СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

Вход или Регистрация

ПОМОЩЬ В ПАТЕНТОВАНИИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФОРУМ Научно-техническая библиотекаНаучно-техническая библиотека SciTecLibrary
 
Cтатьи и Публикации    Развитие науки и научная мысль “Состояние и перспективы развития полупроводниковой электроники в России”

СТЕНОГРАММА

Совещания

Межфракционного депутатского объединения

"Наука и высокие технологии" совместно

с Комитетом по образованию и науке

и Комитетом по промышленности, строительству и наукоемким технологиям

на тему: “Состояние и перспективы развития полупроводниковой электроники в России”

© Бабкин В.И., эксперт Государственной Думы РФ

Информация для контакта: alferov@duma.gov.ru

Оставить свой комментарий и обсудить тему можно здесь


Здание Государственной Думы. Малый зал.

20 мая 2004 г. 10.00.

Председательствующий - лауреат Нобелевской премии

Ж.И. Алферов

Алферов Ж.И. У нас сегодня проводится совещание, которое проводится по инициативе недавно созданного Межфракционного депутатского объединения - "Наука и высокие технологии" совместно с Комитетом по образованию и науке и Комитетом по промышленности, строительству и наукоемким технологиям. МДО объединяет депутатов озабоченных состоянием научно-технического комплекса страны. Задача депутатов, входящих в МДО, в своих Комитетах и фракциях убеждать в важности законодательной поддержки науки и высоких технологий. На первом нашем совещании мы решили обсудить проблему "Состояние и перспективы развития полупроводниковой электроники в России", как важнейшему фактору развития экономики и безопасности Российского государства.

Можно очень коротко суммировать, что во вторую половину ХХ столетия развитие электроники и, прежде всего, полупроводниковой электроники, и, прежде всего, микроэлектроники, привело к качественному изменению практически всей экономики мировой, практически, на основе новых информационных технологий. Она стала локомотивом экономики и социального развития очень многих стран. Изменилась социальная структура общества во многих передовых странах, прежде всего, благодаря развитию электроники. И если посмотреть сегодня на страны так называемого "золотого миллиарда", то их экономическое благосостояние базируется прежде всего на наукоемких технологиях, на экономике построенной на высоких технологиях. И первое место среди них занимает информационные технологии и полупроводниковая электроника. Именно поэтому избрана такая тема нашего первого заседания и разработаны рекомендации, которые мы обсудим.

В 1959 году произошли значимые события. Прежде всего, наверное, нужно назвать открытие Дж. Бардина, У. Шокли и У. Браттейна, удостоенное Нобелевской премии в 1956 году - открытие транзистора. Но по-настоящему драматические изменения произошли в 1959 году, когда два американских инженера, Нойс и Килби, одновременно и независимо друг от друга запатентовали, и Килби построил первую интегральную схему на кремнии. В первой кремниевой интегральной схеме площадью примерно такой же, как и нынешние интегральные схемы, было два транзистора, RC-цепочка и это был усилитель. Тем не менее, это было революционное изменение в полупроводниковой технологии, поскольку именно этим шагом мы перешли от схемных решений, в том числе и от микросхем, когда отдельные элементы были дискретными и соединялись друг с другом, мы стали использовать полупроводниковый кристалл, и как элемент активный, транзисторы, и как все пассивные элементы схем. Именно на этих интегральных схемах, первых интегральных схемах, в сущности, построена вся микроэлектроника, которая развивалась после этого более полувека, и произошли, как говорится, очень драматические изменения в этом отношении.

Если посмотреть ретроспективно на развитие полупроводниковой электроники за вторую половину ХХ века, то, в общем, она развивалась, грубо говоря, на двух китах. Это на кремневых интегральных схемах, составивших основу развития кремниевой микроэлектроники и на полупроводниковых гетроструктурах, ставших основой сверхбыстрой электроники и оптической электроники. В этом отношении последний год ХХ столетия и присуждение Нобелевской премии именно за эти работы, на самом деле, не случайно. Таким образом, Шведская академия наук отмечала как раз те изменения, которые произошли в технологии и хотя, может быть, это в информационных технологиях прежде всего, и хотя может быть это несколько нескромно, но в первом же объявлении Шведской академии наук все новые лауреаты были названы отцами современной информационной техники и развития новых технологий.

Эксперименты и предложения, которые развивались нами и многими нашими учеными, в том числе, я бы отметил здесь работу Келдыша, который почти на 10 лет опередил японские работы по предсказанию сверхрешеток, которые сегодня играют очень важную роль.

