СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

Вход или Регистрация

ПОМОЩЬ В ПАТЕНТОВАНИИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФОРУМ Научно-техническая библиотекаНаучно-техническая библиотека SciTecLibrary
 
Cтатьи и Публикации    Куда мы идем? "Нанотехнологии – проблемы развития и подготовки кадров".

СТЕНОГРАММА

Совещания

Межфракционного депутатского объединения "Наука и высокие технологии" совместно

с Комитетом по образованию и науке,

Комитетом по промышленности, строительству и наукоемким технологиям и Комитетом по энергетике, транспорту и связи

на тему: "Нанотехнологии – проблемы развития и подготовки кадров"

Здание Государственной Думы. Зал 830.

26 октября 2004 года. 15 часов

© Бабкин В.И., эксперт Государственной Думы РФ

Информация для контакта: alferov@duma.gov.ru

Оставить свой комментарий и обсудить тему можно здесь

Председательствующий - Председатель МДО, депутат,

лауреат Нобелевской премии Ж.И. Алферов

Бабкин В.И., уч. секретарь МДО. Уважаемые участники! Жорес Иванович еще не приехал с президентского Совета по науке, а повестка дня у нас насыщенная. Поэтому давайте не будем его ждать, а сразу приступим к докладчикам.

Начнет вести совещание Валентин Борисович Иванов, депутат Государственной Думы, член Совета МДО.

Иванов В.Б. Я не беру на себя смелость сказать вступительное слово, хотя мне приходилось заниматься одной лишь небольшой частью нанотехнологий, когда был в руководстве Министерства Российской Федерации по атомной энергии. Понимаю, что нанотехнологии – это очень широкая, объемная тема, которую вряд ли как-то осветить на одном заседании.

И у меня по повестке дня первый доклад Асеева Александра Леонидовича, дир. ИФП СО РАН на тему: “Наноматериалы и нанотехнологии”. Пожалуйста.

Асеев А.Л. Жорес Иванович попросил меня сделать, как он сказал, доклад, который был бы по возможности пошире. Я насколько мог, постарался с этой задачей справиться, но судить вам, хотя действительно сказано было, что это настолько обширная тема, что требует гораздо больше времени для обсуждения (рисунки помещены в конце стенограммы).

Первый слайд (1) показывает вам проблематику, где определение “нанотехнология” взято из недавно вышедшей энциклопедии на английском языке, она в этом году появилась – 10-томная энциклопедия “Нанонауки и наноматериалы”. Нанотехнология определяется как наука и техника создания, изготовления, характеризации, реализации материалов, функциональных структур и устройств на атомном, молекулярном и нанометровом уровне.

Там очень длинный перечень направлений исследований и потенциальных приложений нанотехнологий, я его весь зачитывать не буду. Скажу, что, в основном, это электроника (на эту тему будет специальный доклад), энергетика, микромеханика, нанохимия, очень важные моменты, связанные со средствами обеспечения безопасности, борьбы с терроризмом, авиационными и космическими оборонными приложениями. Очень большое направление – это биология, фармацевтика, медицина, охрана окружающей среды и т.д. На эту тему, по-моему, запланирован доклад.

Следующая картинка (2) показывает, о чем собственно идет речь. Слева - на фоне сечения волоса линия микронная и в 5 раз увеличенное изображение бактерии, потом все это справа увеличено в 100 раз, и видно, как соотносится размер в 10 нанометров (сто ангстрем) по отношению к линии 1 микрон. Видно, что очень большая разница в масштабах по сравнению с микроном, т.е. очень большая разница в размерах при переходе к нанометровом уровням.

Следующая картина (3) сразу показывает, что происходит в мире. Это объем финансирования. Вопрос, можно ли доверять этим цифрам, я думаю, что к ним надо относиться ориентировочно, но, тем не менее, видно, что это миллиарды долларов. И самое главное, внизу число патентов, зарегистрированных за последние 30 лет в области, приближается к 100 тысячам, и потенциальные коммерческие приложения, которые неминуемо настанут. Надо сказать, что здесь мы отстаем, поскольку в России по самым оптимистичным оценкам объем финансирования, наверное, можно оценить в размере нескольких десятков миллионов долларов или нескольких миллиардов рублей. А по патентам мы, конечно, очень сильно отстаем.

Следующий слайд (4) показывает те крупные открытия, они увенчаны нобелевскими премиями в области наноматериалов, нанотехнологий, наноэлектроники. Речь идет о том, что квантовые эффекты как бы стали, осязаемы и надежно измеряемы, наблюдаемы и т.д. Здесь они все перечислены.

Очень важной явилась Нобелевская премия 1986 года, которая совершила прорыв в диагностике, т.е. реально можно работать с объектами нанометровых и атомных размеров. Это создание электронного микроскопа высокого разрешения, туннельного микроскопа, открытие фуллеренов в области материаловедения оказалось очень важным. Ну и последнее, что здесь указано, Нобелевская премия, мы с гордостью видим имя Жореса Ивановича Алферова, это переворот в области электроники. И сам этот факт показывает, что Россия достойно представлена в этом направлении – наноматериалы и нанотехнологии.

Сейчас я постараюсь довольно бегло показать несколько примеров.

Следующий слайд (5). В области наноматериалов новые свойства возникают в том случае, когда идет квантование электронного спектра, это самое важное, с чем связано все применение наноматериалов, систем пониженной размерности в электронике. В области неорганических конструкционных материалов появление новых свойств при переходе к наноразмерам связано с многократным, тысячекратным увеличением доли поверхности к объему по отношению к обычным объемным материалам.

Вот первый пример (6), который я бы хотел привести, он показывает, как увеличивается прочность нанокристаллического никеля при переходе к наноразмерам. Видно, что твердость увеличивается в несколько раз, так же как прочность на растяжение возрастает тоже в 5 раз.

Следующий пример (7), это добавка наноструктурированного алюминия в ракетное топливо. Видно, как меняется скорость горения. Могу также сказать, что нанопорошки, в части, графит, это материал для взрывчатых веществ объемного горения, т.е. очень важное направление работы по применению наноматериалов.

Следующий слайд (8) показывает, как возрастает теплопроводность. Теплопроводность разных материалов показана, и показано, как меняется последний столбик, многократно возрастает теплопроводность моторного масла при добавлении многослойных углеродных нанотруб. То есть здесь тоже понятно, что это новая высокоэффективная система теплообмена в промышленности, в транспорте и т.д.

Следующий слайд (9) - самоочищающиеся наноструктурированные материалы, в частности, наночастицы оксида титана обладают свойствами очищаться от загрязнений. Это материалы для строительной техники. И появляются первые сообщения о том, что одежда как бы есть самоочищающаяся.

Следующий слайд (10). Я перешел незаметно от цитирования энциклопедии, о которой говорил, к результатам нашего Института химии твердого тела Сибирского отделения, потому что считаю, что наша задача посмотреть, что происходит в России.

Материал для энергетики – механокомпозит. Как мне объясняли, для водородной энергетики критическим является достижение цифры 7 весовых процентов водорода по накоплению. Мы на этом пути близки к получению этой цифры, т.е. водородная энергетика без таких высокоэффективных средств накопления водорода, уже просматривается возможность продвинуться в этом направлении.

Следующий слайд (11). Нанокомпозит твердого электролита. Видно, что эта голубая кривая выше, на несколько порядков увеличивается ионная проводимость, т.е. это материал для более миниатюрных, и, самое главное, таких гибких батарей, что тоже очень важно для различного рода применения.

Еще один пример (12) относится к области биофильтров. Из таблички видно, как увеличивается эффективность фильтров при добавлении нановолокнистых материалов при удалении вирусов из воды. Там цифры 6-7 девяток после запятой по степени очистки при добавлении наноматериала.

Следующий пример (13) взят тоже из жизни. Это повышение производительности процесса фильтрации пива, этот процесс использует фирма “Грельф”, видно, что производительность фильтрации и цена резко падает при применении микро - и нанофильтров.

Еще один пример (14) из области нанокомпозитов относится к тому, что возникает новая нанохимия, в которой используются нанореакторы, и здесь видно, как естественный силикат слоистый используется для формирования комплексов гидрооксикислот.

Он очень важен для применения в косметике, а этот рынок, важен, любая женщина хотела бы быть еще красивее.

Следующий слайд (15), относится к применению, касающемуся практически каждого человека, старинное и более ходовое лекарство. Тут видно, как наноструктурирование приводит к уменьшению размера таблетки и повышению содержания аспирина в крови. Это очень важно, потому что, видимо, наночастицы будут одним из средств доставки лекарств. В частности, они позволят преодолеть так называемый кровяной барьер при питании лекарствами мозга, что очень важно, для многих медицинских проблем.

Еще один пример (16), относится к использованию наночастиц серебра, на этой основе наночастиц серебра разработано несколько типов лекарств. Они здесь указаны. Они эффективны для лечения разнообразных ран.

Один из последних примеров (17) в этой области показан на следующей картинке. Производство наночастиц становится на промышленную основу. Это результаты Института электрофизики в Уральском отделении Российской академии наук. Здесь показано, как с помощью мощного СО2 лазера можно получать наноструктурированные порошки, в данной случае это оксиды различных металлов. Приведены цифры по энергозатратам, видно, что пока это процессы малорентабельные, но прогресс в этой области идет очень быстро, и, видимо, производство нанопорошков будет одним из важных направлений.

Еще один пример (18) касается биологии. В которой я не являюсь специалистом, но, тем не менее, это использование квантовых точек, люминесцирующих при возбуждении. Ну, в медицине это обычная кварцевая лампа. Можно изучать процесс метаболизма и, на ранних стадиях, определять процессы образования опухолей, что тоже очень важно в медицинской диагностике. В этой области нас ожидают большие прорывы.

Следующая картинка (19), график показывает, насколько более эффективны квантовые точки, они должны быть в этом случае капсулированы, чтобы материалы в виде квантовых точек используют достаточно вредные элементы, такие как селен и теллур, чтобы не было вредного эффекта. Но, тем не менее, они наиболее эффективны, чем биологические маркеры.

Теперь о нанотехнологии в полупроводниковой электронике. Основная часть, будет содержаться в докладе Суриса Р.А., но я покажу тоже несколько примеров, в основном из деятельности в России.

Это основные задачи (20), я их перечислять не буду, понятно, о чем идет речь. Я покажу на примерах, каковы основные задачи нанотехнологии в полупроводниковой электронике.

Но перед этим должен сказать следующее. Слайд (21), пожалуйста, что уровень работ в этой области задается, в частности, международными симпозиумами наноструктуры физикой технологий, которые в Санкт-Петербурге проводятся с 1993 года, сопредседателем являются два Нобелевских лауреата: Ж. Алферов и Л. Есаки.

Периодически в них участвуют 4-5 Нобелевских лауреата, то есть это очень высокого уровня собрания.

И здесь тоже перечень тех проблем, которые рассматриваются на этих симпозиумах. И надо сказать, что работы российских ученых отличает очень высокий уровень и это как раз оценивается высоко на такого рода международных мероприятиях, в частности, я должен сказать, что двигаясь по этой таблице, что двумерный электронный газ в наноструктурах. несколько институтов Российской академии наук ведут очень глубокие фундаментальные исследования. Это во-первых, Физико-технический институт имени А.Ф. Иоффе в Санкт-Петербурге, Институт физики твердого тела – в Черноголовке, Физический институт им. С.Н. Лебедева РАН в Москве и так далее. Я мог бы много назвать успешно работающих научных организаций России.

Следующий слайд (21) показывает, каково реальное положение в этой области, вот размеры, эта картинка показывает, что размеры транзисторов достигают размера ДНК, дизоксирибонуклеиновой кислоты. Картинка слева это показывает. С этим связано то, что микропроцессоры в ближайшие годы достигнут числа транзисторов в 1 миллиард на дюйм. Прогресс микроэлектроники на этом пути будет обеспечен.

Но появляются проблемы, о которых я скажу немножко дальше.

Следующая картинка (22) показывает, что нас ожидает в области схем памяти. Внизу показано, что речь идет о том, что до 10 терабит будет магнитная память на квадратный дюйм. Одна из наносистем, которая обеспечит этот прогресс, это применение материалов на основе сверхрешеток, диагмагнетик, ферромагнетик, которые обеспечивают эффект гигантского магнитного сопротивления.

Еще один слайд (23) показывает, что в области сенсорики, сенсор на водород и СО, видно, как при уменьшении размера частицы, чувствительность, особенно по водороду, ощутимо возрастает. То есть здесь тоже есть перспективы улучшения характеристик сенсоров.

Теперь я хотел бы немного сказать о результатах института, который я представляю, это Институт физики полупроводников в Сибирском отделении.

Следующий слайд (24) показывает, что несмотря на все проблемы 90-х годов, мы сохранили и развили технологии молекулярной лучевой эпитаксии, которая, в случае выращивания слоев, как здесь показано, на врезке, является уникальной. Всего несколько стран в мире обладают такой технологией, она является исключительно важной для создания фотоприемных устройств. Эта технология является, в самом высоком смысле слова, нанотехнологией в применение полупроводниковой электроники.

Следующая картинка (25) показывает, чего удалось достичь. Здесь показаны слои с профилированием состава по толщине, они позволяют, резко, почти на порядок улучшить основные электрофизические параметры слоев, то есть время жизни возрастает почти на порядок. И единственный метод, с помощью которого можно добиться такого эффекта, этот метод молекулярной лучевой эпитаксии, который был показан на предыдущем слайде.

Применение, показаны на следующей картинке (26), части из них, это разнообразные обзорно-прицельные системы контроля, всепогодные, круглосуточные системы контроля и наблюдение обстановки, что очень важно сейчас. Здесь, специально показаны бойцы в полном снаряжении, потому что, по многим прогнозам, и многое уже делается в этом направлении, нанотехнологии сделают очень много, одежда будет другая. Она будет изменять свет по отношению к параметрам окружения. Она будет обладать заживляющими свойствами, о самоочищении я уже говорил. Самое главное, что изменится полностью система управления боевыми действиями. То есть каждый боец будет вооружен полным комплектом, и мы уже видим, насколько эффективно используется в настоящее время.

