СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

Вход или Регистрация

ПОМОЩЬ В ПАТЕНТОВАНИИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФОРУМ Научно-техническая библиотекаНаучно-техническая библиотека SciTecLibrary
 
Cтатьи и Публикации    Теоретическая физика ИСТОКИ

ИСТОКИ

(отрывок из первой главы “Диалектики истого”)

Что скрыто в глубине твоей?

Единое начало.

(Из диалога соавторов)

© В. Росса

Контакт с автором: estolog@narod.ru


Аннотация 

В. Росса (Водолей Росса) – весьма “амбициозный” псевдоним соавторства человека с собственным подсознанием. Возвышение подсознания в ранг “Соавтора” позволяет реальному человеку, во-первых, свалить все грехи на эту “сущность”, а во-вторых, - иметь собственную критическую точку зрения по отношению к трудам соавторства, иронизируя, в частности, и над его амбициозностью. Тем не менее, мы вынуждены признать, что сознание реального человека на склоне лет оказалось не в силах сдержать подсознательный бунт против уготованной, казалось бы, судьбою роли добровольного отшельника (отошедшего от поиска научной карьеры), т.е. оказалось переполненным не только потребностью общения с публикой, но и вполне очевидным домогательством быть причисленным к научной среде. Эта потребность и домогательство подсознания, несмотря на всю самоиронию реального человека, преодолела в нем естественное стремление скромного обывателя не выпячивать собственное мнение по тем или иным вопросам. Иначе говоря, так (В. Росса) обозначено вымученное соавторство человека с его подсознанием, из недр которого долгие годы выдавливались ответы на те вопросы, которые составляли круг нашего интимного собеседования.

Вначале этот круг был ограничен проблемами теоретической физики, потом все большее место в беседах соавторов стали занимать вопросы математики, философии, обществоведения, что вылилось в итоге формированием особого мировоззрения, основанного на уникальной философской системе, аналога которой нет. Поэтому и мировоззрение склонного к солидарности человека вызвало в нем ощущение дисгармонии с обществом, а как следствие, - и подсознательный бунт, который и заставил философствующего втуне отшельника взять в руки перо.

Краткое обоснование необходимости существования философской системы, названной диалектической истологией (в дальнейшем сокращенно – ДИ), и составляет канву данной работы. Она предназначена для широкого круга читателей, интересующихся проблемами философии, математики, физики. Мы, по возможности, стремились избегать мудреного спора, не ставя перед собою задачу кому-либо что-нибудь доказать. Мы стремились выявить и сформулировать итоги нашего многолетнего труда, высветить новые идеи, исчерпывающая аргументация истинности которых появится по мере необходимости в ней для широкой публики. Таким образом, вряд ли данную работу можно назвать научной в строгом смысле этого слова. Она, пожалуй, ближе к некоему Откровению, так как написана свободным потоком, восходящим из глубин подсознания, которому нет дела до наших ироничных сомнений, до нашего уровня развития, до наших способностей взвешивать “За” и “Против”. Оно проявляет себя неожиданно и мощно и заставляет нас вдумываться в него, в Прозрение, самим фактом его феноменизации, делая нас сопричастными изумительному процессу осуществления всеобщей связи и взаимной обусловленности явлений.

В заключение поясним структуру нашего изложения. Она состоит из трех стилистически разных частей, размазанных прихотью основного автора (которая не всегда, кстати, понятна реальному человеку) в общий поток. Подразделение на разные стилистические фрагменты несет в себе особую смысловую нагрузку, поэтому оно требует особого пояснения. Отметим, что части не являются внутренними разделами первой главы, они вполне самостоятельны, т.е. могли бы, вообще говоря, читаться изолированно.

Часть первая, представляя собою (по форме) прямой диалог соавторов, является, вероятно, самым туманным разделом. Это некие интимно-банальные примеры тех вопросов, которые реальный человек сызмальства привык задавать своему подсознанию, и на которые подсознание вынуждено было более или менее внятно отвечать. Подобными вопросами реальный человек в итоге и разогнал свое подсознание так, что оно продолжало работу и вопреки его воле, в автоматическом, беспилотном режиме. Оно отвечало не только на конкретные вопросы конкретного человека, а на некое им самим (подсознанием) сконструированное вопрошание, выдавая “на-гора” ответы, у которых, казалось бы, не было и причины явиться. Но они появились и существуют в реальном авторе как некое Прозрение, как Откровение, которому надо было найти разумное объяснение.

Вторая часть, представляя собою (по форме) несущую конструкцию, во-первых, синтезирует эту роль с систематизацией бог весть как и откуда появившегося перечня Откровений-Прозрений, которые таким образом выстраиваются в определенный ряд; а во-вторых, - синтезирует этот ряд с хронологией трансформации нашего интереса в разные отрасли научного творчества. Начинаясь в физике и математике, он перерастал постепенно от бессистемного, сугубо дилетантского осмысления бытия к философствованию в рамках определенной системы мышления, завершаясь возвращением к своим же истокам, затрагивая не только интимно- банальный круг вопросов по-детски наивного вопрошания, но и сакральную тему всего человечества, т.е. религиозную сферу его жизни. Эта часть нашего труда, являясь в формальном отношении перечнем готовых ответов, представляет собою в совокупности и некий вопрос, который задает уже подсознание реальному человеку, провоцируя, заставляя его понять: как все же произошло прозрение, истинное ли это прозрение?

Третья часть труда (здесь в значительной степени сокращенная), представлена в полном оригинале “Аналитическим вступлением” и “Аналитическим отступлением”, (которое ввиду его чрезвычайной трудности для понимания сокращено полностью). Таким образом, в данном варианте основной упор сделан на ряд “Автобиограмм”, в которых, собственно, и пытается автор объяснить читателю автобиографические истоки появления тех или иных тезисов второй части. В автобиограммах автор стремился создать у читателя впечатление не случайности своего появления на научной арене деятельности. В аналитических разделах предпринята попытка объяснить читателю обоснование тех или иных тезисов всей работы в целом. Строя эту часть труда аналитическими и синтетическими суждениями, используя здесь строгую логику и т.п. научные методы, мы все же не ставим перед собою задачу исчерпывающего доказательства того или иного тезиса. Скорее, мы лишь намечаем путь, по которому дальнейшая работа в условиях коллективного сотворчества может выявить, истинную цену нашего труда, наших усилий, направленных на поиск новой системы мышления, в центр которого мы выдвигаем необходимость мыслить в соответствии с диалектикой истого, т.е. диалектикой бытия, понимаемого не только (да и не столько), как некое отождествление бытия с философской рефлексией о сущем, но как отождествление представления об истом состоянии сущего (его субстанциональном состоянии) с представлением об абсолютной полноте (лат. Ess- есть, естина, истое), в котором все мыслимые противоположности (духа и материи, реального и идеального и т.п.) сняты вполне конкретным способом. В рамках диалектической истологии указанное снятие происходит в сосуществовании противоположностей в единстве их и борьбе и в полном соответствии со всеми другими законами диалектики.


