употребляемая в обыденной жизни вместо истинного математического времени, как-то: час, день, месяц, год».


То есть, согласно трактовке Ньютона, в объеме абсолютного пространства есть еще одна абсолютная вещь – время, наполняющее весь этот объем по самое «горлышко». При этом время – такое абсолютное нечто, которое идет независимо ни от чего, само по себе. В бескрайнем абсолютном пространстве есть (или бывают) его некие части – относительные пространства, своего рода коробки сцен, на которых происходит действие, а действующие лица стараются замерить время этих действий, употребляя различные изобретаемые ими мерные единицы. Вот это, замеряемое в коробке сцены, время и есть «относительное, кажущееся или обыденное». У обычного человека в обыденной жизни, все, что касается абсолютного, не вызывает никаких ассоциаций – восприятие его определяется мерой доверия к тому, кто об абсолютном что-то говорит. Что же касается относительного – ограниченного чем-то пространства и замеряемого времени – ничего необычного, непонятного нет. Здесь все для всех очевидно и поэтому принято, как достоверное, всеми – и обывателями, и учеными, которые в большинстве своем где-то в глубине то ли души, то ли сознания остаются такими же обывателями, как и все. Однако так ли все очевидно и всеми ли это очевидное принималось и принято?

За 13 веков до Ньютона жил замечательный философ и богослов Августин Блаженный по фамилии Аврелий. По поводу времени он признался честно: «Пока меня никто не спрашивает, что такое время, я понимаю, нисколько не затрудняясь. Но как скоро я хочу дать ответ, я совершенно становлюсь в тупик». Все его затруднения можно свести к двум вопросам: идет ли время само по себе или в результате чего-то и шло ли время до создания мира, какой бы смысл мы в слово «создание» ни вкладывали? В конце концов, Августин Блаженный пришел к выводу, что время без материального мира – бессмыслица (по Г.П.Аксенову). Удивительно диалектичное заключение для богослова! Оно оказалось, как мы видим, слишком «продвинутым» даже для Ньютона и его времени.


Считается, что великий Эйнштейн произвел ревизию трактовки понятия времени еще более великого Ньютона, введя в научный обиход новое, релятивистское его (времени) толкование. Ничего подобного!
Эйнштейн, по-видимому, понял или предположил, что абсолютного времени, равномерно разлитого по всему объему Вселенной не существует. Но он, так же, как и Ньютон, время воспринимал как некое самостоятельно существующее явление, и поэтому полагал, что проблема состоит в том, что оно лишь измеряется по-разному в различных процессах, и что эта проблема будет снята, стоит привести не одинаково измеряемое время к единой шкале. Он использовал преобразования Лоренца к уравнениям Максвелла в качестве скоростного информационного коэффициента (в последствии получившим название «релятивистский коэффициент»), который позволял, по его мнению, определять одну и ту же точку отсчета для времен различных процессов.


Дальнейшее уточнение понятия времени Эйнштейном всего лишь касается скорости, с которой наша коробка сцены перемещается в пространстве. Он утверждал, что ход времени в наблюдаемом объекте (по нашей терминологии – «в коробке сцены») зависит от скорости его (объекта) движения относительно пространства: чем выше эта скорость, тем медленнее ход времени. В соответствии с его теорией, максимально возможная скорость нашей коробки – скорость света. При такой скорости сценическая коробка как бы догоняет время, летящее в абсолютном пространстве с этой же скоростью, уравнивается с ним по скорости, и поэтому время в ее пределах останавливается. На этой стадии развития физического толкования понятия времени в разряд абсолютного попадает уже и скорость света, а время обретает физическую сущность, почти осязаемость.

А кто думал по-другому? Оказывается, не только Августин Блаженный понимал время иначе. Был еще современник Ньютона, не многим уступавший ему по масштабам, как мыслитель, Лейбниц. А позже – почти ровесники Эйнштейна Бергсон и В.И.Вернадский. Был русский философ В.Н.Муравьев, есть наш современник Г.П.Аксенов. Все эти мыслители и ученые – разных масштабов, но, вне всякого сомнения, очень высокой ответственности и научной добросовестности люди, – отстаивали иное, отличное от видения Ньютона и Эйнштейна, понимание времени.