Следующий слайд (27)показывает, как можно получить эти матричные фотоприемные устройства с высокими параметрами, на основе использования квантовых эффектов в полупроводниковых сверхрешетках. Это матричный фотоприемник, который создан в нашем институте, система, которую изобрел Жорес Иванович Алферов.

Следующее направление (28), это полупроводниковые лазеры. Это тоже большая тема, в которой, безусловно, лидером является Физико-технический институт имени А.Ф. Иоффе. Нам удалось создать лазеры, которые работают при низкой температуре, обладают исключительно малым порогом генерации, до 15 микроампер, и это путь для создания систем будущего, которые найдут широкое применение, например, в квантовой криптографии.

Еще два примера (29-30) относятся к системам на квантовых точках. В отличии от предыдущих фотоприемных устройств, которые я показывал на предыдущих слайдах, они смогут работать при комнатной температуре, что очень важно для практических применений. И здесь видны параметры этих систем. Они уже проходят стадию НИР, и впереди полномасштабное их применение.

Следующий слайд (31). Тоже относится к квантовым точкам, это полевой транзистор с квантовыми точками. Он обладает особенностями, которые позволяют использовать одноэлектронные эффекты в таких структурах.

Еще один пример (32). Он относится к структурам кремниевого изолятора. Это материал микроэлектроники, ближайшего будущего наноэлектроники. Здесь показана наша российская технология, получение ультратонких слоев и создание радиационно-стойких и термостойких транзисторов на ее основе.

Следующий слайд (33). Это, наверное, последняя мысль, которую я бы хотел в докладе сказать. Основное, над чем сейчас идет работа, это коренное изменение и направление работ. Почти во всех примерах, которые я показывал перед этим, речь шла об уменьшении размеров макроскопических объектов до наноразмеров. Задача состоит в том, чтобы использовать эффекты самоорганизации. В этом случае цена изделий должна упасть, ожидается, что она упадет на много порядков и будет сравнима с ценой на обычный продукт, который мы используем в повседневной жизни.

Следующий слайд (34), пожалуйста. Следующий слайд показывает одну из оригинальных технологий, которая тоже развита в нашем институте. Это пример молекулярной сборки, когда идет получение наноструктур путем самоорганизации. Получение нанотрубок при использовании напряженных полупроводниковых систем.

Следующая картинка (35). Последнее, что я должен сказать, относится к диагностике. Это тоже очень важное направление работы без надежной по атомной диагностике наноструктур, невозможно будет не развивать технологии и получать наноматериалы. Эти методы изложены здесь, я их читать не буду.

Следующий слайд (36) просто показывает, о чем идет речь. Это электронный микроскоп высокого разрешения.

Следующий, пожалуйста (37). Очень интересная модификация электронного микроскопа, работающего на отражении.

Следующая картинка (38) показывает сканирующий электронный микроскоп, который широко используется в нанотехнологиях.

И следующий, об этом будет говорить Виктор Александрович, это, несомненно, достижение российских ученых, которыми мы должны гордиться. Это атомный силовой микроскоп с разнообразными применениями, такой мультифункциональный. Достигнуто разрешение на уровне полутора ангстрема.

Последняя, картинка относится к спектроскопии и туннельной микроскопии. Здесь показаны квантовые точки, о которых я говорил.

Вам розданы материалы моего доклада, там сформулированы основные выводы. Но, первое, что я бы хотел сказать, что интеллектуальный потенциал у российских ученых весьма высок, он пользуется авторитетом в мире. И в первую очередь, работы в области наноматериалов и нанотехнологии идут в Российской академии наук. Я призвал бы к тому, чтобы вы с этим согласились, поскольку это очень важно. И развитие работы в этой области даст условия для более активной работы российских компаний на внутреннем рынке России, в первую очередь. Основная проблема связана со слабостью методов диагностики. И здесь многократно говорилось, что нужно развивать сеть центров коллективного пользования, оснащенных на самом высоком уровне. Следует создавать технопарки, как хорошо работающие в мировой практике механизм прогресса в области высоких технологий, оказывать поддержку компаниям в их составе.

И последнее, Юрий Александрович Чаплыгин будет рассказывать об образовании. На самом деле, по-моему, в пяти или в шести вузах уже готовят специалистов по наноматериалам и нанотехнологиям в электронике. И это большое достижение нашего Министерства образования и науки. Но, на мой взгляд, ключевым вопросом для будущего является проблема повышения качества образования в средней школе, потому что престиж учителя и статус преподавателя упал до очень низкого уровня и нас ожидает большой провал, если положение не будет изменено в самое ближайшее время.

Примеры здесь решения этой проблемы тоже есть, это научно-образовательный центр в Петербурге и специализированный учебно-научный центр при Новосибирском государственном университете, который готовит школьников.

Председательствующий. Следующий докладчик Роберт Арнольдович Сурис, "Нанотехнологии в электронике". Я думаю, что Александр Леонидович ему облегчил задачу, поэтому можно сократить время.

Сурис Р.А. Время я не отдам.

Председательствующий. 15 минут.

Сурис Р.А. Действительно, Александр Леонидович существенным образом облегчил мою задачу. Наверное, есть смысл начать с того, что можно назвать наноэлектроникой. Такой термин появился, он появился традиционно, наследуя появление термина "микроэлектроника", если микроэлектроника - это размеры, то наноэлектроника - это изменение свойств.

Есть документ, который выпущен Европейской комиссией. Европейская комиссия, сразу хочу обратить на это внимание, очень озабочена тем, чтобы Европа не осталась в хвосте вот этой наногонки. Сейчас это буквально наногонка. В любой уважающей себя стране или сообществе стран, есть национальная программа, есть национальная инициатива. Наноинициатива в Соединенных Штатах, тоже делается в Европе. Ну, это вот один из элементов разработки этой инициативы.

Кстати говоря, уж коль мы в Думе, то законодателям не дурно бы принять во внимание это обстоятельство. Так вот такое определение вытекает, содержится в этой самой книге, которая рассматривает разные аспекты. В общем, принят тот же принцип. Наноэлектроника – это та электроника, которая имеет дело с элементами, характерными элементами меньше десятой доли микрона, это, значит, сотни нанометров.

Под микроэлектроникой обычно понимается вычислительная техника.

Но за микроэлектроникой стоит нечто, что сейчас начинает называться спинтроникой, но это еще некое будущее, об этом тоже надо думать.

Нет смысла слишком долго говорить о микроэлектронике в том понимании, которое я сейчас очертил.

Микроэлектронная индустрия занимает 141 миллионов евро. Это та основа, которая во все это раскручивается. Это не вялотекущий процесс, это по сути дела, взрыв.

Фактически первым примером блестящего и удачного использования наноструктур в оптоэлектронике были лазеры на квантовых ямах, где нанометры действительно, по-настоящему, работали. Толщина квантовой ямы на 3-5 нанометра, и вот благодаря тому, что это нанометры, а не что-нибудь другое, это такой не скелинг, как говорится, не подобное изменение параметров, а это опять же некая революция, некий взрыв. Потом скажу несколько.

Еще пример, это сверхяркие светоизлучающие диоды. Полупроводниковые лазеры можно разделить на инжекционные лазеры и сейчас появилось то, что называется каскадными лазерами, совершенно новый тип лазеров, который просто абсолютно невозможен без наноразмера.

Продемонстрирована эффективность инжекционных лазеров. Эти лазеры сделались такими хорошими и замечательными, и в результате мы можем использовать эти лазеры и для записи информации в компьютерах, и для передачи информации на десятки тысяч километров с очень высокой скоростью, и для записывания.

Дело вот в чем. Дело в том, что эти маленькие лазеры размером с миллиметр выдают мощности больше 10 ватт, рекорд, кстати, по-моему, был у нас сделан в Физтехе, это 17 ватт. Представляете себе, такая штука выдает 17 ватт, можно сказать о металлообработке, ради Бога, обрабатывайте.

Лазеры со структурой на квантовых точках представляют собой опять же следующий прорыв, переход от наноразмеров в одном измерении к наноразмерам в двух остальных, тоже принципиально меняет ситуацию.

Квантовый каскадный лазер, о нем мало, не так широко известно, между тем, это принципиально новый тип лазеров, и у него замечательное применение. Дело в том, что тут, во-первых, нет никакой рекомбинации электрона и дырок, это электрон испускает свет, соскакивая по ступенькам структуры образуемую квантовыми слоями. Так вот эти лазеры покрывают диапазон от 3 до 17 микрон, диапазон инфракрасных волн, но более того, в принципе, это уже терагерцовые лазеры возможно и есть. А дальше задача здесь понятная, это и анализ окружающей среды, анализ для транспорта, масса применений для медицины, это очень актуальный диапазон, и беспроводная связь в атмосфере из-за того, что длина волны большая, маленькое рассеивание, это существенно проще, чем с лазерами на микроны.

Фотоприемники на квантовых ямах, это тоже гигантский прорыв, потому что раньше для того, чтобы сделать фотоприемник надо было, либо какую-нибудь ввести примесь в обычный полупроводник, чтобы подобрать спектральный диапазон. Здесь все регулируется также, как, для квантовых каскадных лазеров и для обычных лазеров, я диапазон могу подгонять, просто меняя толщину слоев. Достаточно просто делаются многоэлементные матричные фотоприемники очень органично.

Еще одно замечательное применение. Речь идет о фотоэлектрических преобразователях энергии, благодаря тому, что мы обладаем в какой-то мере этой технологией изготовления, мы умеем делать слои в 30 нанометров, 15 нанометров, 50 нанометров. Используя эту структуру можно довести квантовую эффективность, фотопреобразователей до десятков процентов. Коэффициенты полезного действия ожидаемые и теоретически достижимые, это десятки процентов - 45 процентов, 50 процентов.

Пока что получено 15-25 процентов. Это замечательная вещь, нанотехнология используется буквально здесь, это элемент наноэлектроники. Это все относится к тому, что называется энергосберегающая технология, а на самом деле речь идет о чистом добывании электроэнергии без выхлопов.

Несколько слов о сверх ярких светоизлучающих диодах. Вообще здесь было два прорыва. Первый прорыв, это где-то конец 70-х годах, когда появились желтые светоизлучающие диоды, и прорыв, примерно 15-летней давности, это появление светоизлучающих приборов в синей ультрафиолетовой области на нитридах.

Если в 2002 году это был 1,7 миллиарда в долларах, то к 2007 году ожидается уже где-то под 5, где-то к 2010 году Япония, к примеру, планирует перевод значительного процента осветительных приборов, замена обычных осветительных приборов такими наборами светодиодов. Энергопотребление уменьшается в 5-7 раз, они дорогие сейчас пока, но с другой стороны время идет и оно работает, как говорится, в эту пользу. И, скажем, если учесть, что время наработки на отказ составляет десятки тысяч часов, сами структуры работают очень долго.

В общем, это гигантский прорыв. Потому что посчитано, что за год при переходе на такие источники экономится столько энергии, сколько необходимо для того, чтобы не строить новые электростанции в течение 30-ти лет. Гигантская доля всего электричества идет на освещение, я уж не говорю про всякие удобства.

Несколько слов о СВЧ электронике. Здесь использование гетероструктур привело к очень большим сдвигам. Гетероструктура, которая пока при гелиевой температуре обладает рекордной мощностью 30 миллионов сантиметров квадратных на вольтную секунду. Теоретический предел 40.

В реальных структурах, которые можно использовать подвижности составляют 17 тысяч при комнатной температуре. Делается утверждение что там, где частота выходит за пределы 20 или 30 гигагерц, там кремний уже не работает, приходится играть в эти наноструктуры с помощью с гетеропереходов.

Молекулярная электроника. Вот это то, что называется надо развивать. Но на это нужны достаточно большие деньги, потому что перспективы такие интересные.

Пример одноэлектронного транзистора. Под молекулярной наноэлектроникой подразумевается нечто, что функционирует на основе объектов, сопоставимых с размерами, скажем, атома или молекулы. Одноэлектронный транзистор использует кулоновское взаимодействие между электронами интенсивно.

Есть одноэлектронные транзисторы, которые используют молекулы. Размер молекул 20 ангстрем. А молекула - это замечательная вещь. Я поменял химический состав, изменил характеристики этого самого транзистора.

Несколько слов об углеродных нанотрубок. Такая замечательная вещь, можно углеродный лепесток свернуть в трубу. Замечательно то, что меняя способ заворачивания, я могу менять электрические свойства этой самой трубки.

Эту трубку положили на четыре электрода. В принципе это речь идет о возможном транзисторе. В общем транзисторный эффект был даже продемонстрирован. Это может пригодиться для экранов.

Еще два слова. Есть теоретические соображения о том, как можно сшить, как можно сделать нечто вроде нейроноподобной сети, комбинируя нечто новое с комптовскими схемами уже существующими.

Я должен сказать в заключение. Мне кажется, что тут я войду в дискуссию с Александром Леонидовичем.

Я нарочно, не говорил, что у нас есть хорошие разработки по лазерам, у нас с фотоприемниками стараниями института физики полупроводников Сибирского отделения хорошо. Но, как говорится, очень хорошо по выделенным некоторым направлениям. А вот если подумать о перспективе, то деньги, которые сюда вкладываются, это просто, я не знаю, как с этими деньгами рассчитывать на то, что мы сможем соревноваться с нашими коллегами, которые все больше нас обгоняют. Я тут пессимистически настроен.

Председательствующий. Чаплыгин Юрий Александрович, ректор МИЭТа, "Проблемы подготовки кадров для разработки нанотехнологий и производства наноструктур".