1.1. Завершая учебник “Физика”, Дж. Орир в контексте формулирования проблем будущего развития теоретической физики пишет: “…Способность элементарных частиц к взаимным превращениям (совместимым с законом сохранения) вселяет надежду на существование единого общего поля, различными квантовыми состояниями которого и являются эти частицы. Теория единого поля могла бы предсказать значения масс существующих элементарных частиц. Кроме того, такая теория позволила бы вычислить заряд электрона и многие другие константы…”

АНАЛИТИЧЕСКОЕ ВСТУПЛЕНИЕ

Перечитывая указанный выше учебник, мы долгое время не переставали удивляться одному факту: разъясняя суть той или иной проблемы, Дж. Орир практически нигде не ссылается на достижения философов и философии. Во всем учебнике есть, кажется, лишь одно упоминание имени философа (Уильяма Оккама), философское достижение которого (известное под названием “Бритва Оккама”) Дж. Орир счел достойным внимания студентов и школяров. Слов нет, “Бритва Оккама” - изящная мысль средневекового схоласта, подметившего на заре пробуждения науки, что в процессе поступательного развития наших представлений о мироздании, человечество добивается все более и более простых формулировок неких основополагающих принципов. Ничуть не сомневаясь в том, что Дж. Орир мог бы (при желании) рассказать подрастающим поколениям много интересного о роли философии в теоретической физике, мы удивлялись – почему он этого не делает? Вопрос можно сформулировать и поострее: считал ли сам Дж. Орир (а вместе с ним и все его поколение выдающихся теоретиков физики) философскую науку существенным подспорьем в процедуре развития теоретической физики? Умело ли, наконец, его поколение использовать с толком философские законы?

Поскольку сам Дж. Орир в своем учебнике не дает ответа на поставленные вопросы, мы обратились к творческому наследию самого выдающегося представителя физиков ХХ столетия – А. Эйнштейна, который, как известно, много размышлял именно над проблемой формулирования основополагающих принципов теоретической физики. Философское же кредо А. Эйнштейна выявляется следующим образом.

В расцвете сил, будучи избранным в ряды академиков, на торжественной церемонии, посвященной этому событию, он говорит: “…Для применения своего метода теоретик в качестве фундамента нуждается в некоторых общих предположениях, так называемых принципах, исходя из которых он может вывести следствия.… Здесь не существует метода, который можно было бы выучить и систематически применять для достижения цели. Исследователь должен, скорее, выведать у природы четко формулируемые общие принципы…”

Иными словами, напрасен тысячелетиями длящийся труд философов, никакого пригодного для систематического употребления метода они (по мнению Эйнштейна) не изобрели, поэтому теоретик физики оказывается неким самостийным выведывателем тайн природы. Таким выведывателем считает и себя А. Эйнштейн, он полон веры в собственные силы! И через двадцать лет в статье “Физика и реальность” он повторит: “… Не существует никакого индуктивного метода, который мог бы вести к фундаментальным понятиям физики. Не зная этого обстоятельства, многие исследователи Х1Х в. стали жертвами серьезной философской ошибки…”

Увы, но, будучи и знатоком серьезных философских ошибок исследователей Х1Х в., Эйнштейн здесь и сам допускает не менее серьезную ошибку. Хотя и выглядит правдоподобным, что не существует никакого индуктивного метода и т.д., но мы бы уточнили – кроме индукции, ибо, если и существует хоть какая то возможность выведать тайны природы в процедуре мышления, она, несомненно, все-таки окажется связанной с индуктивным методом. Таким образом, и двадцать лет спустя, Эйнштейн, по-прежнему, не только не доверяет философским методам, но и не слишком ясно себе представляет их сущность. Надо ли теперь удивляться его резюме: “…Физика представляет собой развивающуюся логическую систему мышления, основы которой можно получить не выделением их каким-либо индуктивным методом из пережитых опытов, а лишь свободным мышлением…”

Это слова не философа, а человека, утомленного бесплодными попытками создать единую теорию поля, уже не верящего, что природа как-то сама выведает ему свои тайны, поэтому готового уже и подменить объективную реальность собственным вымыслом. Это слова человека, готового порвать и с материализмом, и с идеализмом, стоящего на пороге диалектической истологии, но так и не переступившего этот порог. По большому счету, он никогда и не верил в необходимость для теоретика физики быть философом. Он был только физиком, гениальным физиком, титаном, но, как и Антей, уверенно себя он чувствовал только на почве, на почве манипулирования представлениями теоретической физики, манипулировать философскими категориями он не хотел. Поэтому, кстати, не верил он в индуктивные методы, оставляя в удел теоретикам физики лишь дедукцию. Индукцию он обрывал там, где возникала необходимость перейти от категорий теоретической физики к философским категориям, - вот та черта, переступить за которую Эйнштейн не хотел или не мог, поэтому и не смог он решить главную проблему всей своей жизни – создать единую теорию поля.

Разумеется, индуктивные методы мышления, усеченного порогом представлений теоретической физики, никогда не приведут теоретика к неким основам, к принципам теоретической физики. В этом смысле мы полностью солидарны с Эйнштейном, но дальше наши пути расходятся. Эйнштейн, как и все его поколение титанов, предлагает нам искать эти принципы в процедуре свободного мышления. “Свободного от чего?” – спросим мы у этого поколения, получая в ответ знаменитый тезис Н. Бора, призывавшего физиков к “безумству”. В итоге получается парадокс: свободное мышление – мышление свободное от ума, “безумное” мышление – вот философское кредо этих титанов, замаскировавших закавыченным безумством свою свободу от имевшихся в их распоряжении философских систем мышления.

Не было в их распоряжении подходящих философских систем, подходящих именно для завершения единой теории поля, сами же они философских систем не измышляли, полагая (не без оснований), что этим должны заниматься профессионалы. Это поколение хорошо усвоило урок, преподанный профессиональным философом (Ульяновым) профессиональному физику (Маху), осмелившемуся изобретать новые философские системы. Удар был нанесен с вселенским замахом, вся вселенная содрогнулась от площадной брани, которой подвергся вполне уважаемый физик. Слишком серьезное это дело – манипулировать философскими категориями, ибо вслед за этими манипуляциями последовать должны манипуляции с войсками. Слишком большие политические интересы покоятся на платформе той или иной системы мышления

Мог ли Эйнштейн предоставить хотя бы малейший предлог какому-нибудь очередному Ульянову смешать себя с грязью? Нет, поэтому лучше и не пытаться манипулировать философскими категориями, лучше солидаризироваться с Н. Бором, лучше остаться “безумным” гением, чем развенчанным философом.