Они утверждали, что в нашей Вселенной возможно «вневременное» состояние как для нее самой, так и для каких-то ее частей или отдельных объектов. Что астрофизическое и механическое время отличается от биологического; что время «гетерохронно» (термин В.И.Вернадского), то есть, разновременно, по-разному течет для различных участков Вселенной. В результате постижения всей глубины и многогранности их идей, можно понять, что в той же мере, в какой есть начало и конец какого-либо процесса, есть начало и конец времени, характеризующего этот процесс. То есть, можно осознать, что есть в некотором смысле безвременье, и что оно не менее распространенное явление, чем то или иное временное деление.


Стоит всего лишь чуть-чуть, не напрягаясь, задуматься и на нашем, так сказать, «бытовом» уровне становится почти очевидным: сколько существует в нашем Космосе объектов-процессов (или процессов-объектов), ровно столько же в нем и времен. Что бы ни происходило где-то во Вселенной, это «что-то» не сверяет свой ход с нашими часами. Но проблема не в том, где и какие часы мы выбрали и в какой мере зависим или независим от других процесс, выбранный нами за эталонный для определения мерных единиц того, что мы называем временем. Ведь в результате нашего выбора тот или иной эталонный процесс не становится процессом творения времени как какой-то сущности («вещества» времени), не становится он и неким «временным» процессом, встроенным во все иные, скорость течения которых мы пытаемся таким образом определить.


Был период нашей всеобщей и физической истории, когда людей уже начала интересовать скорость всего происходящего и частотные характеристики процессов, а часов надежных не было. Галилей, например, когда наблюдал за своими катящимися по наклонным желобам шарами, использовал для отсчета времени собственный пульс. У Галилея под наблюдением, таким образом, было два процесса: один – взаимодействие шара и Земли, другой – сокращение его собственной сердечной мышцы. Между этими процессами никакой связи не было и, понятно любому здравомыслящему наблюдателю или простому себе физику-теоретику, быть не могло в принципе. Собственный пульс помог Галилею понять что-то во взаимодействии шара с Землей, но у него хватило ума и здравого смысла, чтобы не связывать процесс сокращения его сердечной мышцы с процессом падения предметов на Землю. Уместно вспомнить и то, как определял, что такое «время» Аристотель. Он утверждал, что время – мера всякого движения, определяемая другим движением.


После Галилея исследователи различных процессов вместо своего пульса стали применять то движение тени от палочки, воткнутой в землю, то пересыпание песчинок из одной колбочки в другую, то колебания маятника под действием груза, то вращение шестеренок под действием сжатой пружины. Чем более развивалась техника, и чем глубже наука проникала в микромир, тем более тонкими и изощренными становились процессы, применяемые исследователями в качестве заменителя галилеевого пульса. Но дистанция между исследуемыми процессами и процессами, заменившими пульс средневекового астронома, не сократилась ни на йоту. Также, как не получили никакой реальной связи в физическом смысле изучаемые процессы с используемыми для сравнения, для отсчета условных мерных единиц продолжительности.

Существуют разнообразнейшие причины, которые обусловливают тот или иной процесс, есть взаимосвязь между качественными особенностями причин и особенностями самого процесса. Но не было, нет и никогда не будет процесса «творения времени» как какого-то вещества, как чего-то сущего, которое могло бы быть встроено в какой-либо из изучаемых процессов. И нет того, что мы понимаем под временем, ни среди причин каких-либо существующих в Мироздании процессов, ни среди последствий каких-либо причин. Как это делал Галилей, так же поступаем и мы.

Разница только в том, что мы вместо собственного пульса научились использовать другие процессы, которые с нашей точки зрения боле точно отмеряют промежутки между интересующими нас событиями в наблюдаемых процессах. Однако вечно далекими друг от друга в любом исследовании остаются два процесса: тот, который исследуется, и тот, который используется для подсчета ударов пульса или числа каких-то других периодически повторяющихся событий. Вместе с тем, с некоторых пор исследователям стало не хватать галилеевской мудрости, и они в каждом из таких случаев начали насильно увязывать в один эти такие далекие друг от друга процессы. Некоторые пошли даже дальше того: они придумали нечто, в котором что-то, не существующее в физической форме (время), соединилось с чем-то, трудно представимым (пространством), дали ему название и стали уверять всех, что это «нечто» вполне реально существует в природе. Кстати, знающие люди утверждают, что сам Эйнштейн на вопрос, что такое «время», ответил очень просто: «Это то, что люди измеряют своими часами». Как вы думаете, сказал бы так Эйнштейн, если бы он сам имел представление о физической форме времени?