Чаплыгин Ю.А. Уважаемый Жорес Иванович, уважаемые участники совещания. После докладов Александра Леонидовича и Роберта Арнольдовича я думаю, мне нет смысла делать какую-то вводную часть. Я лишь хочу сказать, что вузовское сообщество тоже, прекрасно понимая важность и перспективность развития нанотехнологии во всем мире и в России, в частности, приблизительно два с половиной года назад вышла с инициативой создания, открытия подготовки по специализации "Нанотехнология". И с осени 2002 года группа вузов, среди которых были МИЭТ, МИСИС, ЛЭТИ, МХТУ имени Д.И. Менделеева, Новосибирский университет и другие, начали работать над созданием государственного образовательного стандарта по подготовке специалистов в области нанотехнологии. Работа велась по открытию двух специальностей: нанотехнологии в электронике и наноматералы. В июне 2003 года вышел приказ Министерства образования об открытии и подготовки специалистов. Соответствующее учебно-методическое объединение было создано, учебно-методический совет в рамках УМО работает на базе ЛЭТИ, возглавляет его Жорес Иванович Алферов, и соответственно две учебно-методические комиссии по нанотехнологиям в электронике базовый вуз МИЭТ и по наноматериалам базовый вуз МИСИС.

В настоящее время 12 вузов ведут подготовку по специальности “нанотехнологии в электронике”, это вузы Москвы, Санкт-Петербурга, Северного Кавказа, Новосибирска, Нижнего Новгорода, Воронежа и Саратова.

По наноматериалам работает лишь 7 вузов, и кроме московских, это только Санкт-Петербургский государственный политехнический университет.

В 2004 году вышел приказ Министерства образования по открытию подготовки двухступенчатой по системе бакалавр-магистр, в эту деятельность включились 19 вузов.

Особенности подготовки специалистов по нанотехнологии. Естественно, это глубокая фундаментальная естественная научная подготовка, это подготовка по компьютерным технологиям и информатике. Особенностью учебных планов и стандартов является их междисциплинарность, тоже понятно, почему это. Это специфический набор физических, химических, материаловедческих и биомедицинских дисциплин. Ну, и невозможно в данной области подготовить специалиста без тесной связи с научными исследованиями.

Несмотря на то, что высшая школа, вузы переживали сложный период, как и научные организации, связанный с недофинансированием, ведущие университеты, в какой-то мере, удавалось оснащать уникальным оборудованием. В вузах России были созданы центры коллективного пользования, материаловедение и металлургия на базе МИСИС, который обладает уникальным технологическим и исследовательским оборудованием, которое успешно используется как для проведения научных исследований, так и подготовки специалистов по наноматериалам.

В Московском институте электронной техники создан центр коллективного пользования нанотехнологии в электронике. Были приобретены туннельные зондовые микроскопы, о которых Виктор Александрович Быков потом более подробно расскажет. Кроме этого, в центре есть достаточно уникальное оборудование, включая молекулярно-лучевую эпитакцию, установки плазмы химического травления, установки нанесения тонких слоев наноразмерами и так далее.

Для концентрации исследований в МИЭТе мы организовали факультет нанотехнологии, который объединил 11 научных подразделений. Я это говорю в подтверждении слов о том, что невозможен учебный процесс в этом направлении без научных исследований.

Роберт Арнольдович говорил об углеродных нанотрубках или углеродной наноэлектронике.

Впервые в России, по крайней мере, в лаборатории были получены сначала диодные структуры, потом транзисторные структуры на нанотрубках. Топология логического ключа, выполняется на одном кристалле, где область транзистора включает в себя сетку из пучков углеводородных нанотрубок.

Ведутся работы по наноструктурам на основе пористых материалов. Это в основном анодно-окисленный алюминий, а также окись магния и титана. Эти структуры могут использоваться для создания терабитных ЗУ, автомиссионых катодов.

У нас работают, группы в области фотоники на наноразмерных структурах, они обладают уникальным оборудованием. Здесь нам удалось привлечь капитал из Юго-Восточной Азии, поэтому ряд установок является уникальным не только для России, но и для Европы.

Находясь в стенах Государственной Думы, я думаю, мы должны говорить и, может быть, в большей степени не о том, что сделано и о каких-то достижениях, а о тех проблемах, которые стоят в образовании и в науке, и связаны в данном случае с нанотехнологиями. Вот Александр Леонидович сказал о проблеме учителя. Я бы сказал, что проблема профессора, доцента и преподавателя, она стоит не меньше, чем проблема учителя. Я понимаю, что я не открываю Америки, но, тем не менее, в этих стенах, я считаю, необходимо напомнить о том, сколько у нас получает профессор, доцент и преподаватель, и кадровая проблема естественно существует и будет существовать пока разрыв в оплате труда между работниками приблизительно одной квалификации в России и на Западе составляет примерно полтора порядка.

Материально-техническое обеспечение учебного процесса в области нанотехнологии, несмотря на то, что вот помимо названных мной двух центров коллективного пользования в двух вузах, я бы мог назвать и ряд других вузов, которые достаточно хорошо готовы. Среди них Нижегородский государственный университет, ЛЭТИ, РХТУ имени Д.И. Менделеева и так далее. Тем не менее, проблемы материально-технического обеспечения учебного процесса стоят очень остро. Я понимаю, что, вряд ли какие-то появятся новые деньги, но, тем не менее, скажем вот в рамках Федеральной программы "Развитие образование" можно было бы выделить специальный раздел для финансирования подготовки специалистов в области нанотехнологий, как, один из приоритетных.

Наконец, поскольку мы находимся в здании одной из палат Законодательного Собрания, два слова о том законе номер 122, который был принят в августе. В основном средства массовой информации преподносили как закон о льготах, но на самом деле этот закон сильно изменил законодательную базу науки и образования. Я приведу лишь один пример. Государственный стандарт высшего профессионального образования - он включает в себя две компоненты: федеральную и, так она называется в документе, национально-региональную. Раньше она вузовская называлась. Дисциплины федеральной компоненты составляют приблизительно 70 процентов, а дисциплины национально-региональные - 30 процентов. В этом законе с августа месяца написано следующее: национально-региональные компоненты государственных образовательных стандартов определяются высшими учебными заведениями по инициативе органа исполнительной власти субъектов Российской Федерации. То есть Ю.М. Лужкова, В.И. Матвиенко и так далее. Так? Ну, я понимаю, когда речь идет о языке, о культуре там, но когда речь идет о нанотехнологии, машиностроении, энергетике и так далее, такая формулировка, наверное, сомнительна.

Дисциплины национально-региональные выполняются на договорной основе. Важно. На договорной основе соответствующими органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации. То есть 70 процентов учебного плана будет финансироваться федеральной властью, а 30 процентов в такой формулировке никем не будут финансироваться, потому что не будут местные власти финансировать эту национально-региональную компоненту по нано-технологии и другим высоким технологиям и техническим специальностям. По-моему, это всем, в общем-то, понятно. Тем не менее, это записано.

Поэтому, заканчивая свое выступление, я хочу сказать, что вузы, в общем-то, готовы и в кадровом, и в материально-техническом обеспечении в определенной степени вести подготовку по нанотехнологиям, но при наличии недофинансирования, о чем уже говорилось, делать это будет очень трудно.

Председательствующий. Так, едем дальше. Владимир Андреевич, прошу.

Владимир Андреевич Назаренко, директор ПИЯФ РАН "Реактор-ПИК нейтронные методы в исследовании структуры и свойств материалов".

Назаренко В.А. Ясно, что сегодняшнее заседание посвящено новым материалам. Число этих материалов определяет, по сути дела, развитие всей цивилизации, определяло, определяет, и будет определять. Новые материалы, такие как наноструктуры, высокотемпературные сверхпроводники, материалы с памятью формы и так далее, и так далее, это можно бесконечно перечислять они все шире входят в нашу жизнь. И ясно, что положение страны в мировой иерархической системе будет определяться развитием фундаментальной науки в этой стране и использованием, разработкой технологий, использование таких материалов.

Но ясно, что для того, чтобы направлено проводить синтез тех или иных новых материалов, прежде всего, необходимо иметь инструменты, которые позволяют использовать диагностики для исследования свойств и структуры этих новых материалов. Конечно, существует много методов: механические, электронно-микроскопические и так далее, я не буду их все перечислять. Скажу лишь, что особое место среди таких инструментов занимает синхротронное излучение и нейтронное излучение. Причем это комплиментарные инструменты.

Они дополняют друг друга, и параллельное использование тех и других методов позволят получить более полную и более детальную картину о строении того или иного материала. Но поскольку я говорю о нейтронном излучении, то я о нем и буду говорить. О синхротронном излучении, наверное, расскажут люди, которые больше понимают в этом вопросе.

Почему такая особенность? Почему нейтронное излучение столь важно при исследовании вещества? А это определяется совершенно уникальными свойствами, которыми обладают нейтроны. Во-первых, нейтрон обладает колоссальной чувствительностью, контрастностью в различении элементов таблицы Менделеева в веществе. Причем с помощью нейтронов можно не только легкие элементы обнаруживать, что нельзя сделать с помощью рентгеновских и гамма-лучей, можно различать даже изотопы. И это, конечно, большое преимущество.

Кроме того, нейтрон имеет магнитные моменты, это позволяет изучать магнитную структуру и магнитные возбуждения в веществе.

Наконец, еще одно свойство, совершенно замечательное. Дело в том, что при той же длине волны, что и рентгеновские или гамма-лучи, энергия нейтрона такова, что она сравнима с энергией элементарных возбуждений в материале. Это означает, что помимо среднестатистической картины этого материала вы можете получать сведения о динамике процессов, происходящих в том или ином материале. Конечно, все эти, и другие, неперечисленные, качества, такие как высокая проникающая способность нейтронов, обусловленная тем, что нейтрон не заряженная частица. Все это определяет довольно широкую сферу применения нейтронов, как в фундаментальных исследованиях, так и в прикладных вещах.

Я пару примеров всего лишь приведу. Наверное, многим специалистам, конечно, хорошо известно, что нарушение пространственной четности в ядерных силах, это не эквивалентность левого и правого, было обнаружено как раз с использованием нейтронов. И всем известно, что наиболее чувствительным тестом инверсии, несохранения четности временной, то есть инверсия времени, это вопрос, который очень волнует как физиков, занимающихся элементарными частицами, так и астрофизиков и космологов, потому что во многом строение и возникновение нашей Вселенной зависит от решения именно этих вопросов, вопросов.

Ну а что касается промышленных применений, то тут, по-моему, еще проще говорить, потому что и в энергетике, благодаря глубокой проникающей способности нейтронов, можно использовать неразрушающие методы контроля довольно больших образцов и деталей. Скажем, известно, что американцы в свое время турбинные лопатки облучали нейтронами, для того чтобы посмотреть зарождение трещин, дефектов в материале на самой ранней стадии.

Можно говорить, конечно, и о биологических, медицинских применениях всего этого дела, но я, пожалуй, не буду все это перечислять. Данные материалы, новые материалы, науки о земле, все это очень важно, и поэтому все это можно делать с помощью нейтронов. Но что нужно для того, чтобы все вот эти преимущества нейтронов использовать на практике?

Что нужно, для того, чтобы использовать эти широкие возможности нейтронов? Ну, прежде всего, две вещи. Первое - это современные источники нейтронов. И второе - это экспериментальные установки на пучках таких нейтронов. Да, это дорого. Скажем, последний реактор, пущенный недавно под Мюнхеном, стоимость его 600 миллионов долларов. Это реактор 20-мегаваттной мощности.

Это вот цена, которая в мире используется, и несмотря на то, что это высокая цена за нее, все-таки люди согласны платить, потому что понимают, что такое фундаментальная наука для стран развивающихся, развитых и тех, которые стремятся в мировые лидеры.

Только за последние 15 лет введены новые реакторы, в Германии, Японии, Корее, Египте, Швейцарии, модернизирован ряд реакторов в Штатах, в Венгрии и Польше, строятся два реактора в Китае, в Аргентине реактор, в Канаде, в Соединенных Штатах, и в Японии строятся источники несколько другого типа, испарительного типа, но это тоже нейтронные источники, и все это очень дорого.

А как на этом фоне Россия-то выглядит? А очень плачевно. У нас есть один по существу очень современный реактор в Дубне, который только что модернизирован, и по-моему, уже пущен в строй вновь, это прекрасный реактор по современным понятиям, но это импульсный реактор, и средняя мощность этого реактора 2 мегаватта.

Это означает, что целый ряд задач, стоящих перед физикой конденсированного состояния, там решать нельзя, там где требуется набор большой статистики, где нужно много событий накопить, там нужны высокоточные исследовательские реакторы, которых у нас в России нет.

У нас сегодня осталось всего 4 действующих пучковых реактора, как это все было, на рубеже где-то 50-60-х годов по инициативе И.В. Курчатова и А.П. Александрова в стране была создана сеть реакторов средней мощности, но с развалом СССР реакторы в Латвии, Белоруссии, на Украине, в Узбекистане, Казахстане, в Грузии, все это оказалось вне России.

У нас сегодня осталось 4 реактора пучковых, и все они созданы на рубеже 50-60-х годов. Все они выработали свой ресурс, как физически, так и морально, ничего нового за последние 40 лет в России не вводилось, и есть единственный довольно продвинутый проект, это проект реактора "Пик", который строится на научно-технической площадке нашего института.

Параметры этого реактора: тепловая мощность его 100 мегаватт, а нейтронный поток, в отражателе он на уровне 1015, то есть в 10 раз больше, чем в реакторах средней мощности, это означает, что в 10 раз меньше времени требуется для проведения эксперимента.

А в центральной полости, в центральном канале этого реактора, поток 4,5 на 1015, это вообще мировой рекорд, такого нет нигде.

На этом реакторе планируется 10 горизонтальных, 6 вертикальных, 6 наклонных каналов, итого можно установить 50 экспериментальных установок, то есть обеспечить работу 50 научных групп практически одновременно.

Он будет оборудован, я думаю, будет оборудован источниками разной длины волны, источниками нейтронов разной длины волны, короче говоря, этот реактор способен обеспечить потребности всех заинтересованных потребителей в России, и не только на этом остановиться, но на его основе можно организовать международный научный центр, по типу того, который сейчас работает в Гренобле во Франции, и который построен немцами и французами. Между прочим, надо сказать, что проект реактора французского возник практически параллельно с реактором "Пик", и это была середина 60-х годов.