Следующее, что я хочу сказать - “Электроника – самая динамичная отрасль экономики в мире и для большинства стран является стратегической отраслью”. Среднегодовые темпы роста составляют более 7 процентов в год. Отрасли промышленности, связанные с электроникой, отрасли промышленности, которые используют электронные изделия, производят продукции на 15 триллионов долларов.

Что дают вложения в электронику? 1 доллар дает 100 долларов в конечном продукте. Уровень рентабельности электронной промышленности – 40 процентов. Среднемировой срок окупаемости вложений в электронику – 2-3 года. Темпы роста в три раза выше темпов ростов ВВП. Одно рабочее место в электронике дает четыре в других отраслях. Один килограмм изделий микроэлектроники по стоимости эквивалентен стоимости 110 тонн нефти. Это килограмм изделий, имеющих электронные компоненты, а если вы возьмете электронные компоненты, такие, например, как лазерную гетероструктуру, то там один грамм эквивалентен по стоимости 10 тонн нефти.

Технология бурно развивается сегодня. Я говорил о том, что первая интегральная схема - два транзистора RC- цепочка. 2000 год - это 43 миллиона транзисторов, и в 2014 году это будет 4,3 миллиарда транзисторов на одной интегральной схеме. Скорость канала – 10 гигабит в секунду 2000 год и нужно умножить на 1000 - 10 000 - 2014 год.

Вот это крайне интересно, вообще говоря, демонстрация того бурного развития микроэлектроники, которое произошло за эти годы. В микропроцессах стоимость одного мегагерца в 1970 году – 7 тысяч 600 долларов и 16 центов в 2000. Скорость передачи, стоимость посылки в гигабитах в секунду это 150 тысяч долларов в 1970 году и 12 центов нынче.

Мировой рынок электронной промышленности. Материалы для производства полупроводников - 20 миллиардов долларов, полупроводниковое производственное оборудование – 30 миллиардов, полупроводниковые компоненты – 205 миллиардов долларов. Электронное оборудование – более триллиона и отрасли промышленности, связанные с электроникой, - 15 триллионов. Я хотел бы здесь отметить, что 65 процентов валового национального продукта Соединенных Штатов Америки определяется промышленностью, связанной с электроникой, основанной на использовании электронных компонентов.

Теперь о нашей стране. Сегодня на душу населения производство электронной техники – 1 тысяча 260 долларов в США и Канаде и 14 долларов в России.

Сегодня российский рынок электронных компонентов не превышает 2 миллиардов долларов. Основная часть, конечно, это полупроводники.

Объем финансирования научно-исследовательских и опытно - конструкторских работ в сравнении Соединенных Штатов Америки и России. Отличается в десятки, если не сотни раз.

Объемы производства электронных компонентов трех стран - России, США и Китая. За последние несколько лет Китай резко пошел вверх, а Россия, в общем, находится на бесконечно низком уровне.

Когда шла речь о технологическом прогрессе в микроэлектронике, в кремниевой микроэлектронике, я называл цифры, сколько было электронных компонент на заре развития ее, и как этот процесс развивается в настоящее время и связано это, прежде всего, для кремниевой микроэлектроники с развитием фотолитографии. Сергей Викторович Гапонов будет выступать сегодня и он, может быть, несколько подробнее скажет об этом. Прогноз развития микроэлектроники определяется литографией, в первых интегральных схемах Нойса и Килби топологический размер составлял доли миллиметра. Сегодня он составляет одну десятую микрона. При этом прогноз оказался, вообще говоря, слишком пессимистичным. Практика показала 9 лет ускорения в уменьшении основного топологического размера для кремниевых микроэлектронных схем.

Все развитие кремниевой микроэлектроники было связано, прежде всего, с прогрессом технологии. Основные активные компоненты – полевой транзистор и биполярный транзистор – физически, так сказать, остались такими же, как были открыты в 1947 году, а вот технология совершила гигантский прогресс. И когда сегодня очень много говорится о нанотехнологии, то практически сегодня технология кремниевой микроэлектроники, переходя от одной десятой микрона в нанометровый диапазон, потому что 13 нанометров это будущее и не такое отдаленное, а 45, 60, 70 нанометров – это то, что сегодня осваивается в опытном производстве. От этого произойдут, наверняка, почти существенные изменения физические, потому что в этом случае могут начать работать уже квантово-размерные явления и эффекты.

Развитие литографии и тот вклад, который внесен, прежде всего, в это дело в последние годы Институтом физики микроструктур в Нижнем Новгороде.