Впрочем, мы ничуть не сомневаемся в том, что если б Эйнштейн видел такую философскую систему мышления, которая помогла бы ему завершить свой титанический труд, он встал бы на защиту этой системы мышления, и никакие Ульяновы, и никакие призраки этих Ульяновых не смутили б его. Но беда была в том, что ни Эйнштейн, ни все его поколение титанов не видели такой философской системы, ради которой стоило рисковать своей репутацией мыслителя. Беда была в том, что уровень развития теоретической физики в ХХ столетии намного опередил уровень развития философии, поэтому нормальное философствование в теоретической физике оказывалось бесплодным, плодовитым же оказалось “безумное” размышление. Но всему есть и свой предел. Проблема завершения единой теории поля оказалась не по зубам и “безумным” гениям, поэтому, мы полагаем, дальнейшее развитие теоретической физики возможно только в условиях нормального философствования (т.е. по определенной системе мышления).

Ты - сила, ты - тот свет, что греет и во тьме?

И свет, и тьму проявит та же сила.

1.2. Первоначально, когда автор только начинал работу над теорией единого поля (в дальнейшем сокращенно – ТЕП), собираясь опубликовать ее под собственным именем, цитата, приведенная в тезисе 1.1., уверенно занимала почетное место в эпиграфе. Замечательное мастерство Дж. Орира формулировать проблемы на фоне блестящего изложения современного ему состояния теоретической физики остается и теперь для нас существенным подспорьем. Но все-таки, со временем, основным источником “Света” для реального соавтора стали беседы с божественно разумным существом, таящимся в недрах подсознания каждого из нас, которое мы признаем как Гения всех времен и всех эпох развития цивилизации, называя его Евгением КИМБом – по первым буквам четырех знаменитейших учителей человечества в стародавние времена: Конфуция, Иисуса, Мохаммеда и Будды. Эти люди умели извлекать из своего подсознания нужные мысли.

АВТОБИОГРАММА

Калитку малыш знал до дыр. Четырехугольная стянутая по диагоналям крест-накрест рама, обшитая с улицы узкой доской, была карапузу досадной преградой. В просветах калитки проглядывал чудный мир, но мальчуган уже испытал прочность рамы и знал: не пустит она его со двора.

В тот день калитка открывалась чаще обычного, и каждый раз малыш успевал разглядеть улицу. Извилистый ряд домов тянулся куда-то в даль, но как ни старался малыш высмотреть всю эту даль до самого до ее горизонта, калитку обычно всегда успевали захлопнуть. В тот день захлопнуть ее не успели.

Странные люди входили во двор и выходили потом со двора, не обращая на карапуза внимания. Мальчуган уже знал: люди бывают и строгими, и сердитыми, и добрыми, и приветливыми. В тот день они были странными. Они молча сновали мимо него, сея тревогу всем своим видом. Они его не замечали?! Даже сосулька в руке малыша не вызвала их обычной реакции. Малыш знал: нельзя брать сосульку, ее всегда у него отнимали; но в тот день как будто бы все стало можно: никто не отнял у него жгучую твердую воду, никто не остановил малыша, когда тот ушел со двора и побрел заворожено вдоль по улице, за околицу, за горизонт.

За горизонт малыша не пустила река. Карапуз без конца спотыкался, падал и поднимался, пока его не покинули силы; но и не в силах подняться вновь, он продолжал ползти по скользкой прозрачной поверхности Иртыша. Его внимание теперь было сосредоточено не на горизонт, оно уходило вглубь, под ледяную прозрачность реки. Окончательно преградила путь ему прорубь. Малыш застыл на границе льда и воды. Вода обожгла ему пальчик, но он продолжал разгребать бездну проруби ото льда, орудуя теперь своею сосулькой. Его манила раскрытая бездна и заманила бы – заморозила наверняка.

Баба Нюра жила на отшибе, у самой реки; жила без радио, без газет, узнавая последней все новости дня, когда она выходила в деревню. Зимой не ходила она далеко. На прорубь да в магазин, в магазин да на прорубь – вот и весь ее повседневный маршрут. В магазин – за хлебом, за сахаром, за консервой, на прорубь ходила она за водой для бани и стирки. В колодце-то вода же-есткая соль, на реке – мя-агонькая щелочь!

-Ба-атюшки-свет! - Заголосила баба Нюра, оттаскивая карапуза от проруби.- Чей же ты будешь, сынок? – Пытала она мальчугана, подслеповато разглядывая его пристальным взором. – Навроде бы Калистратовны сын – агрономшы... – Наконец догадалась она, успев уже подхватить его за руку и силком уволакивая от реки. – Эвон, куды-как забрался?! – Сердито ворчала баба Нюра, пытаясь отнять у малого сосульку. Но сосульку малыш не отдал. – Что ты с ней хошь делать? Лизнуть хошь да горло сгубить? Брось, тебе говорю, гадость эта сосулька, понял ты али нет? - Не-е, бабуля, не-е, - заговорил вдруг малыш, - я не лижу сосульку, я воду лью с нее на ладошку, потом…а потом… и потом – не лижу.

-Откуда-какой Водолей объявился, наут-поди, тебя мать потеряла, вот ужо зада-аст она тебе трепку. - Долго еще причитала старушка, заводя карапуза в дом, усаживая на лавку в горнице и отпаивая его горячим молоком. Мальчуган пил, и сознание крепло в нем с каждым глотком. Допивал молоко не малыш и не карапуз, это я его допивал, зачарованно глядя на бабу Нюру, невесть как вдруг ставшею мне родною бабулей, с легких уст которой запало в мою душу это странное прозвище мне – Водолей. Баба Нюра сидела под образами и шептала молитву.

Потом мы собрались, и баба Нюра повела меня к матери и отцу, продолжая и по дороге пришептывать и причитать. “ Баба Нюра, - не выдержал я, - с кем же ты разговариваешь?” - “Энто, сынок я молюсь за тебя, чтобы лихо тебя миновало, да чтобы мать бы твоя не заволновалась бы до смерти”. Жаль, до смерти жаль: не замолила меня от греха баба Нюра. Лиха испил я до дна, сам же молиться я не умел. Родители у меня были партийные люди, в бога они не верили. Верили они Сталину.

Когда баба Нюра привела меня в дом, там было нечто вроде партийной сходки. Там было много взволнованных до смерти, но не мое появление-исчезновение волновало их всех. Никто и не знал о моих приключениях, все про меня забыли в тот день. Такой уж был этот день, Новостью Дня была смерть Сталина. Узнав Новость, едва захлопнув за мною калитку, забыла про меня и баба Нюра. “ Горе-то како-о, Калистра-атовна-а…” - причитала она вместе со всеми. А мое забытое всеми существо делало гигантский скачок через пропасть собственного “эго”. Вслед за всеми, я и сам вдруг забыл про себя, впервые осознав себя только частью массы людей, связанных друг с другом кровным родством.