Но первое постановление Совета Министров и ЦК КПСС о строительстве этого реактора вышло лишь в 1969 году, а строить начали в 1976-ом, когда ректора в Гренобле уже работал на полную мощность, и весь мир лучшие свои работы ставил на их пучках.

Финансирования строительства этого объекта начали все ускоряющимися темпами, в 1986-ом провал – это Чернобыль, это всем понятно, но сразу после этого была открыта высокотемпературная сверхпроводимость, и вот "Пик", который мы его зовем "Пиком Николая Ивановича Рыжкова", он в то время был Председателем Совета Министров, он сказал – пока кончать это безобразие, вот вам 3-4 года, вы должны закончить, я четвертый премьер, который строит этот реактор, обещаю вам, буду последним.

Не сдержал слово. Раньше ушел с поста Председателя Совета Министров.

Дальше опять провал. С начала 90-х почти до нуля. И новый подъем с 1999 года, он обусловлен был тем, что Минатом России, понимая, что Академия никогда не доведет до конца строительство этого реактора, согласился финансировать практически половину средств, половину оставшихся работ, это тоже была немалая сумма, и с начала 1999 года это финансирование началось.

Было подписано совместное соглашение Минатома, Российской академии и Миннауки, по которому реактор признавался приоритетным объектом, ставилась задача его пуска с начала в 2001-ом, потом дальше, дальше, дальше, пока не пустили.

Неоднократные обращения к Правительству, у меня имеется штук 20 правительственных поручений заместителей председателей Правительства, самого председателя, помочь разобраться, дать предложения и так далее.

Ничего это не действует на финансово-экономический блок Правительства, поэтому эту работу так и не удается закончить.

А что, собственно, нужно?

Вот в этот реактор, в этот объект, на сегодня вложены средства, эквивалентные примерно 280 миллионам долларов. Оставшиеся работы до физического пуска оцениваются, ну, вот на 1 января 2004 года, примерно 1 миллиард рублей, и примерно 750 миллионов рублей требуется для того, чтобы его вывести на проектную мощность.

Что может дать Академия, Минатом и Минобрнауки теперь? Ну, вы понимаете, что ограниченные внутренние возможности этих месяцев, этих ведомств, и в последние годы, пару лет, финансирование шло на уровне примерно 200 миллионов рублей, ну, легко сообразить, что если миллиард разделить вообще на 200, а миллиард 700 тоже на 200, то это через 8-9 лет можно ожидать ввод этого реактора в строй.

Можно ли это сделать раньше? Конечно. Если увеличить финансирование примерно до 450 миллионов в год, такая возможность мощностей у строительных организаций есть, но нет доброй воли тех, кто вообще решает вопрос, нужно это стране или не нужно.

А что будет, буквально, в 2006 году? Закончится соглашение Минатома с Институтом Ланжевена. Сейчас лучшие работы российских физиков, а это правда лучшие работы, с удовольствием принимаются в Институте Ланжевена, но за это расплачивается Минатом, поставляя туда уран.

Это соглашение заканчивается в 2006 году. У нас ничего в России не остается. Это означает, что область нейтронных исследований высочайших технологий мы просто закроем, как закрыли экспериментальные возможности для физики высоких энергий, потому что строить сейчас ускоритель современный в России, ну, это даже обсуждать нельзя.

В 2006 году, кроме того, войдут в строй нейтронные источники в Америке и в Японии, войдут в строй реакторы в Китае и Аргентине, Россия окажется на задворках этого общества, хотя в течение 50 лет она по существу имела передовые позиции в мире.

Что нужно сделать для того, чтобы этого не случилось? Конечно, надо увеличивать финансирование. О чем мы и просим, о чем мы говорим уже несколько лет, нам надо 400-450 миллионов вместе с теми деньгами, которые вносят сейчас ведомства.

Но сейчас ведомства вносили. Но Дума, ну, с подачи Правительства, естественно, в федеральном бюджете на 2004 год записала строчку – “одна стройка не может финансироваться из бюджетов разных ведомств”, это означает, что тогда одна Академия будет строить этот реактор, и строить его будет всю жизнь, не только мою, но моих детей.

Поэтому, ну, пожалуйста, товарищи депутаты, не допустите, чтобы в бюджете, в законе о бюджете 2005 года повторился этот.

Ну а как, если несколько ведомств заинтересованы в строительстве какого-то объекта, почему эти несколько ведомств не могут совместно финансировать ту или иную работу.

Мне кажется, что выходом из всего этого дела, конечно, явился бы выпуск специального постановления Правительства, которое регламентировало бы и финансирование, и обязанности сторон, и сроки ввода.

Простите, нам уже надоело, наш каждый год за рубежом спрашивают – ну так когда, когда, когда, наконец, войдет в строй "Пик"?

Нас спрашивают в России, нас спрашивают за рубежом, а ответить нам нечего, потому что мы не знаем, что будет завтра.

А самое смешное и самое трудное в жизни – это неопределенность.

Я могу сказать о сегодняшней готовности. Все здания практически построены. Нет здания резервно-дизельного. Оно было. Но его пришлось закрыть, потому что новые правила потребовали его другого расположения.

Главный экспериментальный зал готов.

Технологический зал с двойной облицовкой из нержавеющей стали, с транспортным коридором, с готовой зоной, в которой уже все практически собрано, кроме тепловыделяющих элементов.

Промежуточный контур абсолютно готовый. Его надо промывать и пускать в дело.

Пульт управления практически заполнен.

В основном все есть. И совершенно непонятно, как действовать дальше.

Вот мне не раз уже говорили о том, что: "Ну, как же? Владимир Владимирович Путин, он же из Ленинграда, обратитесь к нему". Но не должен же единственный человек решать все вопросы в стране.

Кроме того, мы вообще такой опыт-то уже имели. Еще во времена Бориса Николаевича Ельцина планировался визит, в частности, на наш объект Президента. С Администрацией Президента, в принципе, все было согласовано. Академию поставили в известность. Всех заинтересованных. А накануне его отъезда меня позвал к себе один из его помощников, который организовывал визиты Президента, попросил меня рассказать об этом объекте, я рассказал. Он выслушал и сказал: "А Вы знаете, а Президента к вам пускать нельзя". "Почему?" - спрашиваю. А потому что, когда он увидит это многолетнее безобразие, он тут же распорядиться закончить эти работы полностью. А денег в казне нет.

Председательствующий. Это все аплодируют, что денег в казне нет.

Валентин Борисович Иванов.

Иванов В.Б. Я хочу сказать, я 35 лет проработал в Институте атомных реакторов. Вы все правильно сказали, но, к сожалению, день пуска реактора станет днем ужасных головных болей. Потому что стоимость эксплуатации такова, в первую очередь, за счет очень дорого топлива и за счет вывоза этого топлива, что теперешняя ситуация, нам пришлось с горечью вчера констатировать на секции экспертного совета, приводит к тому, что есть, и то, не может эксплуатироваться. К сведению задержка заработной платы на три месяца.

И поэтому мой вам совет. До того, как пускать, нарисуйте хотя бы стоимость первых пяти лет. И найдите тех, кто закажет эти работы. В противном случае вам придется тогда еще думать о ядерной безопасности, как вы только загрузите зону. Это примерно в то же пессимистическое русло, но такова жизнь.

Назаренко В.А. Вы же знаете, что реактор СМ-2 - прекрасный реактор. Но его центральный канал, где потом пять на десять в пятнадцатой использовался нейтронный пучок для производства трансурана, а ни для каких физических исследований. А из касательных каналов, некасательных, радиальных каналов, которые на этом реакторе были и есть, там один канал по существу и был ультрахолодных нейтронов. И как Вы правильно сказали, он сейчас закрылся. Таким образом, в России все это закрыто.

Что касается стоимости эксплуатации, то мы ее знаем, она составляет 100 миллионов рублей в год. То, что от этого будет головная боль - несомненно. А то, что ядерная безопасность в порядке - за это отвечает те, кто делает дело.

Председательствующий. Быков Виктор Александрович, Генеральный дир. МТ-МДТ - "Предложение по развитию производственной базы наноэлектрониеки на базе г. Зеленограда".

Быков В.А. В настоящее время у нас в Зеленограде развивается достаточно большая группа предприятий, которую мы создали, и я ее возглавляю, которая занимается бизнесом в направлении сканирующих зондовых микроскопов, и оборудования, сопутствующее оборудование для нанотехнологий.

В настоящее время у нас работает в Зеленограде 250 человек. Приборы продаются более чем в 30 странах. В 20 странах у нас есть представительства. И где-то в 150 центрах в России тоже работают наши приборы.

В результате того, что мы получили определенную поддержку, очень приличную даже, относительно, поддержку со стороны Министерства науки и образования по мегапроекту. Нам удалось разработать в настоящее время новые линии, так называемые нанолаборатории, на которых можно делать и фотолитографии, и работать во многих и многих режимах.

Мы продвинулись и дальше. Эти приборы, вообще говоря, лучшие на рынке. И мы сейчас достаточно успешно действуем, выигрывая тендеры и в Европе, и в Азии, и в Соединенных Штатах. Очень приличный спрос на приборы и в России.

Логика развития подсказывает, что необходимо, кроме того, сканирующие зондовые микроскопы - это хорошо. Они многое что могут, но далеко не все. И для того, чтобы действительно работать интенсивно и хорошо по этому направлению, необходимы более мощные инструменты, которые включают в себя и возможности электронной микроскопии, и так называемой техники сфокусированных ионных пучков.

В настоящее время в кооперации с целым рядом компаний, одна из которых это в прошлом "Филипс", мы развиваем нанотехнологические кластеры.

Создан сейчас прибор и для системы образования. Много что сделано. Но развиваются у нас в России и центры нанотехнологий, и обучающие центры, но это требует следующего шага. То есть сама логика развития бизнеса просто с необходимостью требует следующего шага, то есть перехода к промышленности. И в настоящее время условия для развития у нас, вообще говоря, есть.

Конечно, если рассматривать весь производственный цикл, его поставить в настоящее время нельзя, это очень дорого и долго. Но можно производить приборы как раз те, которые мы сейчас производим и продаем.

С использованием тех возможностей, которые в настоящее время есть, это возможности открытой системы, когда мы можем использовать производственные мощности не только свои, но и использовать производственные мощности Сингапура, Тайваня, центров в Европе нанотехнологий.

Ставя у себя технологии по разработке интегральных схем, и выпуска аппаратуры и корпусирования, собственно, этих интегральных схем так, чтобы к нам приходили, вообще говоря, модули, которые сделаны по нашим технологиям, а мы получали и деньги в результате за эти самые модули. Вот в этом случае можно действительно развить по-настоящему то, что мы и делаем.

В этом случае она будет востребована страной. И в этом случае будет оправданы и вложения в данную технологию. И я думаю, это приведет к тому, что просто эта отрасль будет нормально поставлена.

В настоящее время мы работаем в этом направлении очень интенсивно. Формируем группу предприятий, четыре группы предприятий. В настоящее время разрабатываем бизнес-планы по их развитию.

Один из них, предприятие машиностроения, в которое перерождается наша группа предприятий. Другой по элементной базе, в котором мы предполагаем, тесную кооперацию с центрами, с дизайн центрами, которые в настоящее время есть. Предприятие, которое должно занять наиболее сильное положение на рынке, связанное, в котором заложено производство, разработка в производстве аппаратуры.

В настоящее время зачаток такой групп предприятий уже есть. Они действуют достаточно успешно на рынке медицинского приборостроения. Возникает интересный вопрос. А вообще, существует ли рынок внутри России, который бы сделал вот эту технику рентабельной, есть ли деньги? Если посмотреть на Россию в целом, это сложный вопрос, и это вопрос нашего законодательства и все такое. Но если посмотреть хотя бы на такой маленький регион, как регион Ханты-Мансийска, оказывается, что они вкладывают в настоящее время в закупку приборов более ста миллионов долларов в год. Это уже достаточно приличные деньги. Они идут в чистом виде на финансирование высоких технологий, только не у нас в стране, а вне.

Поэтому создание таких групп от предприятий, про которые, собственно говоря, я и говорю, на мой взгляд, это ключевой вопрос в развитии. И самый большой вопрос в недостатке денег. Вопрос самый главный, это в таких проектах, рентабельность которой можно было бы все-таки разглядеть с относительно близкого расстояния. Вот все, что я, собственно говоря, хотел сказать.

Председательствующий. Спасибо. Юрий Михайлович Евдокимов зав.лаб. Института молекулярной биологии РАН, - "Нанотехнологии на основе двухцепочеченой ДНК".

Евдокимов Ю.М. Уважаемые коллеги, уважаемый председатель, дамы и господа!

Я расскажу об одной узкой проблеме из области нанотехнологии. Это нанотехнология на основе двухцепочных молекул ДНК. Я думаю, здесь все слышали комбинацию этих слов, но я не уверен, что все знают, что это такое.

Нанотехнологии на основе нуклеиновых кислот, это направленное создание сложных трехмерных конструкций с регулируемыми свойствами, строительными элементами, в которых являются двухцепочные молекулы ДНК. Нуклеиновых кислот в принципе. Уникальность предоставленного нам природой идеологического объекта с его структурой, с его уникальными физическими и химическими свойствами говорит нам, что мы обязаны использовать уникальные свойства для строительства таких объектов. И, следовательно, существуют стратегии нанобиотехнологии на основе двухцепочных нуклеиновых кислот. И также возможность применения созданных конструкций для различных целей в области медицины, биотехнологии и так далее.

Важность этой задачи, подчеркивается хотя бы тем, что при офисе Президента Соединенных Штатов было проведено аналогичное совещание, в котором приняли решение этой очень важной организации.

На котором обсуждались вопросы наночастиц, наноматериалов, наноустройств. В разделе наноматериалы основное внимание уделено созданию наноструктур на основе биологических объектов, в частности ДНК.