Несколько слов о втором направлении гетероструктуры. Оно базировалось на развитии технологии эпитаксиальном выращивании полупроводниковых гетероструктур, представляющих собой новый класс материалов, в которых мы управляем всеми основными свойствами. Если до эпохи гетероструктур мы имели материалы, созданные богом, и в лабораториях мы просто их повторяли, то эпоха гетероструктур привела к созданию материалов, создаваемых человеком, когда их свойства определяются, вообще говоря, той задумкой и теми новыми принципами, которые реализованы в технологии получения гетероструктур.

Основными технологическими методами здесь стали жидкостная эпитаксия, молекулярная эпитаксия, позволяющие не только выращивать новые гетероструктуры, но и контролировать полностью их свойства в процессе роста, и так называемая мосгидридная эпитаксия, которая дает те же самые технологические возможности, что и молекулярная, хотя не предоставляет возможности контроля параметров в процессе изготовления.

Очень важным для развития гетероструктур стала возможность использования квантово-размерных явлений и управление спектром электронов в этих кристаллах, когда в так называемых двойных гетероструктурах при определенных условиях используется двумерный, одномерный или нульмерный электронный газ и в последнем случае мы получаем возможность создания того, что мы называем теперь созданием искусственных атомов.

Это сразу же дало очень много и для электроники. Сверхбыстрая электроника, возникновение ее связано с биполярными гетеротранзисторами и с так называемыми транзисторами на высокой электронной подвижности, которая существенным образом изменила скорости всех электронных компонентов и сегодня является основными компонентами и в космической связи, мобильных телефонах и во многом другом.

В нашей российской лаборатории выращиваются эти искусственные атомы и их ансамбли в гетероструктурах, которые позволили создавать принципиально новые типы полупроводниковых лазеров.

Лазеры на двойных гетероструктурах позволили сегодня получить коэффициент полезного действия лазеров 74 процента от розетки в когерентное излучение. Это самый высокоэффективный преобразователь электрической энергии в световую.

Сегодняшний рынок лазерных диодов и его предсказание на ближайшее будущее демонстрируют, что где-нибудь к 2010 году практически основным типом лазеров будут только полупроводниковые.

Несколько подробнее. У нас часто говорится о том, что, собственно, рынки электронные поделены и поделены навсегда и что России, скажем, не удастся войти в мировой рынок электронной техники. Здесь на этой картинке показано, как менялось соотношение долей мирового рынка электронных компонент, начиная, если мне не изменяет память, где-то с середины 70-х годов. То есть где-то в начале 70-х годов Соединенные Штаты Америки были основным производителем полупроводниковых электронных компонентов.

Где-то в районе начала 80-х годов практически стало два основных производителя полупроводниковых электронных компонентов – это Соединенные Штаты Америки и Япония, а затем появился третий сегмент – это страны Юго-Восточной Азии и четвертый - это Европа. Если сегодня посмотреть на то, как поделены мировые рынки по объемам производства полупроводниковых электронных компонентов, то это примерно четыре равные части – Соединенные Штаты, Япония, Азия, Юго-Восточная Азия в основном, и Европа. Причем Европа несколько меньше, чем эти три.

Китайская полупроводниковая промышленность. Сегодня Китай бурно развивает эту отрасль промышленности. 2002 год, производство полупроводниковых компонент – 15 миллиардов долларов. 2010 год – 23,4 миллиарда долларов. Это сегодня. В Китае электронная продукция будет составлять 242 миллиарда долларов или почти 10 процентов валового национального продукта в 2010 году. Это то, что произошло буквально за последние десять-пятнадцать лет.

Планы строительства новых заводов в мире на ближайшие пять лет. Я хотел бы обратить внимание. Данные относятся к различным районам мира. И при этом я хотел бы подчеркнуть, что сегодня наиболее бурно развивающимися предприятиями микроэлектронной, кремниевой промышленности являются предприятия на 300-миллимитровых кремниевых подложках. Практически каждые десять лет в мировой электронной промышленности происходила смена размера кремниевых подложек, на которых изготовляются кремниевые интегральные схемы. Шесть дюймов, перешли на восемь дюймов через десять лет. И сейчас, после десятилетнего срока развития восьмидюймовых, 200-миллиметровых кремниевых подложек, происходит массовый переход на 300-миллиметровые.

В Европе первое предприятие появилось, "Инфинеон", около Дрездена. Планируются на ближайшие годы четыре новых. В целом во всем мире более 30 новых предприятий на 300-миллиметровых подложках, причем очень сильной компонентой является Китай. Из 13 планируемых, более половины будет построено в Китае.