Сухой остаток нашего анализа по этому вопросу сводится к следующему: время отсутствует в реально существующем мироздании в том виде, в каком его представляют себе механика, астрофизика и теоретическая физика вообще. В нашем понимании, в нашей трактовке время – характеристика, вычисляемый параметр всякого движения, любого процесса. При этом нет движения вне времени, как нет и времени вне какого-либо движения. В свою очередь, все Мироздание – суть движущаяся материя, и в нем нет неподвижной материи. Выстраивается единая, монолитная трехуровневая конструкция из трех взаимоувязанных и обязательных категорий: материя, движение и время, совместная объективная реальность которых несомненна. Но «подчиненность» времени очевидна: движущаяся материя равнозначна Мирозданию, независимо от того, определяется или нет длительность бесконечного разнообразия движений материи в нашем мире. И также очевидно отсутствие некого всеохватного, всеобщего времени. Также, например, как нет всеохватных, всеобщих понятий «длина», или «размер», или «вес».

Эти понятия приобретают реальный смысл только применительно к какому-то конкретному объекту, как понятие «время» приобретает реальный смысл применительно к какому-то процессу – как его характеристика, вычисляемый параметр. Как нам кажется, это утверждение уже, что называется, вызрело для понимания и дело за «малым»: кто-то должен такое понимание времени ввести в научный обиход и в курс общеобразовательной физики. Однако кто и когда это сделает? Чего все ждут? Появления андерсеновского ребенка, который, ткнув пальцем в сторону трактовки времени современной теоретической физикой, произнесет: «А король-то голый!»?

Ну, а пространство? С ним-то все в порядке или тоже что-нибудь не так? И, кстати, что это такое – «пространство»? Это пустой объем, вмещающий Вселенную, или это материальная среда, вмещающая Вселенную и содержащаяся во всех без исключения ее объектах? Современная физика не отвечает на этот вопрос однозначно, однако с завидным постоянством повторяет, что все в нашей Вселенной происходит в пространстве-времени. При этом, правда, не уточняя, пространство-время – это математическая условность или нечто реально существующее, и если это нечто реальное, то насколько материальна эта среда существования всего вселенского сущего.


В разделе «Живые организмы в земной коре» труда «Биосфера» Владимир Иванович Вернадский пишет: «Изучая живые организмы, биологи в большинстве своих работ оставляют без внимания неразрывную связь, теснейшую функциональную зависимость, существующую между окружающей средой и живым организмом. Ясно осознавая организованность организма, они совершенно не учитывают организованность среды, в которой живет организм, т.е., биосферы… Материальный треугольник не есть треугольник геометрии, «атмосфера» физики не есть окружающая нас тропосфера, животное или растение биолога не есть живое, реальное тело.… Это всегда надо сознавать, и рано ли, поздно ли наступает момент, когда становится необходимым коренным образом изменить основные представления».


На первый взгляд кажется, что приведенная цитата не имеет отношения к рассматриваемому нами в данный момент вопросу. Однако стоит не ограничиваться первым взглядом, а обратить внимание на рекомендацию В.И.Вернадского: рассматривая живой организм (заменим его общим словом «объект»), непременно учитывать его теснейшую связь с окружающей средой и даже зависимость от нее. Он достаточно ясно демонстрирует свою убежденность, что организованность организма («объекта» в нашей терминологии) неотрывна от организованности среды. Учтем, что это утверждение одного из авторитетнейших мыслителей мировой науки, каждое слово которого имеет глубочайший смысл. А то, что речь у него идет о живой природе, не означает, что подмеченные им закономерности ею и ограничиваются, не могут быть распространены на Мироздание в целом. Ибо «Природа работает небольшим числом общих принципов» (утверждение Альберта Сент-Дьердьи, одного из основоположников биоэнергетики, Нобелевского лауреата).