Важность этого подчеркивается хотя бы тем, что в сентябре опубликована статья, которая переводится у нас нанотехнология и двойная спираль. В чем состоит американский подход к созданию таких сложных структур? Он основан вот на чем. Молекула ДНК, содержащая так называемый липкий конец может взаимодействовать с молекулой ДНК от молекул содержащих дополнительную пару. Образуется двойная спираль. Фермент зашивает такую структур. Это первый ход.

Если сделать синтетическую молекулу ДНК, содержащую так называемую палиндромные, т.е. "одинаково читаемые" (как слева направо, так и справо налево: "а роза упала на лапу Азора"), палиндромное последствие в области ДНК, это такая последовательность легко образует крестообразную структуру самопроизвольно. Следует ли комбинация крестообразной структуры, которую можно сделать тоже липкий конец вот на этой стороне, позволяет получить решетчатые структуры на поверхности. При этом в силу того, что крестообразные структуры гибкие, эта структура может сложиться в следующий объект: практически положенный кубик из молекул ДНК, кубик имеет размер приблизительно 200 нанометров. Метод и анализы естественно это только сверхсильная микроскопия, это только электронная микроскопия. В чем сверхзадача этого проекта?

Нужно создать трехмерную структуру, содержащую молекулы гостей, то есть чужеродных соединений, встроенных в эту систему, и использовать такое образование в наноэлектронике, в оптике и так далее.

Очевидно, что создание таких структур сопряжено с огромными великолепным развитием биотехнологической промышленности, потому что нужно иметь синтетические молекулы ДНК с известными свойствами, нужно иметь системы ферментативного расщепления, сшивание молекул ДНК и так далее, система выбора, из такой системы нужной молекулы и, конечно, связаны с большими затратами. Тем не менее, этот проект сейчас очень активно развивается. И отголоски его находят сейчас уже в европейском проекте по нанотехнологии, который вот с прошлого года начал функционировать.

Мы понимали, будучи бедными научными сотрудниками, что на этом пути соревноваться довольно сложно. Но мы решили пойти с решением задачи с другой стороны.

Мы решили сразу использовать готовую из молекул ДНК, мы сразу создаем пространственно упорядоченную структуру, в которой содержится ряд молекул ДНК, которые упорядоченны спонтанно относительно определенных слоев и в силу физических свойств молекул ДНК, такая система закручивается, образуя так называемый холестерический жидкий кристалл. Следовательно сумасшедшая идея состояла в том, чтобы внутрь жидкого кристалла внести управляемый элемент.

Можно построить такую модель. Молекулы ДНК, между ними можно построить теоретически и практически плоский мост. Этот плоский мост строится из комбинации молекул антибиотиков, из ионов меди. Расстояние между молекулами может регулироваться. И я прошу обратить внимание на комбинацию ионов меди и 4-х атомов кислорода вокруг, эта комбинация привлекает огромное внимание специалистов из разных областей, поскольку всегда у такой комбинации существовали и существуют специфические ферромагнитные и так далее.

Следовательно, если мы правы, то такая конструкция может быть создана. У нее все нанопараметры регулируемы, контролируемы, и в результате такого наностроительства возникают следующие структуры: из молекул ДНК возникают слои. Что произошло?

Произошло на самом деле чудо. Ранее жидкие кристаллы молекул ДНК стали твердыми, трехмерными. Но это хорошо. Почему? Потому что у него сохранились его аномальные оптические свойства. И это удивительно, что в состав одного холестерика под названием ДНК, теперь строен другой холестерик из мостов. Возникли две разные структуры, с разными способами управления за своими свойствами. А следовательно совсем с разными физическими свойствами, которыми можно управлять при помощи разных факторов и так далее. В частности, можно встраивать разные ионометаллы, разные антибиотики и все это дело регулируемо.

Если эта система твердая, то за ней можно посмотреть, это атомное изображение этих частиц, атомных силовой микроскоп. Частицы немножко вытянуты, имеют размер порядка 500 нанометров. И в каждой такой частичке содержится гигантская концентрация антибиотика, гигантская концентрация молекул ДНК ионов металла. Если это так, то областями применения наноструктур являются три очевидные.

Первая. Наноструктура на основе нуклеиновых кислот - это великолепные биодатчики для определения соединений взаимодействующих с ДНК. Наноструктуры - это великолепные носители генетической информации, или антибиотиков или тех изменений, которые встроены в такую структуру. И, наконец, наноструктуры с управляемыми свойствами могут быть использованы в технике, поскольку они представляют собой уникальные фильтры, фильтрующие аномальную оптическую активность.

Мы прекрасно понимали значение первого пункта, а именно создание чувствительных элементов совместной работе с Институтом спектроскопии был создан уникальный прибор, который сейчас сертифицирован, производится и т.д., отмеченный различными призами. И в настоящее время идет разработка этих приборов для нужд отдельных потребителей.

Ясно, что такая работа может решаться только в том случае, если объединяются усилия разных институтов российских в данном случае, но и зарубежных, которые в значительной степени вкладывали свои деньги.

Председательствующий. Чеховой Анатолий Николаевич. Генеральный директор инженерного центра, Российской инженерной академии. "Передовые технологии. Ключевые приоритеты нанотехнологии в инновационном промышленном производстве".

Чеховой А.Н. Я начну с вот такого заявления. От соревнования фундаментальных нанотехнологических школ исследующих ту или иную ипостась нанотехнологии жизненно важно для страны перейти в русло ключевых приоритетов нанотехнологии в инновационном промышленном производстве.

Известно, что длительное время исследования наноэффектов, как у нас в России, так и за рубежом, проводилось и проводится на изолированных кластерах лежащих от двух до сотен атомов, частицах размером 1 нанометр.

Компактное твердое тело с зернами нанометровых размеров остается проблемой в мировой технологической науке. Широко известно для специалистов в области нанотехнологии, что это связано с потерей индивидуальных свойств наночастиц, например, нанопорошков при консолидации и формировании реальной заготовки изделия в соответствии с современной концепцией сборки в субмикронных масштабах.

Развиваемое сегодня в России объемное наноструктурирование металлических материалов основано на представлениях о металлическом материале, как интеллектуальной структурной системе способной к самоорганизации твердотельных кристаллических наноструктур, как защитной реакцией материала на воздействие внешней среды на всех стадиях его жизненного цикла.

Эти технологии подпадают под понятие "критическое" естественно. Так как они находятся тоже на грани возможного измерения и сопряжены с предельным воздействием на материал.

Еще в 80-х годах ушедшего века нами было открыто явление наноструктурирования металлических материалов при эксплуатации. И установлено, что природа прочности металлического материала связана с эволюцией матричных фаз в направлении формирования спектра вторичных упрощающих нанофаз на фоне фрагментации материала. И этим процессом можно управлять в определенной точке бифуркации.

Мы разобрались в закономерностях их строения и построили иерархическую схему самосборки вторичных нанофаз при интенсивных термосиловых воздействиях. Ну, другими словами, интенсивных классических деформациях на традиционные материалы: инструментальные, нержавеющая сталь, металлокерамика, титан, медь, алюминий.

В октябре 2003 года на 4-й Российской выставке изделий и технологий двойного назначения впервые в России состоялся научно-практический семинар по проблемам нанотехнологий для инновационного производства, который собрал ведущих отечественных специалистов в этой междисциплинарной области. Он показал, что в России сегодня исследования сконцентрированы не только на фундаментальных вопросах метрологии и свойств наночастиц, но мотивация сместилась в область технологий и объема наноструктурирования материалов и производства реальных изделий с наноструктурными элементами из стали, металлокерамики, титана, меди, алюминия и их сплавов, повышающих ресурс, реально повышающих ресурс уже сегодня изделия авиакосмической, машиностроительной, станкоинструментальной, строительной, горнодобывающей, медицинской и перерабатывающих отраслей от 200 до 500 процентов, при исключительно малых энергетических и ресурсозатратах.

На семинаре был рассмотрен вопрос о пороговом значении размера наноструктурных элементов, при повышении которого проявляется обычное свойство твердого тела, а ниже наноструктурированного.

Фактически по итогам этого семинара в конце 2003 года с целью создания в ближайшей перспективе высокотехнологических производств и коммерческой реализации наноструктурированной отечественной продукции, в том числе для обеспечения безопасности техногенных систем, под эгидой Российской инженерной академии, отечественными научными и производственными фирмами: ИМАШ имени Благонравова РАН, Инженерный центр "Передовые технологии" Российской инженерной академии Москва, Уфимский государственный авиационно-технологическим университет, Институт физики прочности и материаловедения Сибирского отделения Академии наук, Научно-производственное предприятие "Высокодисперсные металлические порошки", был образован консорциум "Промышленные нанотехнологии России".

Имеющиеся в разработке этих научных и инженерных школ нанотехнологии в области объемов наноструктурирования традиционных материалов, могут позволить России в ближайшее время предложить на рынок новую конкурентоспособную продукцию различного назначения, которую невозможно получить современными технологиями.

Участниками консорциума разработан инновационный мегапроект "Технологии наноструктурного упрощения изделий из традиционных материалов". Он состоит из девяти инновационных проектов.

Я вкратце перечислю. Это повышение долговечности изделий и инструментов различного назначения на этапе эксплуатации, облегченные оболочки для малых космических аппаратов и нержавеющие фитинги, стальной металлокерамический инструмент для металлообработки и техники и комбинированный поворотный инструмент, нержавеющий дамаск с наноструктурными элементами для лезвийного инструмента, алмазоподная нанокерамика на основе карбида кремния повышенной износо- коррозионной и жаростойкости на нанострутурированной подложке, биосовместимые устройства медицинского назначения и наноструктурированного титана, нанотехнологии ВМП - микромодицированные.

Наша наноструктурированная продукция уже сегодня конкурентоспособна с лучшими аналогами зарубежных фирм: "Бетек" Швеция, "Золингер" Германия, защищена патентами Российской Федерации, сертифицирована, отмечена высшими наградами всех международных салонов промышленной собственности.

Объем требуемых инвестиций на завершение ОКР и организацию промышленного производства вот как это не смешно составляет порядка 3-4 миллионов долларов. Объем рынка только по России на сегодня составляет более 1 миллиарда. Затраты по инвестициям окупаются в течение полутора лет при импортозамещении только одного процента объема рынка.

В заключение я хочу сказать вот о чем. Что мы предлагаем включить вот наши разработки по объемам наноструктурирования изделий и инструмента реального сектора экономики в целевую федеральную программу. Дело в том, что цена одного килограмма нашей продукции, цена одного килограмма такой наукоемкой продукции на мировом рынке в десятки раз выше цены продуктов переработки нефти и бензина при исключительно малой себестоимости. А потенциальный рынок по России и СНГ составляет более десяти миллиардов долларов.

Председательствующий. Так. Я хотел бы сказать выступающим, что у нас все-таки не научный семинар. Материалы каждого из выступающих, кроме Спицына, содержатся в розданных вам материалах. Поэтому я просил бы несколько более тезисно выступать и учесть, что никто больше 5 минут не будет дано.

Петрунин Вадим Федорович зав.отраслевой лабораторией ультрадисперсные порошки, "Российская ниша наноматериалов и перспективная база нанотехнологий". Пожалуйста.

Петрунин В.Ф. Уважаемый Жорес Иванович и Валентин Борисович, дорогие коллеги! Мы уже все устали, я хочу внести своим докладом немножко оптимизма и юмора в наше совещание. Оптимизм в том, что я хочу рассказать о таком классе наноматериалов, которым мы пока еще не отстаем от Запада, от Востока. А юмор я хочу добавить в связи с тем, что моя жена, когда сюда направляла сегодня утром, говорит: "Что ты, дурак, идешь, там все равно будет бесполезное совещание, которое ничего не даст". А я говорю: "А Россия, Русь всегда держались на дураках". Вы помните эту сказку про Иванушку-дурачка?

Так вот, это же энтузиасты, и мы, я хочу показать, что на самом деле все-таки энтузиасты могут делать в России на одном из классов наноматерилов.

Здесь уже много говорилось про важность наноматериалов. Я только хочу отметить, что это одна из ключевых технологий, и если посмотреть историю, а это сделал Нобелевский лауреат по экономике групп 3 года назад, что такое ключевые технологии. Ключевые технологии такие, которые определяют развитие всех других технологий на какой-то период времени.

Так вот сейчас мы говорим о нанотехнологиях. Если посмотреть назад, то с начала 19 века это были легкая промышленность, тяжелая индустрия, это были ядерные, энергетические, космические технологии. Я хочу сказать, что когда наша страна занимала ведущие места именно в этих технологиях, в тяжелой индустрии, в ядерной энергетике, в космических технологиях, тогда мы и были великой страной. Если мы сейчас не упустим нанотехнологии, даже если мы не сможем по всему фронту технологий занять ведущие места, занимая только эти, ведущее место в этих технологиях, мы сможем быть великой страной.

Ну, а после такого введения, я хочу рассказать о том, что ультрадисперсные порошки, это те наноматериалы, которыми мы занимаемся очень давно, раньше, чем стали заниматься на Востоке и на Западе, уже более 50 лет. И есть очень много перспективных областей их применения. И я хочу сказать, в частности, это военная техника. Здесь среди нас есть очень много людей, которые к этому касаются, и я хочу сказать, если посмотреть тысячелетнюю историю России, то Россия всегда, будучи между Европой и Азией, всегда занимала ведущие места именно в военной технике.

И я хочу сказать, что именно нанотехнологии позволяют занять и здесь ведущие нам места. Ну, конечно, есть и другие области. Это сегодня очень актуально, безопасность, это энергетика, в том числе ядерная, это газовая, нефтяная, горнодобывающая промышленность, медицина и фармакология. И, конечно, мы не можем обойтись без государственной поддержки, потому что частный бизнес не пойдет в технологии, которые не сулят очень быструю отдачу.