Спустя много лет, перед смертью своей, рассказала баба Нюра маме про мое приключение. Маму и спустя много лет бил озноб, она виновато оправдывалась: “Забыла я тогда про него, баба Нюра, горе то какое было у всех, прости ты меня, баба Нюра…” - “Бог тебя простит, милая”, - отвечала бабуля.

Вряд ли баба Нюра помнила, как она меня назвала Водолеем в тот день. Мне этого не забыть никогда, как не забыть мне и ту калитку. Эта особенность моей памяти долгое время казалась мне странной, но наступил день, и я осознал: на перекрестках человеческих судеб память хранит только самое важное. Спустя много лет, трансформации моего самосознания в тот день вылились в странный, вероятно, для кого-то псевдоним – Водолей Росса.

Проявит кто, быть может, КИМБа Ев?

Проявит дух святой.

1.3. Таким образом, педагогическое мастерство Дж. Орира и многих иных замечательных учителей по мере усвоения преподанного отходило на второй план по той простой причине, что существуют вопросы, на которые нет ответа ни у Дж. Орира, ни у любого иного педагога, поэтому первостепенное значение приобретает поиск ответов в недрах собственного подсознания. Подобная метаморфоза рано или поздно происходит с любой творческой личностью. В данной работе, учитывая ее специфику, мы редко указываем на реальные первоисточники наших знаний. Кто заложил в наше подсознание ту или иную мысль, которая вдруг выплывает из глубины? Имеем ли мы право приписывать их себе? Думается, нет у нас такого права, поэтому (и поэтому) реальный автор пишет под псевдонимом, оказывая почтение заслугам всего человечества.

АВТОБИОГРАММА

На перекрестках улиц больших городов в свете дня всегда многолюдно, на перекрестках человеческих судеб в свете истого много разгадок странного. Много странностей и в моей биографии. Не странно ли: не будучи ни профессиональным физиком, ни дипломированным философом, Водолей однажды всерьез приступил к работе над созданием ТЕП и новой философской системы?

В детстве я не увлекался ни физикой, ни - тем более - философией. Физикой увлекалась сестра. Эля была старше меня на три года. Славный продукт своего времени, Элеонора мечтала стать астрофизиком. В стране в те - 60 годы - бурлила дискуссия между физиками и лириками. Эля собрала множество книг, отец ей всегда выписывал научно-популярные журналы. Водолей их тоже любил перелистывать, но Элеонора три года подряд пыталась поступить в престижнейшие ВУЗы страны: МГУ, МФТИ, МИФИ, ЛГУ. С третьего захода она поступила в ЛГУ. Через год, отдыхая на Рижском взморье, она утонула, оставляя в наследство мне разом постаревших родителей, свои книги, память о себе и о наших с ней спорах-разговорах.

Когда отец спрашивал меня, что из газет или журналов мне выписать, я отвечал коротко: “Советский спорт!” До сего дня я регулярно читаю только спортивные газеты, с удовольствием смотрю только спортивные программы ТВ, хотя особых талантов на спортивном поприще не проявлял. Особый талант у меня, говорят, был один - мой голос. Много тому свидетелей: я любил петь и в школьном хоре, и соло. Соловьем заливался, бывало, возвращаясь домой со свиданий.

Динь-ди-динь, динь-ди-динь…

Колокольчик звенит…

Этот звон, этот звук

Много мне говорит…

Соловей захлебывался, как только я закрывал калитку во двор. Четырехугольная, стянутая по диагоналям крест- накрест рама мигом сбивала во мне лирический настрой, ставя Водолея лицом к лицу с бездной. С какой бездной? Этого я понять не мог, я ее только чувствовал.

Перечеркнутый по диагоналям квадрат стал для Водолея постепенно символом всего таинственного, достойного размышлений. В школьные годы он помечал этим рисунком на полях книг сестры те мысли, которые были для меня не вполне ясными. В студенческие годы, помню, профессор привычно разъяснял будущим геологам суть закона единства и борьбы противоположностей. Профессор знал, что нам его философия – только обуза, но он был Педагогом. В его интонациях Водолей явно слышал звук того колокольчика. Водолей записал лекцию просто: закон единства и борьбы – перечеркнутый по диагоналям квадрат. На следующий день я забыл и про квадрат, и про закон. Жизнь бурлила во мне иногда молодеческим, иногда страшным задором.

Самое во мне страшное – тяга к спиртному. Это бывает сильнее меня, это, увы, генетическое. Отец страдал тем же недугом. Он вырос в детдоме, ибо мой дед, увы, спился в революционные годы. Прадед, говорили, тоже был знатным гулякой, на жизнь он зарабатывал, кочуя с одного праздника на другой в качестве то ли музыканта, то ли скомороха. Гармонь не сходила с его рук.

Отец, кстати, хорошо пел, завораживая застолье и без гармони. После очередной рюмки, размявшись в общем хоре, он лукаво щурился, поднимал руку и вдруг каким-то фальшивым тенорком, явно пародируя кого-то, запевал: “Однозвучно звенит колокольчик…” В конце этой фразы его запев обрывался, а рука тянулась к рюмке. Пропустив чарку, выражение его лица преображалось, напоминая теперь лик святого угодника Николая, под образом которого баба Нюра когда-то замаливала меня от беды. Самобытный баритон со множеством модуляций тембра разом заставлял утихнуть застолье, а мне было достаточно выслушать и запев, чтобы я стал бы не я, а был во вселенной один тот ямщик, чья песнь покрывала грустью и радостью все просторы. Как я любил отца, когда он пел!

Мать ненавидела его, когда он возвращался домой хмурым и подвыпившим. Знала: добром дело не кончится. Мы прятались по углам. Отец много работал, пил редко, но успевал накуролесить так, что в голове не укладывалось. “Ма-амочка,- оправдывался отец утром,- убей бог – не помню…” Мы не верили в его беспамятство, как не поверил суд и мне, когда я предстал перед ним за свои преступления, рассказывать о которых нет у меня ни сил, ни желания.

Наверное, если копнуть родословную до былинных времен, там бы наверняка нашелся какой-нибудь гусляр-баян – мой пращур, который с удовольствием потягивал медок на княжеском подворье. По себе чувствую: доведись мне в расцвете сил оказаться на том дворе, не вдарил бы в грязь лицом, заворожил бы хоть князя, а хоть и царя-батюшку. Впрочем, при царях вольным баянам воли уже не было, не потому ли часть из них деградировали в скоморохи, другие же и вовсе - в бродяг-разбойников. Сколько их, моих предков, прошло по этапам в Сибирь – бог весть! Не мне их судить.