Существует позиция у нас такая, что современная микроэлектроника в промышленности очень дорогая. Действительно, предприятие на 300 - миллиметровой подложке, нормального объема производство, это два с половиной миллиарда долларов. Но окупаемость его происходит за шесть-семь лет. Сегодня именно эти предприятия являются основой развития полупроводниковой электроники. Поэтому чрезвычайно важно, и, я думаю, что об этом будет много говориться сегодня и другими выступающими, что выход России из той сложившейся действительно сырьевой ловушки может произойти только посредством покупки самого современного на сегодняшний день полупроводникового производства. Полупроводникового производства сверхбольших интегральных схем на 300-миллиметровых подложках с основным топологическим размером 0,1 микрона и полупроводникового производства современной оптоэлектронники и сверхбыстрых компонент гетероструктур.

В случае, ежели мы будем идти поэтапно и говорить, что сегодня мы технологически находимся, в общем, на уровне середины восьмидесятых годов, и нам нужно сначала освоить 0,6 - 0,5, перейти на 0,35, то мы, на самом деле, обрекаем себя на полное отставание. Сегодня, я думаю, что не в этой аудитории нужно говорить о том, что без полупроводниковых электронных компонент Россия не может быть ни современной державой, и она не может, вообще говоря, развивать практически все наукоемкие технологии. А для того, чтобы выйти из этого "мешка", нужно выходить, на современный уровень. После того, как мы вышли на современный уровень, дальше мы вступаем в нормальную игру и используем тот огромный кадровый потенциал, который мы еще сохранили. В общем, в четырех центрах сосредоточен огромный научно-образовательный и кадровый потенциал в этой области конкретно. Это Санкт-Петербург, Зеленоград, Новосибирск (Академгородок) и Нижний Новгород.

А что касается электронной промышленности, то она находится на устаревшем технологическом уровне. Я говорю об этом столь горячо не только потому, что всю свою жизнь занимался полупроводниковыми электронными компонентами, причина заключается в том, что практически из всех существующих отраслей промышленности, и это сохранится довольно долго, несмотря на бурное развитие биотехнологий, появление биочипов, сохранится, на самом деле, довольно долго, что именно современная и, прежде всего, полупроводниковая электроника, которую можно сегодня называть наноэлектроникой, поскольку переход на наноразмеры в гетероструктурах произошел уже давно, а переход на наноразмеры в кремниевой микроэлектронике происходит сегодня, то именно эта отрасль промышленности является самым мощным потребителем научных исследований, в том числе и фундаментальных, и, безусловно, прикладных, научных исследований.

Электронная промышленность является потребителем исследований и физики конденсированного состояния, и в химии, в материаловедении, в биотехнологии, она является потребителем таких областей физики, как ядерная физика, физическая электроника, поскольку именно на них основана, на самом деле, наиболее серьезная диагностика полупроводниковых структур.

Поэтому без нормального развития этой отрасли промышленности в стране, накопленный за многие десятилетия огромный научный, образовательный потенциал, кадровый, будет работать на Запад, что и происходит сегодня. Мы все прекрасно понимаем, наука - интернациональна, и мы никогда от этого не будем отказываться. Сегодня в определенном отношении ситуация лучше, чем в советские времена, потому что в советское время благодаря работе комиссии КОКОМ, которая многим из вас хорошо знакома, мы вынуждены были изобретать велосипед, мы вынуждены были делать абсолютно все сами. Сегодня мы можем многое купить. И нужно использовать это для того, чтобы эта основная компонента современной наукоемкой отрасли промышленности стала и движителем экономики, и движителем социальных изменений положительных в стране и движителями потребителями науки.

Можно с грустью отметить, что сегодня ведь российская электроника даже по объемам производства находится где-то на уровне 20-25 процентов. Единственная республика, которая сохранила объемы и даже увеличила их – это Белоруссия, где, вообще говоря, государство не дало провести бандитскую приватизацию. Но и Белоруссия находится технологически на том же уровне середины, в лучшем случае, конца восьмидесятых годов.

Поэтому мы и посвящаем первое собрание нашей Межфракционного депутатского объединения именно этой проблеме, поскольку полагаем, что именно эта отрасль промышленности должна стать движителем, как говорилось в старые времена, научно-технического прогресса страны.

Область применения устройств электроники

Величина установленных мощностей, кВт

Стоимость необходимых к установке устройств электроники, млн. долл.

Стоимость полупроводниковых приборов в составе устройств электроники, млн. долл.