Ультрадисперсные или нанопорошки, как их называют на Западе, они уже сегодня достигли порядка миллиона долларов на рынке оборота и основные области применения это довольно широкие области различных техник и промышленности.

Я вот хочу сказать, что еще в 50-е годы было освоено, в бывшем Минсредмаше СССР было не только освоено производство этих порошков, но и важное применение при решении уранового проекта, нашего отечественного проекта создания атомной бомбы. И уже тогда было налажено производство, которое позволило достичь большого экономического эффекта, порядка 20 миллиардов тогдашних рублей и за что была получена Ленинская премия.

Ну, остальные этапы я не буду повторять за недостатком времени. Хочу сказать, что все это время у нас развивалось это направление. То есть, наноматериалы в виде ультрадисперсных порошков, это наше российское название, и я один из авторов этого термина, проводится около уже, шесть всесоюзных и всероссийских конференций. Сейчас из 2 тысяч специалистов, которые были перед распадом СССР, около 500 еще работают у нас в России и более 100 работают за рубежом. Я хочу отметить, что ученый секретарь национальной программы Японии - Дмитрий Лузгин, а председатель, упоминавшийся здесь уже не раз американской национальной нанотехнологической инициативы программы Лоуренц, то есть Лаврентий Кабаков, тоже русский человек, хотя, конечно, давно уже эмигрировавший от нас.

Несколько слов о терминологии. Я хочу сказать, что мы еще в 1981 году определили ультрадисперсными материалами не просто по геометрическому размеру, поэтому это надо иметь в виду, а не сам по себе малый размер, меньше 100 нанометров, а соизмеримость его с характерными физическими величинами играет роль.

Основные особенности структуры и свойств и причины, которые этому способствуют. Это три причины в основном. Ограничение действия законов физики из-за малого размера, рост удельной поверхности и экстремальные условия синтеза.

Критерий, который в свое время предложил Л.Д. Ландау, наш Нобелевский лауреат, наноматериалы по функции атомного распределения занимают промежуточное положение между кристаллами и аморфными веществами.

Именно отсюда вытекают особенности их свойств. И фактически все свойства: механические, электрические, магнитные, термические, оптические и химические, все свойства этих материалов отличаются. И мы фактически можем их применять в очень широком спектре применения.

Я приведу несколько примеров. Будучи зам. руководителя отраслевой Минатома программы, приведу несколько примеров, которые разработали, довели до опытных образцов в Росатоме, бывшем Минатоме России.

Это совершенствование способа получения топливных таблеток диоксидурана. Добавки ультрадисперсных порошков позволили снизить температуру спекания, увеличить размер зерна, причем не на проценты, а в разы. Этот эффект может быть получен на любых порошках.

Нанофильтр для очистки жидких радиовеществ, который может быть применен для очистки и других, биологически вредных и других наноразмерных примесей.

Очень интересная разработка по разработке нанокраски для защиты ценных бумаг и документов. Я предлагаю бесплатно сделать, защитить документы депутатов Госдумы и другие документы, которые на сегодня лучшие в мире, лучше, чем американские. Мало кто знает, что новые американские доллары, цветные которые, сделаны из таких наномагнитных красок. У нас такие краски тоже разработаны. Две страны - Россия и Америка, имеют такие материалы.

Очень интересный материал ультрадисперсный высокопористый бериллий, который разработан в отрасли атомной энергетика в качестве материала для рентгеновских аппаратов физического и медицинского назначения. Но сейчас он интересен еще и тем, что для лазерно-термоядерного синтеза он может служить единственным или один из двух только всего материалов для оболочки мишени лазерно-термоядерного синтеза.

Я уже говорил о том, что в России всегда разрабатывалась на высшем уровне военная техника. И мы тоже разработали защиту от военной и специальной техники на основе наноструктурных материалов тонкослойных пленок, которые в 70 раз тоньше применяемых сегодня для защиты от обнаружения наших самолетов и кораблей, и которая прошла испытания, имеет патент и сейчас на стадии разработки для промышленного производства.

Если мы добьемся государственной поддержки с помощью депутатов Годумы, присутствующих здесь, я надеюсь, то, как показывает пример Соединенных Штатов Америки, государственная поддержка инициирует, стимулирует поддержку частного сектора. Сейчас, когда к нам обращаются новые русские или другие наши капиталисты российские, то они спрашивают, очень часто спрашивают: а что государство? Когда говоришь, какие эффекты могут получиться от применения наноматериалов, они говорят: а почему государство до сих пор не обратило на вас внимание?

Поэтому если у нас будет хоть какая-то государственная национальная программы, я уверен, я даже знаю фактически фамилии российских новых олигархов, которые готовы поддержать и свои личные вклады вложить, если будет государственная поддержка.

И в заключение, я хочу еще раз сказать, что на самом деле у нас есть класс наноматериалов, который имеет больше всего способов. Синтез у нас разработан около 20 на сегодня. У нас есть уже опытное производство, опытные выпуски опытных партий ультрадисперсных нанопорошков, и которые при государственной поддержке могут стать основой базы для развития нанотехнологий. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо. Борис Владимирович Спицын, ИФХ РАН, зав.лаб. -"Наноалмаз" науке и практике".

Спицын Б.В. На фоне известного интереса и развития новых углеродных структур - фулеренов и нанотрубок - также весьма заметным и быстрым является рост интереса и развития исследований по наноструктурированному алмазу, начиная от отдельных частиц до наноструктурированных алмазных пленок. Алмаз, как известно, по сумме свойств превосходит любой из известных материалов и занимает высшую ступеньку в их иерархии, являясь своеобразным сверхматериалом. Можно полагать, что в наносостоянии он тоже будет иметь исключительно интересные для науки и практики свойства.

Если он так хорошо, то каковы же источники алмаза? Это четыре источника. Природные месторождения. Классический синтез при высоких давлениях и температурах. И два газофазных, в которых наша страна имеет несомненный приоритет. В условиях взрыва и в более мягких условиях синтеза из газовой фазы.

Мы у нас в Институте физической химии на ранних стадиях синтеза алмаза методом химической транспортной реакции прошли через эту стадию, вот это нулевой момент времени, дальше через 15 минут, вот здесь стадия, когда образуется наночастица алмаза, и тут стадия формирования поликристаллической алмазной пленки. Но, конечно, сейчас основной источник наноалмаза - это налаженный в России, в СНГ синтез детонационного наноалмаза. Это частицы размером в среднем 4,2 нанометра. И производство их может составлять тонны в год. Это один из немногих реальных продуктов, которые получаются в столь больших количествах. Но все-таки это особый продукт, и вот его преимущества и особенности вы можете видеть здесь на экране.

Это настоящий алмаз, но он содержит и некоторые углеродные и неуглеродные примеси, и неизбежно бывает агрегация частиц и полифункциональный состав поверхности. Поэтому мы разработанными нами методами в газовой фазе научились менять состав этой поверхности. Можем придавать ей гидрофильные, гидрофобные свойства, кислотные и основные. Очевидно, это путь для управления таким большим массивом частицы, путь к созданию пленочных и других, и также трехмерных материалов, в которых нуждаются новые области техники, такие как микроэлектроника. Здесь можно, например, создать исключительно наногетерогенную структуру, в которой можно создать плоские электронные эмиттеры.

Такие примеры, в особенности за рубежом, многочисленны. Но за рубежом имеют современную технику, как уже не раз говорили, прекрасное материальное обеспечение. И вот пользуясь этой трибуной и тем, что она находится в стенах нашей Думы, я должен сказать вот свое мнение, что когда видишь заседание вот это, и особенно в наших ученых советах, видно множество, море седых голов, такое впечатление, что наступила научная зима. Раньше говорили о ядерной зиме, а, может быть, о метеоритной зиме, сейчас надо отчетливо понимать, что наступила научная зима. А, как говорил один мой коллега за рубежом, наука - это душа нации. Если мы ее лишимся, то что будет с телом?

Поэтому я полагаю, что нужно действительно принимать самые крутые меры, в частности на примере нанонауки, нанотехнологии, по поддержке их, в том числе по созданию кадров молодых специалистов, которые приступят к созданию новой российской науки вслед за нами. Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо. Так, мы вот тут переставим немножко двух докладчиков последних, поскольку Глеб Константинович Боресков, хотя он всего лишь аспирант, но он ставит очень важную подытоживающую проблему, я бы сказал. А потом я, наверное, неправильно выразился: хоть всего лишь аспирант. Аспирант - это очень хорошо. Это просто от зависти.

Председательствующий. Слово имеет Александр Сергеевич Заседателев - заместитель директора Института молекулярной биологии, им. В.А. Энгельгардта РАН "Нанобиотехнологии с макро и микро периферией. Биологические микрочипы".

Заседателев А.С. Глубокоуважаемый Жорес Иванович, дорогие коллеги! Я представляю здесь Институт молекулярной биологии и расскажу о работах, которые как раз развивались за счет аспирантов и студентов в основном физико-технического института, московского университета. Вот здесь представлены молекулярные структуры различных молекулярных машин, которые функционируют и у нас с вами, или их комплексов, как справа представлен фрагмент молекулы ДНК, связанный со специально целенаправленно синтезируемым антибиотиком, который является противоопухолевым.

Все это попадает, все эти структуры попадают как раз в нанопространство, и для того чтобы эти механизмы использовать, для того чтобы их создавать целенаправленным образом, безусловно, нужны знания о том, основные базовые знания о том, как это все устроено, для этого нужны методы прежде всего кристаллографические, которые развиваются в институте кристаллографии. Вот на следующем рисунке, пожалуйста, покажите, здесь показана молекула рицина с большим разрешением. А на следующем рисунке показаны те устройства, отнюдь не нано-, это макроустройства, которые сопрягают исследователя или пользователя с изучаемым объектом в нанопространстве.

Вот на следующем рисунке представлена одна из возможных периферий, которые используют не только макро-, но и микросопрягающие элементы. Это была технология биологических микрочипов, которая была создана академиком А.Э. Мирзабековым в Институте молекулярной биологии. И 19 октября Андрею Эдуардовичу исполнилось бы 67 лет. И вот здесь показано, что основным элементом биологического микрочипа является плоская пластинка, на которой расположено большое количество микроячеек, в каждой из которых иммобилизованы специальные молекулярные зонды. Пожалуйста, следующий рисунок.

Развиваемая технология работает таким образом. Сначала берется проба и после определенной процедуры подготовки помещается внутрь биочипа. Далее этот биочип помещается в специальное анализирующее устройство, и компьютерная программа выдает результат исследователю или лаборанту, который проводит анализы. На следующем рисунке показан размер, фрагмент биочипа, помещенного внутрь камеры, вот молекулярные зонды, благодаря высокоспецифичному взаимодействию между биологическими молекулами, взаимодействуют с флуоресцентной меченой пробой. И в тех местах, где образуются специфические комплексы, при облучении светом мы видим яркое свечение. И, собственно, оно и регистрируется вот этой макроаппаратурой, которая анализирует эти микроячейки.

На следующем рисунке представлены приборы и оборудование, которые были созданы в Институте молекулярной биологии, исследовательские и те, которые используются в лабораториях. Следующий рисунок, пожалуйста. Здесь результат анализа выявления лекарственно устойчивых форм туберкулеза. Вот слева показано распределение сигналов, которое свидетельствует о том, что туберкулез действительно есть, как показывает синяя стрелка справа.

Другой анализ, тоже туберкулез есть. Но появляются два дополнительных пятна, которые свидетельствуют о том, что это лекарственно-устойчивая форма туберкулеза. И их следует лечить специальными препаратами второго ряда.

На следующем рисунке показано применение биологических микрочипов для выявления, для анализа и детекции спор сибирской язвы. Вот видно отличие, скажем, спор, которые используются, штам, который используется в качестве вакцинации, и боевой штам, который нежелательно получить в конверте, а также непатогенные бакцилы.

Следующий рисунок показывает применение биочипов для анализа плазмы крови с целью выявления фрагментов или молекул так называемых онкомаркеров, которые свидетельствуют о начале заболевания раком. И вот светимость, которая здесь возникает, здесь везде негативы, поэтому темные пятнышки, свидетельствует о типе онкологического заболевания.

Следующий рисунок, пожалуйста. Это уже анализ человеческого генома. Анализ и выявление хромосомных транслокаций, которые бывают при лейкозах. Для терапевта очень важно знать, какой тип транслокации возникает. Вот этот чип без транслокации, надеюсь у нас с вами результат анализа был бы таким же. А вот различные типы транслокации помогают терапевту определить выбор терапии и лечения для того, чтобы, обычно у детей это заболевание, для того, чтобы назначить правильную терапию, щадящую или наоборот очень сильного действия.

На следующем рисунке показан анализ вариаций человеческого генома, которые следует знать, вообще-то, каждому человеку. И уж во всяком случае пациенту онкологических клиник. Врач должен знать, какие лекарственные соединения можно, а какие нельзя назначать, поскольку так устроена биохимическая система может быть у пациента и у 10 процентов людей она так устроена, что определенные типы лекарственных соединений плохо утилизируются. Вот слева показано, как выглядит чип для человека ненормального, все люди нормальные. Но без такого поля морфизма, который замедляет утилизацию лекарств, а справа различные вариации, которые следует учитывать.

И на следующем слайде представлен уже более сложный чип, который содержит более четырех тысяч ячеек. Он используется для научных исследований, когда в течение одного эксперимента можно провести исследование сразу в четырех тысячах ячеек, наблюдать различные динамические параметры, определять теромедомические параметры различных комплексов и в частности исследовать комплексы регуляторых белков с ДНК, выявляя их специфичность, определяя, каким образом они узнают последовательности оснований ДНК для того, чтобы осуществить свою регуляторную функцию.

Наконец, на последнем слайде представлено, вот здесь на карте представлены те учреждения, в которых уже функционирует вот эта аппаратура, которая изображена слева и один из типов чипов, которые представлены справа. Вы здесь видите, во-первых, в Москве три центра оснащены нашим оборудованием. "Фуд энд Драг Администрейшн" в Атланте, в Вашингтоне. Университет Арканзаса, "СиДиСи" центр контроля над заболеванием в Атланте. "Джон Хопкинс Университи" и институт с молекулярной биологией в Кыргызстане. Сеульский институт туберкулеза и наш в Сибири Исследовательский центр "Веко".