Теперь я верю отцу, я на собственной шкуре познал, какой страшный зверь таится во мне. Я с ним борюсь, я могу не пить месяцами, годами, но: “Господи,- говорю я себе, поднимая в очередной раз очередную рюмку,- только не лишай меня памяти, не буди во мне страшного зверя”. Мне теперь удается остановиться вовремя, в молодости иногда не удавалось, тогда и случилась беда. Но не зря говорят: “Нет худа без добра ”.

Но как?

Потоком явлений.

1.4. Колоссальные усилия демиургов теоретической физики направлены, безусловно, и на попытку создать ТЕП. Проблема оказалась сложной, столь сложной, что и по сей день не вполне ясен ее методологический стержень. Радикальное бессилие стандартных методологий теоретической физики преодолевается современностью в поиске новых “безумных” идей. Необходимость “безумства”, провозглашенная Н. Бором в период осмысления Великих Квантовых Парадоксов, в конце XX столетия приобрела, увы, печать стандарта и. стало быть, исчерпала себя в качестве оригинальной концепции. Во всяком случае, она не помогает созданию ТЕП. Более того, по нашему мнению, она уже явно вредит. Многим теоретикам физики давно очевидно, что ТЕП в своей основе настолько сложнее новоявленного и стандартизированного теоретической физикой безумства, что пора бы и вспомнить про тот разум, методологической канвой которого служит все-таки не “безумство”, а философия.

АВТОБИОГРАММА

Именно в тюрьме, расхаживая по диагоналям квадратного карцера (точнее – ШИЗО), изнемогая от философствования над превратностью судьбы, Водолей впервые прозрел: закон единства и борьбы противоположностей свидетельствует о четырехмерности системы связей в процессе осуществления указанного единства и борьбы. К концу моего срока он понял: система связей на самом деле шестимерна, так как если объединить попарно (допустим - овалом, как это может быть сделано каждым из вас) углы перечеркнутого по диагоналям квадрата в две противоположные сущности, то две противоположные стороны квадрата (обведенные овалами) окажутся внутренними характеристиками этих противоположностей (этих овалов), отделяющими в них состояния “единства” от состояний “борьбы”. Оставшиеся четыре связи (изображенные сторонами и диагоналями квадрата будут внешними характеристиками существования двух противоположностей (двух овалов) в единстве их и борьбе.

Удовлетворенный открытием Водолея, я с чистой совестью вышел на свободу. Мерзости тюремного быта ко мне не прилипли. Ничуть! Водолей их стряхнул с меня, как стряхивает бульдозер мусор на свалку.

К тому времени отца уже схоронили. С почетом! Лихая беда его миновала, хотя он, как и я, много раз был на грани, которая отделяет придурь от преступления. Он жил среди мудрых людей. Они его хорошо знали, умея и уважать его, и не дать ему перейти за черту. В Ленинграде, где довелось жить мне со студенческих лет, как и в любом мегаполисе, ответственность человека за свои поступки растет многократно. Город, как гладиатор, беспощадно карает за любой промах. Если же количество промахов оказывается велико, у паренька из глубинки, подобному мне в молодости, появляется чувство обреченности. У меня оно вылилось когда-то в такие строки:

Ни к селу, ни к городу Ваня не прирос.

Сбрил былую бороду, городской оброс.

Стал за ней ухаживать, чаще брить и мыть…

Только все же, Ванечка, по сему не быть.

Ты насыщен воздухом. Нрав твой, как слеза.

Здешние сограждане не поймут тебя.

Не поймут, намаешься, только все за зря.

Посереешь, бороду с горя теребя.

Не спорю, не шедевр (ни поэтический, ни пророческий) я когда-то изрек. Не о пророческом даре он свидетельствует. Скорее – о незрелости того Вани и его дара. Пророческий дар Водолея созрел позже: в доме с той самой калиткой, где его ждала мать и книги сестры, а они были все сплошь про физику, и он их все проглотил разом.

За плечами у Водолея был ВУЗ. Геологам (худо ли бедно) читали и физику, и высшую математику, и философию. Теперь он вновь и вновь перечитывал книги сестры, натыкаясь в них часто на свои детские пометки, улыбаясь наивности того паренька, который когда-то спорил с сестрой: “Эля,- подначивал он, бывало, сестру,- если бы я захотел стать физиком, я бы увлекся не астрофизикой, я пытался бы завершить теорию единого поля”.

-Балбес,- подначивала меня сестренка,- теорию поля не смог завершить и Эйнштейн. - “Значит,- парировал паренек,- он такой же балбес, как и все”. Почему, думал я теперь, тот паренек не захотел тогда всерьез заняться физикой? Удовлетворительного ответа не было, и я ограничился следующим размышлением: птице, прежде чем она всерьез захочет камнем с неба упасть за добычей, нужно и опериться, и обрести крыло, и набрать высоту, и соразмерить свои силы с мощью своей жертвы. Как бы то ни было, но я уже твердо знал, что уверенность того паренька из прошлой жизни зиждилась не на пустом месте. Она каждый день подкреплялась в нем, как теперь подкрепляется и во мне, стоило ему, как и мне, пройти мимо калитки, которая когда-то распахнула Водолею таинство мира, и он понял: все калитки когда-нибудь распахнуться, надо только очень уж захотеть.

Теперь Водолей всерьез и надолго захотел создать ТЕП. В своих представлениях о пространстве и времени он уже обрел и крыло, пришло время задуматься о стратегии набора высоты. Классический путь роста потенциала в ученом муже состоит в изучении трудов предшественников. Слов нет, знания ученому мужу не повредят, но нужно ли, размышлял Водолей, достигать в своих познаниях уровня энциклопедиста? Мало ли среди теоретиков физики энциклопедистов? Много! В современном мире много и академиков, и профессоров, и докторов наук, но единая теория поля не поддается ни одному из них, ни всем им вместе взятым, стало быть, дело не в количестве знания, дело в его качестве. Нужен качественный скачок в самой процедуре мышления, значит нужно искать решение проблемы не на проторенных путях порочного круга, по которому бродит ученый мир. Решение проблемы надо искать в себе, в недрах своего подсознания, вот где скрыт безграничный простор для набора высоты. Определив таким образом свою стратегию, я продолжал заниматься повседневностью, Водолей продолжал набирать высоту.

После похорон матери в бытовом плане встал вопрос: оставаться жить в деревне или вернуться на скользкий путь городской жизни? Санкт- Петербург манил Водолея, как манила и малыша та прорубь, но в отличие от того карапуза, никто не мог преградить теперь Водолею дорогу…

Мегаполис встретил меня, не моргнув глазом. Гладиатор, по-прежнему, был в силе, он готов покарать за любую оплошность. Готов ли я не совершать их – бог весть. Вскоре выяснилось, что готов не вполне. Жизнь потекла своим чередом, с ошибками и наказаниями, но я упорно продолжал эту скользкую жизнь, Водолей продолжал набирать высоту.