Есть уверенность как в том, что и организованность объектов Вселенной и вселенской среды – ее пространства – имеют «теснейшую функциональную» взаимозависимость, так и в том, что уже наступил «момент, когда становится необходимым коренным образом изменить основные представления» о пространстве, вмещающем Вселенную и содержащемся в ней. В чем должно это изменение состоять?

С позиции единства организованности нашей Вселенной, ее объектов и ее среды, от тех пространств, которые нам задекларированы Ньютоном, придется отказаться: реальных пространств в виде пустых объемов в природе не существует. Ни малейших. Ни относительных, ни абсолютных. Любой самый «периферийный» уголок нашей Вселенной, каким бы пустым он нам не представлялся, – организованное по вселенским законам материально-энергетическое образование, полностью «упакованное», без ничтожнейших зазоров, которое из вселенского единства можно «извлечь» только условно.

Если бы каким-то чудом из какой-то иной, удаленной от нашей, Вселенной удалось извлечь песчинку, мы не смогли бы «пронести» ее в нашу Вселенную – этой песчинке у нас не нашлось бы места, ее некуда было бы «втиснуть». Где бы и что бы ни происходило в нашей Вселенной, все происходящее пространственно взаимоувязано: если где-то в нашей Вселенной что-то убудет, ровно столько же в другом ее месте прибудет, и в целом суммарные вселенские состав и энергетическое состояние не изменятся. Если в пространство нашей Вселенной кто-то попытается втиснуть «чужую» песчинку, он в обязательном порядке равную ей во всех отношениях «свою» должен изъять, дабы не нарушить вселенский баланс и не инициировать космическую катастрофу.

Более или менее понятно, что такое «объекты нашей Вселенной», представляют ли они ее макромир или являются элементом микромира. Но что такое в таком случае не модель, не математическая абстракция, а «реальное пространство», составляющее с вселенскими объектами единое в смысле организованности материально-энергетическое образование? Что такое «внеобъектная» составляющая Вселенной?


Вопрос не нов, его время от времени люди задавали себе, кажется, еще с того момента, когда они начали всматриваться в звездное небо над головой. Стоило задать его нам, и в памяти всплыло, как на пространственную вселенскую часть смотрели мыслители того времени, когда философы, математики и представители естественных наук еще не разбегались по своим «ведомственным клетушкам», а делали одно общее дело, были корпоративно объединены. Они употребляли понятие «эфир» для определения и обозначения этой вселенской составляющей. С тех пор немало воды утекло, но по поводу явления с этим названием до настоящего времени сосуществуют взаимоисключающие мнения: одно – что он (эфир) есть, другое – что его не было, нет и никогда не будет. Официальная наука физика эфир не признает, но ее аргументы построены на негативе – на невозможности доказать наличие эфира. Это своего рода «презумпция невиновности» их отрицания – наличие эфира нужно доказывать, отсутствие его само собой разумеется.


Когда нет достаточно убедительных аргументов и фактов для определения какого-либо явления, следует руководствоваться пониманием, нет, даже чувством Природы. Следовало бы руководствоваться, необходимо добавить, поскольку есть уже аргументы в пользу наличия эфира, но они упорно игнорируются физическим официозом.


Как нам представляется, придется признать, что эфир существует. У нас нет выбора: если этого не сделать, мы вынужденно вернемся к одной из форм «пустотного» пространства, местами и время от времени заполняемого материально-энергетическими образованиями – вселенскими объектами. А наш выбор, в свою очередь, понуждает признать, что вселенская материя может быть представлена, как минимум, в двух формах: в форме вещества и в форме эфира. При этом названные формы материи должны существовать раздельно изначально, не переходя друг в друга и не образуя промежуточных состояний. То есть, получается, что «бесконечная делимость» касается вещества, а эфир за этой «делимостью» как бы «наблюдает со стороны».