Благодарю вас за внимание. Хочу еще раз подчеркнуть, что все, что я здесь показал, это создано руками молодых научных сотрудников, аспирантов и студентов, которые активно трудятся в лаборатории биологических микрочипов института молекулярной биологии, который, еще раз повторяю, создал вот этот коллектив, создал академик Андрей Эдуардович Мерзабеков.

Председательствующий. Спасибо.

К сожалению, я слушал его доклад на собрании академии наук около двух лет тому назад. Это огромное несчастья для нас, что его с нами больше нет.

Глеб Константинович Боресков - "Стратегическое управление научной отраслью "Путь к возрождению".

Боресков Г.К. Здравствуйте!

Все слышали, что 26 августа сего года на коллегии Министерства образования и науки была одобрена концепция участия Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки, которая сводится к тому, чтобы порекомендовать российскому руководству отказаться от какого-либо управления научной деятельности и произвести значительное ее сокращение.

Разработчики концепции активно используют тезис о низкой бюджетной эффективности научных организаций, причем не делается никакого различия между организациями, добывающими фундаментальное здание, и организациями, которые могут реализовать конечный научный продукт. Предполагается научные организации, созданные для решения стратегических задач масштаба страны, преобразовать в акционерные общества, занятые поиском источников дохода. Это даже не использование микроскопа для забивания гвоздей. Микроскопу, предлагают пойти заработать немного денег, а потом заплатить с них налоги. Если бы в 40-х годах советское правительство при реализации атомного проекта руководствовалось теми же принципами, тогда бы целью атомной программы была продажа атомной бомбы тому, кто больше заплатит. А если бы такового не нашлось, И.В. Курчатову предложили бы заняться изготовлением чего-нибудь вроде тефлоновых сковородок.

Разработчики концепции предполагают, что такие действия будут способствовать развитию негосударственного сектора науки и переходу к экономики знаний. Вера в чудотворную силу свободного рынка это хорошо, но, к сожалению, подобные эксперименты на государственном уровне имели плачевные результаты. Скажем, в начале 20 века в Германии общепризнанная теория экономики общественного сектора показывает, что рыночные механизмы в подобных областях часто бывают абсолютно не эффективны.

В свое время мне довелось работать в НИИ, которое стало акционерным обществом. И оно занималось изначально разработкой техники, но потом занялось просто продажей западных образцов. И когда я там работал, из шести пульманов, которые стояли в лаборатории, использовался только один и то в горизонтальном состоянии в качестве обеденного стола. Возможно это, конечно, более эффективно, потому что все-таки было, что на этот стол можно поставить, но, мне кажется, что оценивать эффективность научной организации исключительно по финансовым показателям, это абсолютно не корректно.

В настоящее время по забавному стечению обстоятельств среди коммерческих фирм намечается обратная тенденция. Дело в том, что финансовые метрики имеют исключительно ретроспективый характер, то есть они оценивают результаты деятельности предприятия за какой-то период времени, конечные результаты. И когда речь идет о долгосрочном стратегическом планировании и управлении, сейчас очень часто вместо них используют так называемые опережающие индикаторы, имеющие не денежный характер в большинстве случаев.

Для коммерческих фирм это может быть доля рынка, текучесть кадров, стоимость обучения сотрудников, стоимость административных ошибок. Управление такими показателями позволяет гораздо более эффективно достигать поставленных стратегических целей. И большинство крупных, очень эффективно действующих международных корпораций, используют систему стратегического планирования и управления, реализованные на основе подобных индикаторов опережающих.

Надо сказать, что для российской науки огромной проблемой, может быть, даже больше, чем недостаток государственного финансирования, является недостаток государственного управления. Российская наука создавалась, как инструмент для решения стратегических задач государственного уровня. За предыдущие десятилетия в нее были вложены огромные средства, те самые, которые сейчас могут быть разбазарены в результате попыток реализации некоторых либерально экономических идей. Но в свое время отцы-изуиты говорили, что для того, чтобы оправдать средства, нужна, как минимум, цель. И поставить перед наукой такие цели - это основная задача в области науки российского Правительства. Разумеется, кроме стратегических целей, средств для успешного функционирования, требуются механизмы централизованного планирования и контроля. Для этого можно использовать одну из систем стратегического планирования и управления, построенную на основе таких опережающих индикаторов, которые успешно применяются ведущими международными корпорациями.

Я попросил включить в материалы заседания описание одной из таких систем, она называется "Сбалансированная система показателей". Она характерна тем, что успешно применялась не только в коммерческих корпорациях, но и во многих некоммерческих организациях. Ее суть сводится к тому, что после определения стратегических целей организации, строится иерархия подцелей, связанных причинно-следственными связями. К каждой такой цели привязывается численный показатель, позволяющий судить о степени ее достижения.

Затем формируются стратегические задачи по достижению этих целей, определяются сроки их выполнения, точки промежуточного контроля. Ну, и надо сказать, большинство показателей носят не финансовый характер. Но финансовый, конечно, присутствует. Все это вместе образует так называемую стратегическую карту. И иерархия таких карт, она как раз и образует такую систему. Иерархия строится для различных уровней организаций, причем строится сверху вниз.

Эта система не может, разумеется, существовать только для бумаги. Необходимо единое информационное пространство, соответствующая подготовка сотрудников. Ну, и естественно, некая информационная система.

Тут большим плюсом для российской науки является то, что, практически, все научные организации уже связаны в единое информационное электронное пространство и квалификация сотрудников в области электронных технологий, информационных гораздо выше, чем большинства сотрудников крупных международных фирм.

Ну, итак, предпосылки для внедрения такой системы для управления российской наукой - это первое, некоммерческая направленность деятельность, особенно фундаментальной науки.

Второе. Невозможность адекватного измерения результатов исследовательских проектов финансовыми показателями.

Третье. Необходимость учета при стратегическом планировании приоритетных проектов и задач, поставленных Правительством России.

Четвертое. Высокая степень централизованности отрасли, которая позволяет начать процесс внедрения системы сверху.

Пятое. Высокая квалификация работников, о которой я уже говорил, позволяющая использовать эту систему. Высокая степень оснащенности информационными технологиями и наличие достаточного потенциала, чтобы разработать собственный вариант такой системы и внедрить ее в кратчайшие сроки.

Ну, по результатам вышеизложенного я хотел бы предложить внести в резолюцию следующий пункт.

Это - первое. Провести анализ концепции участия Российской Федерации в управлении государственными организациями, осуществляющими деятельность в сфере науки с целью выявления негативных последствий ее реализации. Потому что тут такая ситуация, что разрушить имеющуюся систему очень легко. Но для того, чтобы воссоздать ее, это потребуется десятилетие, в лучшем случае.

Второе. Рассмотреть возможность принятия правительственной программы по стратегическому планированию и управлению научной отраслью под эгидой РАН и соответствующих федеральных агентств.

И, наконец, создание экспертного совета по подготовке этой программы.

Ну, вот по докладу я закончил. Но тут еще вот присутствующие молодые ученые специалисты попросили зачитать некоторый документ. Произошло совещание в МГТУ имени Баумана, где участвовали молодые ученые, некоторые из них здесь присутствуют. И итогом явилось предложение внести в итоговые документы заседания вот следующее.

В рамках межфракционного депутатского объединения "Наука и высокие технологии" организовать постоянно действующую секцию молодых ученых и специалистов для решения следующих задач.

Реального участия представителей совета молодых и ученых и специалистов предприятий и научных учреждений высокотехнологичного комплекса России в законотворческой деятельности.

Интеграция деятельности молодежных научных организаций России.

Поддержка мероприятий: конференций, семинаров и симпозиумов.

Разработка подходов к обеспечению ротации кадров научно-технического комплекса.

Выработка мер социальной поддержки молодых ученых и специалистов предприятий и научных учреждений.

Председательствующий. Мы заслушали все выступления и нужно подводить нам некоторые итоги.

Я хотел бы сказать, в частности, по последнему выступлению, очень интересному, хорошему. И замечательно, что молодой ученый перед нами выступил.

Я опоздал сегодня на наше заседание, несколько затянулось заседание недавно вновь заново созданного Совета по науке, технологии и образованию при Президенте Российской Федерации. В частности, на этом совете, в том числе и во многих выступлениях, и в выступлении Президента страны говорилось вот о том, о чем говорил сейчас Глеб Константинович - это о концепции участия Российской Федерации в управлении имущественными комплексами государственных организаций.

Я должен сказать, что мне очень понравился комментарий по этому поводу Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, которые сводились, примерно, к следующему, что ко всем нововведениям нужно относиться крайне внимательно. И наиболее целесообразно смотреть на то, что возникло в самой жизни и поддержать, прежде всего, эти направления.

Хотя, конечно, он вместе с тем отметил, что изменения в участии государства в управлении в сфере науки, безусловно, должны происходить, поскольку и академия наук, и научная сфера, конечно, изменилась. И в новых условиях мы не можем, вообще говоря, применять все старые концепции, как говорится. Но вместе с тем, я бы хотел сказать, что меня лично очень обрадовал его комментарий в том, что нужно на самом деле очень внимательно смотреть, что, как говорится, происходит и рождается самой жизнью и научным сообществом и все реформирования проводить крайне тщательно и подходить к этому делу очень внимательно.

Теперь, я думаю, что тот интерес, который у нас к данной проблеме появился, и как вы знаете прекрасно, мы не поместились в этом зале, и была очень напряженная обстановка в связи с тем, что интерес на самом деле к проблемам нанотехнологий, проблемам и развития нанотехнологий и подготовки кадров огромный. И, безусловно, нанотехнологии - это есть та область, в которой, вообще говоря, Россия, у нас еще сохранился хотя не в полном объеме. Мы имеем огромные трудности, но научный потенциал России не сравним сегодня с ее промышленным потенциалом в области высоких технологий, и это относится и нанотехнологиям полностью тоже. И поэтому, безусловно, наша задача заключается в том, чтобы использовать наш научный потенциал в области нанотехнологий для развития экономического и промышленного потенциала.

В связи с этим у меня такие замечания к тому решению, которое вам роздано всем и которое мы должны принять. Прежде всего, я хочу сказать, что к величайшему сожалению, решение мы принимаем, как принятое несколько месяцев назад, когда мы проводили аналогичное мероприятие на тему: "Состояние и перспективы развития полупроводниковой электроники в России" не особенно действенны. Сравнивая проект решения, который предложен вам сегодня, и тот проект решения, который принимался тогда по поводу полупроводниковой электроники, я вижу большую аналогию. И с грустью должен констатировать, что кое-что из того, что там принималось, могло бы уже начать выполняться, но этого до сих пор не произошло.

Мне кажется, что остальное, что записано, нужно принять. Оставив пять пунктов в проекте нашего решения. В качестве пятого пункта предлагаю принять следующее.

Обратиться к руководителям обеих палат Федерального Собрания Российской Федерации с предложением о безотлагательном обсуждении проекта Концепции развития наноиндустрии в России до 2010 года, который сегодня разрабатывается Правительством. Почему о безотлагательном обсуждении, потому что именно мы в Концепцию должны добавить массу вещей, и, безусловно, добиться того, что записано в нашем решении, поставить вопрос о разработке и принятии Федеральной целевой программы развития нанотехнологий в России. Потому что в концепции, в последнем экземпляре проекта концепции, это отсутствует.

И точно так же у нас разработан целый ряд предложений по практической реализации этой концепции. И, если мы не проведем безотлагательно это мероприятие, то мы не сможем реализовать эти предложения

У меня такое предложение, конечно, обсуждение проекта Концепции развития наноиндустрии в России до 2010 года есть крайняя необходимость. Я не думаю, что мы должны проводить это обсуждение в столь большом коллективе.

Я думаю, что нет возражений насчет включения этого пятого пункта. А как его лучше проводить, мне бы хотелось услышать ваше соображение и мнение.

Кроме того, я хотел бы объявить. Я получил здесь записку от Юрия Михайловича Проходского. Он просит 25 секунд с тем, чтобы представить журнал, который называется “Интеграл” - научно практический журнал, в том числе и о перспективах нанотехнологии. Но я, по-моему, вместо вас эти 25 секунд уже использовал, пять, пожалуйста.

Проходский Ю.М. С образцами журнала можно ознакомиться на выходе и даже получить их за визитку у главного редактора Парфенова Владимира Анатольевича. Журнал научно-практический посвящен вопросам реализации на практике достижений науки. Журнал пытается стать успешно, похоже, ваковским. Наряду с публикацией материалов рекламного, обзорного, хотите если, конъюнктурного характера, серьезные, рецензируемые научные статьи.

Надеемся на сотрудничество со всеми присутствующими. Звоните.

Уколов И.С. Жорес Иванович, а я хотел внести предложение по технологии обсуждения на совместном заседании. Надо использовать опыт соединенных Штатов Америки. Когда от руководства “Майкла Рока” собрался некий круг компетентных людей, то был представлен доклад Конгрессу, откуда и возникла национальная наноинициатива.

После этого этот доклад лег на стол Президенту, и Б. Клинтон 21 января 2000 года обратился к американскому народу с пресс-релизом и по средствам массовой информации.

То есть, иными словами, может быть, надо какое-то блиц обсуждение и сделать, но потом все равно надо воспользоваться вот этим опытом. Потому что это фундаментальный опыт, только так создаются вот такие крупные программы. Это не должно быть Новгородское Вече, это должен быть узкий достаточно круг компетентных людей.

И я обращаюсь к вам, Жорес Иванович, чтобы как-то к этому немножко внимания уделить.

Иванов В.Б. Уважаемые коллеги, если вы внимательно посмотрите на это решение, то единственны инструмент, который можно применить, это по пункту 2 – Федеральная целевая программа.