Всем?

Кто ищет, где исток.

1.5. Вот, приблизительно, тот поток мысли, который заставил нас углубиться в философию, и результат превзошел ожидания. Мы собирались учиться философии, чтобы использовать полученные знания для работы над ТЕП. В итоге, неожиданно, непостижимым каким-то образом, нам проявились вначале контуры, затем – реальный лик новой модели философствования. Долгие годы мы не придавали самостоятельного значения нашему методу мышления, эксплуатируя его исключительно в русле работы над ТЕП, которая, скажем прямо, заметно продвинулась.

АВТОБИОГРАММА

Пришло время и соразмерить свой потенциал с гигантским размахом поднятой дичи. Чем располагал Водолей на своей высоте? Новым представлением о пространстве и времени, это – во-первых, а во-вторых – новым представлением о субстанции, т.е. о первооснове мира.

Представления о субстанции современных философов так или иначе связаны с представлением о фундаментальности дихотомии мира на материальное и идеальное. Монизм, дуализм и плюрализм лишь по-особому трактуют это, якобы, фундаментальное расчленение бытия. Водолей видел мир вначале через калитку, потом через закон единства и борьбы, а следом и вообще через все законы диалектики, которые он привык считать истыми постулатами мышления.

Фундаментальность расчленения мира давно уже виделась ему не в материальном и идеальном его лике. Прежде всего, мир расчленен на противоположности, которые сосуществуют в единстве и борьбе и в полном соответствии с другими законами диалектики. Это универсальный способ существования, которым только и должна обладать субстанция. Другими способами существования субстанция обладать не обязана, следовательно, не обязана субстанция быть чем-то сугубо материальным или идеальным. Субстанция – это абсолютная полнота, истое состояние бытия, в котором все мыслимые противоположности сосуществуют в единстве и борьбе, следовательно, в единстве и борьбе сосуществуют в субстанции и материальный мир, и его идеальная противоположность.

Универсальной же формой субстанции служит именно 4-х мерная (точнее - 6-и мерная) система связей, отображенная на рис.1. Таким образом, 4-х мерное пространство и время является нам именно в качестве одной из разновидности универсальной формы субстанции, ее физической сутью. Попытки диалектического материализма видеть в пространстве и времени нечто сугубо материальное всегда наталкивались на явное или скрытое сопротивление истинных философов, хотя, следует признать, их сопротивление до сих пор не вполне аргументировано. Конечно, феноменальное явление чего-либо нашему сознанию всегда имеет за собой материальный лик, однако ничто материальное не явится нам иначе, чем в пространстве и времени. Даже и самое явление пространства и времени в некоей его конкретной форме возможно лишь при наличии истого пространства и времени – универсальной формы субстанции, которая не явиться нам никогда во всей своей полноте, которая, тем не менее, существует, как некое единство материального и идеального, феноменального и ноуменального.

Другие сущности (не субстанция) тоже обладают универсальным способом и формой существования, но, кроме того, они обязаны обладать и вторичными признаками. Например, материальное бытие обладает свойством существовать вне нашего сознания, идеальное же бытие существует, напротив, - только в сознании. Субстанция же существует только в единстве и борьбе противоположностей.

Разумеется, представление о противоположностях – абстрактное понятие, за которым может стоять все, что угодно. Велик соблазн поставить за этим понятием нечто материальное или идеальное, но Водолей ни за ними, ни перед ними, ни вне их не видит ничего, а в противоположностях субстанции он видит различные части ее универсальной формы. Об истом (субстанциональном) состоянии сосуществующих друг с другом отдельных частей универсальной формы нельзя заранее сказать каковы они: материальны или идеальны. Это особое состояние сущего, его диалектически понимаемая полнота, которая таит в себе потенциал явиться миру только лишь в конкретном материальном или идеальном облике. Однако само по себе явление материального и идеального бытия есть явление вторичных характеристик сущего.

Кстати, теоретическая физика давно отказалась от представления о необходимости непременного существования кванта в тои или иной точке пространства и времени. Квант существует в пространстве и времени лишь с определенной долей вероятности. Эта, выдающаяся в своем “безумстве” мысль так и не обрела достойного ее философского обобщения. А оно состоит именно в том, что материальное и идеальное бытие, т.е. реальный квант и наше представление об этой реальности существуют в пространстве и времени лишь с определенной долей вероятности - в потенции.

Именно в отсутствии этого обобщения и состоит отсталость современной философии от современной физики, которая загоняет теоретиков физики на порочный круг необходимости “безумства” в теоретической физике, что проявляется в игнорировании физиками методологической функции философии. Отсталость же философии обусловлена всеобщим заблуждением (и теоретиков физики, и философов) в представлениях о пространстве и времени, как о некоей либо сугубо объективной реальности, либо - идеальной сущности.

Водолей уже хорошо понимал, что пространство и время – универсальная форма физической субстанции, которая может в потенции трансформироваться в некую реальность и наше о ней представление. Водолей уже знал, что этой новизны мышления достаточно для атаки на ТЕП. Поймут ли его другие люди – вот вопрос, решение которого на скользких ухабах городской жизни мне не давалось. Водолей уже чувствовал в себе необходимую мощь, но мне требовалось еще и подкрепление этой уверенности со стороны. Где же найти подкрепление, как не у той самой калитки? Когда Водолей понял и это, он нажал на меня, а я нажал на газ.

А если весь поток твой – только мифы,

Что в мифах нам проявится?

Исток.

1.6. Приведем здесь (для полноты картины биографических истоков нашего труда) одну формулу, невесть как вдруг явившуюся нам. С ее помощью можно рассчитать энергию связи электрона в атоме водорода, минуя все известные константы электромагнитных полей, используя лишь константы гравитационного поля. Для физиков-теоретиков, мы полагаем, и без лишних слов ясно, какое значение имеет строгий вывод этой формулы. Другим читателям поясним, что энергия связи электрона в атоме водорода в современной физике рассчитывается через решение дифференциального уравнения Шредингера по формуле:

E = k2 m e4 / 2 ħ2 = 21, 8 ×10-19 Дж. (1);

(E – энергия связи; e – заряд электрона; m – масса электрона; k – Кулоновская постоянная; ħ – постоянная Планка, деленная на два “пи”)

Наше уравнение выглядит так:

E = Z G g / c = 21,8 × 10-19 Дж. (2);

G – гравитационная постоянная; g – ускорение свободного паления на поверхности Земли; с – скорость света; Z – безымянная константа, численно равная (в системе Си) единице.