Следует так же признать: такой вывод накладывает исключительно обременительные обязательства. Этот вывод противоречит утверждению о «непрерывности» материи, на одном (мельчайшем) краю которой – наибольшее расширение, разреженность материи (эфир), на противоположном – максимальное, практически бесконечное ее сжатие (коллапс Вселенной), а в промежутке – различной степени «сгущения» эфира до состояния вещества во всех его видах. Ну, что ж, по меньшей мере, на правах гипотезы наше утверждение имеет право на существование. Тем более что ныне признанные за истину утверждения довольно экзотичны, уже по одной этой причине вызывают сомнения, но, что более важно, – их состоятельность и научно обоснована далеко не убедительно.

Физическая общественность «отменила» эфир и заменила его пространством-временем после обнародования в 1905 году теории относительности. Этот странный симбиоз несовместимых понятий и ведет себя довольно странно – прогибается, как гамак, под воздействием больших масс, превратил место пребывания всего вселенского сущего в четырехмерное пространство, переведя все его процессы в непредставимое зазеркалье. Но и это еще не все.

В современной теоретической физике присутствует и материализация несуществующего (увеличение массы – количества вещества в теле – в зависимости от увеличения скорости этого тела), и поиски места Создателя при «сотворении» Вселенной, и поиски физической формы времени. Не исключено, что такая «всеядность» физиков-теоретиков объясняется тем, что столетие тому назад физика и философия чуть ли не окончательно разошлись.

Сегодня физики позволяют себе снисходительно и даже с известной долей сочувствия похлопывать философов по плечу: «…расчеты и математический аппарат науки Х1Х и ХХ вв. стали слишком сложны для философов и вообще для всех, кроме специалистов. Философы настолько заузили круг своих запросов, что самый известный философ нашего века Виттгенштейн по этому поводу сказал: «Единственное, что еще остается философии, – это анализ языка»» (С.Хокинг). Это высказывание, похоже, следует понимать так, что познание природы стало узкой специализацией и исключительной прерогативой физиков-теоретиков.

 
Однако следовало бы давно уже разобраться в том, насколько Природа сложна сама по себе, а насколько физики-теоретики усложнили процесс понимания ее законов не только для так называемых «неспециалистов», но и для самих себя.

Лет 40-45 тому назад очень интересный математик и философ Куликов Николай Константинович разработал, как он ее назвал, функцию с гибкой структурой. Эта функция позволяла представить в виде формулы и графически любой естественный процесс, если в распоряжении аналитика имелось достаточное число данных параметров этого процесса. Метод Куликова позволял формулу и график процесса улучшать неограниченно по мере накопления данных, естественно, все более и более усложняя и формулу, и график за счет появления все новых и новых членов в формуле и коэффициентов при неизвестных. Причем процесс можно было начинать с самой примитивной формулы.


Похожую картину мы наблюдаем уже более ста лет, и все еще можем наблюдать в современной теоретической физике. Действительно, она математизирована до немыслимых пределов. Но это произошло не потому, что Природа насколько изощрена настолько же и злонамеренна. Просто физики-теоретики позволили себе более ста лет тому назад принять противоестественное решение. Все, что происходило и происходит после того – прямое следствие этого решения. Немыслимо сложный математический аппарат современной физики – не что иное, как математические ухищрения, компенсирующие недостатки физических моделей естественных процессов. Это рукотворные дебри. То, что предлагается физиками-теоретиками не моделирует естественные процессы, а является представлениями теоретиков об этих процессах. Сложнейший математический аппарат призван сводить к нулю расхождения между процессами и теоретическими представлениями о них. Время остановиться – уже и математика подчас бессильна.


Вот почему задача современной философии – вернуться к «зависшим» вопросам Природы, оставив на какое-то время вопросы языкознания филологам. Нельзя оставлять беспризорную физику в положении барона Мюнхгаузена, вытаскивающего себя за косичку из болота. При этом следует особо указать на специфическую трудность, с которой столкнется философия в попытке помочь теоретической физике – организационную проблематичность такой помощи.


Уж сколько раз после прочтения очередной критической статьи по поводу теории относительности Эйнштейна казалось: «Вот это шар летит в ряды официоза от физики, настоящее ядро! Да от такого удара все бастионы ее теоретических построений должны разлететься, как кегли!». Проходит время, и… ничего не меняется. Все дело в том, что бастионов нет.