Если мы добьемся такой целевой федеральной программы, туда войдет всё, что вы говорите, и это надо делать незамедлительно. Поэтому пункт 2 никуда нельзя сдвигать, потому что первый – это декларативный, а второй – это на самом деле, что нужно требовать от именно Государственной Думы. И мы должны дать обязательства с Жоресом Ивановичем, что или от комитета, или лично обратиться в Правительство с тем, что началась разработка такой программы. Программа будет длиться, разработка, примерно год.

Поэтому все, кто здесь сидит, и, кто заинтересован в получении государственной поддержки, просьба: в этом участвовать активно. Потому что есть вот этот центр, который этим занимается. И мы в данном случае только как промежуточное звено, которое может, может быть, организовать этот диалог с Правительством.

Не будет этой программы, все записи, все остальные, расплываются, они принимаются, но не попадают никуда.

Что касается обсуждения, уважаемый Жорес Иванович, это абсолютно правильно, но это в помощь только программе. Все должно быть сейчас направлено на то, чтобы такая программа появилась. А ее обсчет и номенклатура пунктов – это вот будущая работа. Поэтому вот это мое мнение.

Председательствующий. Спасибо, Валентин Борисович. Я, в принципе, с вами согласен. И можно было бы пятый пункт объединить со вторым. Потому что я хочу сказать следующую вещь.

Без обсуждения с руководителями обеих палат, как минимум, и, возможно, с приглашением уполномоченных от Правительства, мы упустим это дело просто. Потому что проект концепции о развитии наноиндустрии,

он, вообще, Правительством разрабатывается, на самом деле, довольно большой период времени. В Академию наук он присылался неоднократно. Мы давали массу предложений и замечаний. И наиболее существенная вещь – это о разработке и принятии Федеральной целевой программы развития нана-технологии в России. В концепции не учтено. Поэтому здесь я хотел бы услышать, тем не менее, предложения, как лучше реализовать это обсуждение.

Председательствующий. Пожалуйста, Роберт Арнольдович.

Сурис Р.А. Значит, вот я что-то этот второй пункт... Вчитался в него и не понял одной вещи... он какой-то увертливый: поставить вопрос о разработке и принятии. А почему не написать: признать необходимым.

Иванов В.Б. Я постараюсь ответить. Я уже поправил. Правильно он должен звучать так: от имени Государственной Думы или от нашего межфракционного объединения обратиться в Правительство с предложением о разработке и принятии федеральной целевой программы.

И хочу ответить на то, что вы говорили. Да, федеральные целевые программы финансируются не полностью. Да, мы можем сказать, что некоторые из них умирают. Но назовите другой инструмент. Потому что просто призывать платить – это надо знать строчку в бюджете. Вот если есть строчка в бюджете, была бы такая, которая посвящена определенной вещи. Ее нет, и поэтому этот инструмент только существует, когда появляется федеральная целевая программа. Вот в бюджете на 2005 год можно найти массу таких федеральных целевых программ и те деньги, которые на них положены. Я могу их там перечислять. Поэтому сейчас важно, ибо правильно вот здесь говорят: всю нашу общественность, все наши, так сказать, вот мнения по этому поводу направить на одно – быстрее создать такую программу и поставить ее под контроль научной общественности. Будет ли это РАН, будет ли это еще кто-то – это уже другой вопрос. Вот когда мы узнаем, сколько денег, кому и когда будет, вот тогда будет предмет для дискуссий. Нет другого инструмента, вы уж извините.

. Но кроме строчек в бюджете есть еще другие источники.

Председательствующий. Да, пожалуйста. Сейчас, одну секундочку.

Я могу сделать один комментарий. Я подавал поправку во второе чтение для того, чтобы использовать средства, накопившиеся в Стабилизационном фонде на развитие как раз нанотехнологии. Поправка эта была отклонена во втором чтении, потому что Стабилизационный фонд трогать нельзя.

. А что касается внебюджетных фондов, то это... Мы можем быть только вашими как бы помощниками, потому что внебюджетные фонды не принадлежат юрисдикции Думы. Если вы найдете где-то деньги, я сомневаюсь, что вы можете, значит, преобразовать этот внутренний фонд. Так ради Бога, тогда это уже на прямой связи между хозяйствующими субъектами или юридическими лицами и все. Потому что Дума никак не может вмешаться во внебюджетные фонды. Мы распоряжаемся только бюджетом, и нужно заставлять Правительство, чтобы в этом бюджете была такая целевая программа, и там лежали деньги, необходимые для этого. Вот наша задача.

Председательствующий. Так, пожалуйста.

Петрунин В.Ф. Петрунин Вадим Федорович, напомню.

Жорес Иванович, к вам лично, к Валентину Борисовичу и к вашим помощникам. Не обязательно записывать в решение нашего совещания, но такое предложение: опубликовать кратко то, что мы сегодня говорили в печати российского, общероссийского масштаба. Я к помощникам тоже обращаюсь, в первую очередь, потому что если мы поговорим и не можем воздействовать, как вы уже привели пример непосредственно в Государственной Думе, может быть, через печать, через общественность околонаучную, общественное мнение выскажем ни один раз. И вот пример приводили, и я тоже знаю, что Клинтон как раз тоже таким методом воспользовался в свое время.

Председательствующий. Но я бы хотел по этому поводу сказать. Конечно, безусловно, опубликовать нужно, и, я думаю, что это будет сделано, и мы сами, и с нашими помощниками. Но не переоценивайте результаты от этой публикации. Потому что, скажем, предыдущее аналогичное собрание о состоянии полупроводниковой электроники в России нашло публикацию во многих и газетах, и журналах. Ничего от этого не произошло. Поэтому я-то вот по-прежнему считаю, что для того, чтобы реально вообще... То, что работы по нана-технологии важны и являются ключом развития, могут быть общенациональной программой, все это так, и примеров масса – программы в Соединенных Штатах, огромное финансирование. У нас этого нет, и у нас пока, как говорится, в концепции развития и не предусматривается.

Чем хороша программа? Потому что в рамках программы может быть научно-технический совет, могут быть организации, которые реально ведут управление программой и направлениями ее развития. Мне лично кажется, но я хотел бы услышать и другие мнения, что вот чисто практически, наверное, мы должны сделать следующее: наше межфракционное депутатское объединение, которое насчитывает, вообще, в списочном составе около 60 человек, должно, вообще говоря, позвать руководство обеих, федеральных палат, иметь группу рабочую специалистов. И вот это межфракционное депутатское объединение должно провести это мероприятие. 55 депутатов Государственной Думы – это, в общем, заметная сила. При этом мы должны, безусловно, привлечь, потому что среди этих 55-ти депутатов много и неспециалистов в данной области, но, как говорится, болеющих за все это дело. И мы должны привлечь рабочую группу специалистов. Откладывать это дело нельзя по той простой причине, что концепция эта Правительством разрабатывается, она потом будет заслушана, утверждена и мы останемся с боку и программы не будет. Вот и все.

Председательствующий. Я думаю, что это нужно вставить, в общем, потому что, на самом деле, все эти... вся компонентная, элементная база и материалы реализуются в устройствах и системах.

Пожалуйста.

Заяц В.А., Ученый секретарь Отделения физических наук.

Сегодня в Академию наук пришла последняя редакция концепции и планы мероприятий по реализации, и развитию нанотехнологий, разрабатываемые Минобрнаукой.

За минувший год это пятая или шестая редакция. Но в отличие от первой, где стоял пункт о формировании отдельной целевой программы по нанотехнологиям и наноматериалам, и даже называлась ориентировочная цифра годового финансирования 711 миллионов рублей, в этом документе в концепции осталось: “Основным условием успешной реализации государственной политики в области наноиндустрии является обеспечение программно-целевого подхода к реализации концепции”. А в плане мероприятий отдельная программа вычеркнута, ее нет. И, несмотря на неоднократные возражения Российской академии наук, Министерства обороны, категорические возражения против исчезновения этого пункта, вот документ, подписанный А.А. Фурсенко 22 октября, предлагает нам идти по такому пути.

Гинзбург говорил: “Чтобы получить Нобелевскую премию, надо быть долгожителем. Чтобы дождаться пуска реактора ПИК или реализации программы нанотехнологии надо быть бессмертным”.

Председательствующий. Спасибо. Пожалуйста.

Мальцев П.П. Секция прикладных проблем, профессор Петр Павлович Мальцев.

Мнение Министерства обороны совпадает с новыми правками пункт 5 и уточнение пункта 2. Официальные предложения обращения в Правительство от Думы мы передаем вам официально.

Председательствующий. Спасибо.

Ну, что есть еще замечания? Пожалуйста.

Ломберг. заместитель генерального директора ВИАМ.

Сейчас у меня есть одно поручение для этого представительного собрания. В настоящее время в Сочи проходит большое совещание под руководством академика-секретаря Кабанова, в котором участвуют генеральные конструктора авиационно-космической отрасли, директора ведущих институтов РАН, отраслевых институтов, представители Министерства обороны и многих других ведомств. Они просили передать этому собранию, по телефону мне передали, что ситуация по обеспечению государственной программы вооружения госзаказа находится под угрозой срыва в части обеспечения полимерными композиционными материалами. Причем это обеспечение предусматривает широкое использование нанотехнологий.

Это совещание поддерживает предложение по разработке программы “Наноматериалы”, предложенной академиком Алферовым Жоресом Ивановичем. Программа является перспективной, нужной и без нанотехнологий невозможно создание нового поколения материалов. Ученые и представители Министерства обороны, участвующие в совещании, считают, что приоритетные направления развития науки и техники и критические технологии, обсуждавшиеся на коллегии Министерства образования и науки, неприемлемы и требуют уточнения.

По мнению члена Высшего политсовета “Единой России” Соломонова, который тоже участвует в совещании, отсутствие таких приоритетных направлений, как космические, авиационные технологии, новые материалы и химические технологии противоречат тем заявлениям, которые были сделаны фракцией “Единая Россия”.

Председательствующий. Так, еще? Все. Тогда примем к реализации. Спасибо.

Дата публикации: 25 января 2005
Источник: SciTecLibrary.ru

Вы можете оставить свой комментарий по этой статье или прочитать мнения других в следующих разделах ФОРУМА:
Свернуть Защита интеллектуальной собственности и авторских прав
Диспуты по темам изобретательства. Вопросы по изобретениям, проблемы на пути изобретателей и методы их решения.
Патентование. Все о патентовании изобретений, полезных моделей, промышленных образцов и товарных знаков.
Нерешенные задачи. Здесь идет обсуждение нерешенных задач: безопорный двигатель, вечный двигатель, преодоление гравитации и пр.
Свернуть Точные науки и дисциплины
Дебаты по Теории Относительности Эйнштейна. Все кому не лень хотят опровергнуть Теорию Относительности Эйнштейна. Вам предоставляется слово для аргументации.
Физика, астрономия, математические решения. Физико-математические вопросы, наблюдения, исследования, теории и их решение.
Физика альтернативная. Новые взгляды на физические законы, теории, эксперименты, не вписывающиеся в общепринятые законы физики.
Teхника, узлы, механизмы, электроника и аппаратура. Все про технику, приборы, детали, узлы и механизмы. Электроника, компьютеры, программное обеспечение. Новые технические решения в самых разных областях.
Биология, Генетика, Все о жизни. Генетика и другие вопросы биологии. Их развитие. Медицина. Биотехнологии, агротехника и сельское хозяйство. Эволюционные теории и альтернативные им.
Химия. Вопросы по химическим технологиям, разработкам и применению химических материалов. Химические элементы и их свойства.
Геология, все о Земле и ее обитателях. Геология, метеорология, антропология, сейсмология, атмосферные явления и непознанные эффекты природы.
Свернуть Мозговой штурм
Генератор решений. Здесь Вы можете заработать реальные деньги, помогая решать фирмам, предприятиям и частным лицам те или иные технические задачи, которые перед ними стоят. Те, кто ставят задачи перед участниками должны обозначить гонорар за ее решение и перевести указанную сумму на общий счет генератора.
Головоломки. Если у Вас есть желание поломать голову над интересными логическими задачами - Вам сюда.
Гипотезы. В этой теме идет обсуждение гипотез и предположений, основанных чисто на теории и логике.
Найди ляп! Этот раздел для тех, кто хочет мысленно расслабиться. Он посвящен задачам по поискам ляпов, которые встречаются в литературе, интернете, кино и на телевидении.
Свернуть Взгляд в будущее и настоящее
Глобальные темы. Вопросы касающиеся всех. Глобальные угрозы и злободневные темы современности.
Наука и ее развитие. Все о развитии науки, направлениях и перспективах движения научной мысли и знаний.
Новая Цивилизация. Принципы социального устройства новой цивилизации. Увеличение роли созидательного интеллекта... Отдалённые перспективы развития человечества...
Вопросы без ответов. Этот раздел посвящен вопросам и проблемам, которые до сих пор не решены. Предлагайте свои решения.
Военная стратегия и тактика современных боевых действий. Об особенностях современного военного искусства. Проблемные вопросы теории и практики подготовки вооруженных сил к войне, её планирование и ведение в различных конфликтах на планете.
Свернуть Гуманитарные науки и дисциплины
Философские дискуссии. Диспуты по вопросам жизни, сознания, бытия и иных философских понятий.
Экономика. Вопросы по экономике и о путях развития России и других стран.
Социология, Политология, Психология. В этом разделе обсуждаются вопросы, как отдельных частных исследований данных наук, так и проблема соотношения этих наук с остальными.
Образование. Все об образовании: как учить, кому учить, чему учить и кого учить.
Религия и атеизм. Вопросы религий и атеистические взгляды, религиозные споры.

Хотите разместить свою статью или публикацию, чтобы ее читали все?
Как это сделать - узнайте здесь.

Назад

 
О проекте Контакты Архив старого сайта

Copyright © SciTecLibrary © 2000-2017

Агентство научно-технической информации Научно-техническая библиотека SciTecLibrary. Свид. ФС77-20137 от 23.11.2004.