Формулу (2) Водолей знал уже в ранней молодости, мне она всегда казалась забавным примером совпадения результата вычисления случайно подобранных величин, сгруппированных в одной формуле без какого бы то ни было обоснования, с результатом вычисления энергии связи электрона по одной из самых фундаментальных формул теоретической физики. Формула (2) была получена в результате детской шалости, поэтому и мое отношение к ней всегда было достаточно ироничным, хотя, с другой стороны, меня никогда не покидало ощущение и не случайности этого совпадения.

Конечно, размышлял я уже и в ранней молодости, если идентичность результатов вычислении по формулам 1 и 2 – не простое совпадение, то это означает, что найдена однозначная связь гравитационного и электромагнитного поля – важнейшая ступень на подходе к ТЕП, но как это доказать? В ранней молодости, увы, я не видел истинного пути в жизни, меня увлекла, завлекла и отвлекла романтика геологии – на долгие годы. Но жизнь не обманешь, а от судьбы не уйдешь. Не мытьем так катаньем, но мне пришлось вернуться на тот единственный путь, который и был мне уготован.

Ныне Водолей готов опубликовать свой вывод указанной формулы, однако при подготовке рукописи мы столкнулись с другой проблемой: физическая канва нашей рукописи оказалась перегруженной философскими размышлениями. Подобная структура изложения не вписывается в сложившиеся в теоретической физике каноны, как не вписывается и сам автор в стройные ряды ученых мужей. Современные физики, обремененные идеей “безумства”, относятся к философии весьма скептически, к дилетантам же отношение их выходит за грань скептицизма. Дилетант для ученого мужа – странное существо иного мира, некая мартышка, безнадежно отставшая в своем развитии. С этим ничего не поделать, такова жизнь. Она не оставила мне ни малейшего шанса быть признанным за своего в стройных рядах ученого мира, стало быть, незачем и соблюдать его условности. Незачем мартышке писать диссертации в соответствии с канонами ученого мира, пусть этот мир изучит мартышку во всей ее первородной сути. Размышляя таким образом, Водолей вполне сознательно отказался от идеи писать наукообразное произведение в соответствии с канонами науки, он просто дал волю потоку мыслей, восходящему из глубин подсознания, в итоге и получилось то, что получилось: сочинение дилетанта, осознавшего себя философом, ибо подлинная философия – это прежде всего и есть подлинный дилетантизм.

АВТОБИОГРАММА

Машина была совсем новой, я первый день работал на ней, развозя товар моих работодателей по магазинам и собирая в магазинах деньги – черный нал, который я потом сдавал этим “новым русским”. За три года работы я не скопил ни гроша. Нищета – вот мой удел в городской жизни. Решение проблемы пришло разом: со мной был хозяйский мобильник, и я позвонил шефу.

- Владимир Константинович? – Да, ты где? – Далеко, за городом. И вот что я тебе скажу: ты мерзкое, подлое, жадное, гнусное существо; я на тебя работал три года и за три года не заработал на билет, чтобы съездить на родину; теперь мне надо туда добраться, и я решил уехать туда на твоей машине и на твои черные деньги. Если ты попробуешь меня остановить, я разобью твою машину в клочья, ну а твои деньги достанутся тому, кто меня остановит. Ты меня понял? –

Трубка молчала, я жал на газ, а новенькая “четверка” несла меня по просторам России к той самой калитке. Через три дня и на третью ночь, преодолев 4,5 тысячи километров, я уже сидел на деревенском кладбище с бутылкой водки. “Господи,- говорил я себе,- только не лишай меня памяти, не буди во мне страшного зверя…”. Звезды подмигивали мне в хороводе созвездий, и где-то там, в вышине, сиял Водолей.

-Эвон, куды-как забралси! – услышал я, наконец, знакомый голос родной мне бабули. Слезы сами собой потекли на могилку. “Наут-поди, откуда-какой Водолей объявился”,- заворчала бабуля, а я понял: не мужское дело – лить слезу. Лить надо водопады новых законов на головы “безумцев”. Как ни громадна казалась мне до сего дня поднятая Водолеем дичь, но с его высоты, как я понял теперь, соразмерной ему сущностью была лишь вселенная во всей ее первозданности. Единая же теория поля представлялась ему только мелкой деталью открытой его взору перспективы. Значит, время пришло, пора нанести ей первый удар, рухнуть на нее камнем с небес, чтобы затем вновь подняться в родное ему поднебесье.

Через три ночи, на третий день я был уже в Санкт - Петербурге. Никогда прежде не позволял я себе так гнать машину, так нарушать все допустимые рамки скорости, но ни разу нигде не остановил меня ни один блюститель закона. Россия открыла зеленый свет Водолею, так понял я происшедшее в конце пути, хотя знал, что мне предстоит еще не одно испытание.

- Владимир Константинович? – Да, ты где? – Я дома, приезжай, поговорим. Через час раздался звонок, за дверью стояло два лба в штатском. Бандюганы или менты? – пытался я угадать, но наручники, воронок, КПЗ, сразу все прояснило: менты. “Все правильно, я в очередной раз поскользнулся, гладиатор в очередной раз решил меня покарать,- размышлял я, вышагивая по диагоналям квадратного КПЗ, привычно философствуя над превратностью судьбы.- Интересно, сколько годков в этот раз мне отвесит Фемида.

Оказалось: нисколько! Менты прекрасно знали, чем занимается мой шеф. Они понимали: раскручивать мне срок – значит, всплывет черный нал, а это не было нужно какой-то “волосатой лапе”. Я отдал им все их черные деньги, и меня отпустили на волю, намекнув для приличия, дескать, в следующий раз, за мною приедут братки.Впрочем, менты оказались адекватной ситуации публикой. Я видел, каких им усилий стоило не расхохотаться над бедою моего шефа. В процессе “разборки” моего “полета” шеф (бывший, кстати, ученый, крупный конструктор каких-то военных диковин) выглядел глуповато. Он явно был ошарашен всем тем, что произошло со священной его частной собственностью. Вскоре, говорят, он повысил оклады рабочим, но развозит товар и собирает деньги сам. Значит, - дошло!

Не полным все-таки он был отморозком, наполовину, пожалуй, как повелось у нас исстари. Был бы полным – разорвал бы меня в клочья, поэтому я теперь со страниц своей книги прошу у тебя, Владимир Константинович прощения. Извини, брат, погорячился я, лишнего наговорил. Это у меня от водки, это пройдет.