Есть киселеобразная масса, составленная из бесконечно повторяющихся клонов основоположников – столпов теоретической физики, равных этим столпам по масштабам и помельче. Клонов плодит вначале система образования, потом система оплаты труда в зависимости от степеней и званий, далее система подготовки и пополнения рядов остепененных специалистов. Все они – системы и их порождения – стоят перед нами монолитной стеной, тесно сомкнув ряды и связав себя друг с другом толстым канатом корпоративной круговой поруки. Но, как у Райкина, спроси их: «Кто сшил костюм?!», и они начнут кивать друг на друга: «Я пришивал пуговицы», «А я вшивал гульфик» и т. д., а за состояние современной физической науки никто ответственности не несет.

Поволновались остепененные ряды после очередного ядра, пронизавшего этот кисель, и все пошло дальше по той же колее, прорезанной за столетие или даже больше. И никаких перемен: на сегодня что ни физик-теоретик, то либо уже «состоявшийся гений», либо претендент на это звание. Философская общественность уже давно осторожно обходит физику стороной, молчаливо соглашаясь и с Витгенштейном, и с Хокингом. Со сплоченными рядами жрецов официальной теоретической физики и их нередко завиральными идеями довольно длительное время борются лишь одиночные приверженцы любомудрия. Вместе с тем, после снижения пресса научной цензуры критические статьи в адрес эйнштейновой теории относительности составили уже тома. И что же? А ничего…


Однако анализ критики и даже доказательства математической несостоятельности теории относительности Эйнштейна (!) несколько выходят за рамки нашей темы.
Наши же выводы по поводу понимания времени и пространства сводятся к следующему: «Время – элемент объективной реальности, но это лишь качественная характеристика, вычисляемый параметр всякого движения в Мироздании. Оно не может быть названо ни основной формой бытия, ни коренным условием бытия.


Пространство нашей Вселенной – не пустой объем, вмещающий все ее материальное сущее, а вселенская материальная среда – эфир. Эфир заполняет нашу Вселенную и ее объекты без малейших пустот и промежутков, в ней нет ни малейшего безэфирного пустого пузырька».


Можно ли назвать приведенные утверждения достижениями развития понимания времени и пространства на современном этапе – сказать трудно. Но они вполне могут претендовать на признание в качестве гипотез, заслуживающих, по меньшей мере, обсуждения. Однако и философскому сообществу пора перестать игнорировать усилия одиночек и проанализировать содержательную часть их критики современных физических теорий. Возможно, эти критики в чем-то правы. И уж во всяком случае, философам давно пора разобраться с теориями братьев их младших – физиков, и в первую очередь – с философской составляющей этих теорий. Там в этом смысле уже нагромоздилось столько, что не обязательно быть Гегелем для того, чтобы помогать физикам-теоретикам исправлять несуразности. Стоит к этому приступить и станет ясно, что теоретическая физика в понимании времени заблудилась довольно основательно, что она уже столетие задолжала эфиру как объекту исследований, и что в этих вопросах ей предстоит продираться не только через дебри незнания, но и через уже устоявшуюся привычку к нему.



Литература.


1. Аксенов Г.П. «Живое вещество: между вечностью и временем» «ЖЗЛ», т.15, «Молодая гвардия», М. 1988
2. Вернадский В.И. «Размышления натуралиста» кн. 1 «Пространство и время в неживой и живой природе» «Наука», М. 1975
3. Вернадский В.И. «Биосфера» «Мысль», М.1976
4. Коваленко Е.Ф. «Релятивистский коэффициент – физический Сусанин?» SciTecLibrary.ru, 2007
5. Коваленко Е.Ф. «О зависших вопросах Природы» SciTecLibrary.ru, 2008
6. Куликов Н.К. «Инженерный метод решения линейных дифференциальных уравнений» «Высшая школа», М. 1964
7. Куликов Н.К. «Обобщенная формула для представления функций», М.1970
8. Ленин В.И. «Материализм и эмпириокритицизм»
9. Фейнман Р., Лейтон Р., Сэндс М. «Фейнмановские лекции по физике» т.т. 1-й и 2-й, «Мир», М.1965
10.Фок В.А. «Теория Эйнштейна и физическая относительность»  «Знание», М.1967
11. Хокинг С. «Краткая история времени от большого взрыва до черных дыр» с послесловием Я.А. Смородинского, 1989
 

Дата публикации: 12 ноября 2008
Источник: SciTecLibrary.ru

Вы можете оставить свой комментарий по этой статье или прочитать мнения других в следующих разделах ФОРУМА:
Свернуть Защита интеллектуальной собственности и авторских прав
Диспуты по темам изобретательства. Вопросы по изобретениям, проблемы на пути изобретателей и методы их решения.
Патентование. Все о патентовании изобретений, полезных моделей, промышленных образцов и товарных знаков.
Нерешенные задачи. Здесь идет обсуждение нерешенных задач: безопорный двигатель, вечный двигатель, преодоление гравитации и пр.
Свернуть Точные науки и дисциплины
Дебаты по Теории Относительности Эйнштейна. Все кому не лень хотят опровергнуть Теорию Относительности Эйнштейна. Вам предоставляется слово для аргументации.
Физика, астрономия, математические решения. Физико-математические вопросы, наблюдения, исследования, теории и их решение.
Физика альтернативная. Новые взгляды на физические законы, теории, эксперименты, не вписывающиеся в общепринятые законы физики.
Teхника, узлы, механизмы, электроника и аппаратура. Все про технику, приборы, детали, узлы и механизмы. Электроника, компьютеры, программное обеспечение. Новые технические решения в самых разных областях.
Биология, Генетика, Все о жизни. Генетика и другие вопросы биологии. Их развитие. Медицина. Биотехнологии, агротехника и сельское хозяйство. Эволюционные теории и альтернативные им.
Химия. Вопросы по химическим технологиям, разработкам и применению химических материалов. Химические элементы и их свойства.
Геология, все о Земле и ее обитателях. Геология, метеорология, антропология, сейсмология, атмосферные явления и непознанные эффекты природы.
Свернуть Мозговой штурм
Генератор решений. Здесь Вы можете заработать реальные деньги, помогая решать фирмам, предприятиям и частным лицам те или иные технические задачи, которые перед ними стоят. Те, кто ставят задачи перед участниками должны обозначить гонорар за ее решение и перевести указанную сумму на общий счет генератора.
Головоломки. Если у Вас есть желание поломать голову над интересными логическими задачами - Вам сюда.
Гипотезы. В этой теме идет обсуждение гипотез и предположений, основанных чисто на теории и логике.
Найди ляп! Этот раздел для тех, кто хочет мысленно расслабиться. Он посвящен задачам по поискам ляпов, которые встречаются в литературе, интернете, кино и на телевидении.
Свернуть Взгляд в будущее и настоящее
Глобальные темы. Вопросы касающиеся всех. Глобальные угрозы и злободневные темы современности.
Наука и ее развитие. Все о развитии науки, направлениях и перспективах движения научной мысли и знаний.
Новая Цивилизация. Принципы социального устройства новой цивилизации. Увеличение роли созидательного интеллекта... Отдалённые перспективы развития человечества...
Вопросы без ответов. Этот раздел посвящен вопросам и проблемам, которые до сих пор не решены. Предлагайте свои решения.
Военная стратегия и тактика современных боевых действий. Об особенностях современного военного искусства. Проблемные вопросы теории и практики подготовки вооруженных сил к войне, её планирование и ведение в различных конфликтах на планете.
Свернуть Гуманитарные науки и дисциплины
Философские дискуссии. Диспуты по вопросам жизни, сознания, бытия и иных философских понятий.
Экономика. Вопросы по экономике и о путях развития России и других стран.
Социология, Политология, Психология. В этом разделе обсуждаются вопросы, как отдельных частных исследований данных наук, так и проблема соотношения этих наук с остальными.
Образование. Все об образовании: как учить, кому учить, чему учить и кого учить.
Религия и атеизм. Вопросы религий и атеистические взгляды, религиозные споры.

Хотите разместить свою статью или публикацию, чтобы ее читали все?
Как это сделать - узнайте здесь.

Назад

 
О проекте Контакты Архив старого сайта

Copyright © SciTecLibrary © 2000-2017

Агентство научно-технической информации Научно-техническая библиотека SciTecLibrary. Свид. ФС77-20137 от 23.11.2004.