-Батюшки-свет,- философствовал я, спустя какое-то время,- что же за жизнь-то у нас - в России: бывшие ученые мужи встали на путь полулегального бизнеса, бывшие уголовники занялись наукой!? Поистине: не понять нас цивилизованному миру, хотя понимать придется и миру, и нам самим. Нельзя так жить – без понимания.-

В тот день погода была ясной. Водолей Росса стоял на Университетской набережной, рядом со зданием университета (где он когда-то учился), рядом с памятником Ломоносову. Здесь он назначил встречу СМИ, чтобы поведать миру сенсационное открытие: заряд электрона зависит от возраста вселенной! Водолей решил подарить это открытие городу в день его 300-летия. Он знал: никто не явится на встречу, всем в этот день будет не до Водолея и его сомнительного для солидных мужей открытия. Все просто забудут его в этот день, и он, как и в детстве, забудет себя, наблюдая со всем миром торжественную церемонию возложения венков к подножию памятника основателю города.

-Не важно,- размышлял пожилой человек,- узнают ли, нет ли СМИ о существовании Водолея Росса и его открытия именно в день 300-летия города. Свой подарок Водолей все же сделает, он напишет на песке – заряд электрона зависит от возраста вселенной! Потом когда-нибудь он опубликует свой труд – “Диалектику истого”, и все рано или поздно поймут: гравитационная постоянная и постоянная Планка – не столь уж и фундаментальные величины, есть подозрение, весьма, к сожалению, вероятностное, что известная нам их величина справедлива только в сфере гравитационного поля Земли. На Марсе, на Венере, как, впрочем, и на Луне они скорее всего имеют другое значение, стало быть, все наши расчеты траекторий полета к планетам и звездам требуют корректировки. Не далек уже день, когда на Марс и Венеру полетит человек - наш брат. Имеем ли мы право посылать его на другую планету по неверно рассчитанной траектории, чтобы он, промахнувшись, вдруг осознал, что спасения нет.

Что ты мне скажешь на это, мой гладиатор? Не сморгнешь глазом, не пошевелишь бровью? Нет, приятель, так дело у нас не пойдет. Ты хоть и красавец, хоть и силен, а годков-то тебе только лишь 300. Родословная Водолея Росса тянется вглубь веков вплоть до самого до сотворения мира. Знаешь ли ты, гладиатор, сколько лет во вселенной несли Водолею свою весть его предки? Он может тебе и это сказать с точностью до доли процента. Так что придется тебе, Санкт-Петербург, оправдывать свою потугу быть культурной столицей России и подсобить Водолею своей интеллектуальной мощью.

Так размышлял пожилой человек на Университетской набережной, но в сиянии торжества Водолея нигде никому не было видно: ни в небе, ни на Земле. Кто из нас в тот день обратил бы внимание на пожилого человека, пристроившегося за памятником Ломоносову отметить 300-летие города? “Господи, - шептал он себе, поднимая в очередной раз очередную рюмку, - только ты не лишай меня памяти, не буди во мне страшного зверя…”

Дата публикации: 16 января 2006
Источник: SciTecLibrary.ru

Вы можете оставить свой комментарий по этой статье или прочитать мнения других в следующих разделах ФОРУМА:
Свернуть Защита интеллектуальной собственности и авторских прав
Диспуты по темам изобретательства. Вопросы по изобретениям, проблемы на пути изобретателей и методы их решения.
Патентование. Все о патентовании изобретений, полезных моделей, промышленных образцов и товарных знаков.
Нерешенные задачи. Здесь идет обсуждение нерешенных задач: безопорный двигатель, вечный двигатель, преодоление гравитации и пр.
Свернуть Точные науки и дисциплины
Дебаты по Теории Относительности Эйнштейна. Все кому не лень хотят опровергнуть Теорию Относительности Эйнштейна. Вам предоставляется слово для аргументации.
Физика, астрономия, математические решения. Физико-математические вопросы, наблюдения, исследования, теории и их решение.
Физика альтернативная. Новые взгляды на физические законы, теории, эксперименты, не вписывающиеся в общепринятые законы физики.
Teхника, узлы, механизмы, электроника и аппаратура. Все про технику, приборы, детали, узлы и механизмы. Электроника, компьютеры, программное обеспечение. Новые технические решения в самых разных областях.
Биология, Генетика, Все о жизни. Генетика и другие вопросы биологии. Их развитие. Медицина. Биотехнологии, агротехника и сельское хозяйство. Эволюционные теории и альтернативные им.
Химия. Вопросы по химическим технологиям, разработкам и применению химических материалов. Химические элементы и их свойства.
Геология, все о Земле и ее обитателях. Геология, метеорология, антропология, сейсмология, атмосферные явления и непознанные эффекты природы.
Свернуть Мозговой штурм
Генератор решений. Здесь Вы можете заработать реальные деньги, помогая решать фирмам, предприятиям и частным лицам те или иные технические задачи, которые перед ними стоят. Те, кто ставят задачи перед участниками должны обозначить гонорар за ее решение и перевести указанную сумму на общий счет генератора.
Головоломки. Если у Вас есть желание поломать голову над интересными логическими задачами - Вам сюда.
Гипотезы. В этой теме идет обсуждение гипотез и предположений, основанных чисто на теории и логике.
Найди ляп! Этот раздел для тех, кто хочет мысленно расслабиться. Он посвящен задачам по поискам ляпов, которые встречаются в литературе, интернете, кино и на телевидении.
Свернуть Взгляд в будущее и настоящее
Глобальные темы. Вопросы касающиеся всех. Глобальные угрозы и злободневные темы современности.
Наука и ее развитие. Все о развитии науки, направлениях и перспективах движения научной мысли и знаний.
Новая Цивилизация. Принципы социального устройства новой цивилизации. Увеличение роли созидательного интеллекта... Отдалённые перспективы развития человечества...
Вопросы без ответов. Этот раздел посвящен вопросам и проблемам, которые до сих пор не решены. Предлагайте свои решения.
Военная стратегия и тактика современных боевых действий. Об особенностях современного военного искусства. Проблемные вопросы теории и практики подготовки вооруженных сил к войне, её планирование и ведение в различных конфликтах на планете.
Свернуть Гуманитарные науки и дисциплины
Философские дискуссии. Диспуты по вопросам жизни, сознания, бытия и иных философских понятий.
Экономика. Вопросы по экономике и о путях развития России и других стран.
Социология, Политология, Психология. В этом разделе обсуждаются вопросы, как отдельных частных исследований данных наук, так и проблема соотношения этих наук с остальными.
Образование. Все об образовании: как учить, кому учить, чему учить и кого учить.
Религия и атеизм. Вопросы религий и атеистические взгляды, религиозные споры.

Хотите разместить свою статью или публикацию, чтобы ее читали все?
Как это сделать - узнайте здесь.

Назад

 
О проекте Контакты Архив старого сайта

Copyright © SciTecLibrary © 2000-2017

Агентство научно-технической информации Научно-техническая библиотека SciTecLibrary. Свид. ФС77-20137 от 23.11.2004.