1

Преобразователи для снижения затрат на собственные нужды генерирующих электростанций

1,2-107

1200

400

2

Подстанции для экспорта электроэнергии за рубеж

1,8-107

1 580

546

3

Промышленность в целом

7,6-107

7650

2296

3.1

Топливная промышленность

 

1 690

505

3.2

Черная металлургия

 

1 070

321

3.3

Цветная металлургия

 

1 380

413

3.4

Химия и нефтехимия

 

918

273

3.5

Машиностроение и металлообработка

 

1 080

344

4

Связь

5,0•106

3900

1 300

5

Железнодорожный и городской электрический транспорт

1,0•107

490

195

6

Автомобильный транспорт

 

310

103

7

Жилищно-коммунальное хозяйство

2,9·107

2940

980

7.1

Освещение

 

2400

800

7.2

Обогрев и бытовая электроника

 

540

180

 

Итого

 

18100

5820

Рис.1 Применение устройств электроники

Рис.2 Структура отечественного рынка электроники в 2001 г.

Рис.3 Объемы финансирования НИОКР

Рис.4 Производство электронной техники на душу населения

Рис. 5 Общие объемы производства ИЭТ (млрд. долл)

 

Годы

 

1995

1997

1999

2000

2001

2003

2005

2010

2015

2020

Мировые достижения в промышленном производстве

Мин.

размер

мкм

0,35

0,25

0,18

0,18

0,13

0,09

0,07

0,05

0,03

0,02

Российские достижения

Мин.

размер

мкм

1,0

1,0

0,8

0,8

0,8

0,8

0,5

0,35

0,35

0,25

0,18

0,13

0,07

 

Отсутствие необходимого государственного финансирования на развитие микроэлектроники и обеспечение технологическим оборудованием и материалами с 1990 по 2000 г.г.

Возможный вариант развития при выделении необходимого финансирования на закупку зарубежного технологического оборудования и материалов

Закупка микроэлектроники Минобороны США

Мин.

размер

мкм

1,0

   

0,5

 

0,35

0,25

0,18

0,13

0,09

Рис.6 Прогноз тенденций уменьшения минимальных топологических размеров цифровых интегральных схем на период до 2020 г.

Годы / Параметры

1999

2001

2003

2006

2009

2012

2015-2020

Минимальные размеры, нм

180

150

130

90

70

50

10

Емкость памяти на чипе, бит (экспериментальные образцы)

1 Г

 

16 Г

64 Г

256 Г

 

Емкость памяти на чипе, бит (производство)

256 М

1 Г

1 Г

16 Г

64 Г

 

Транзисторов / см2

6.2 М

10М

18М

39 М

84 М

180 М

1 Г

Частота на чипе, МГц

500-1250

600-1500

700-2100

900-3500

1200-6000

1500-10000

5000-30000

Максимальная рассеиваемая мощность (радиатором), Вт

90

ПО

130

160

170

175

250-500

Размер чипа, мм2

400

445

560

820

1120

1580

 

Число уровней соединений

6-7

7

13

20

22-25

20-25

 

Рис.7 Прогнозы параметров ультрабольших интегральных схем

Рис. 8 Перспективы развития электроники

Председательствующий. Да, пожалуйста.

Из зала. Насколько наше собрание может повлиять на ситуацию, которая сейчас существует в России и на изменение ее?

Председательствующий. Я бы все-таки хотел сказать, что Государственная Дума - это законодательная власть в стране и Государственная Дума может очень сильно повлиять на развитие тех или иных направлений в экономике. Важно, чтобы Государственная Дума принимала соответствующие законы и постановления, которые обязательны для исполнительной власти. Я думаю, что исполнительная власть будет прислушиваться, по крайней мере, должна. Вот все, что я могу сказать.

Председательствующий. Слово предоставляется Юрию Ивановичу Борисову - начальнику Управления радиоэлектронной промышленности и систем управления.

Борисов Ю.И. Наверное, надо поблагодарить Жореса Ивановича, что он собрал такой авторитетный форум людей, которые, действительно, болеют за состояние нашей электронной отрасли, и в свойственной ему манере поставил острые вопросы, которые, действительно, насущные для всего микроэлектронного комплекса.

Ситуация не простая. Необходимо констатировать, что мы, действительно, очень серьезно отстаем от мировых лидеров в этой области, в создании наукоемкой продукции - электронной компонентной базы, которая является основой для построения всех систем, в том числе и систем оборонного характера, вооружения и военной техники. И необходимо предпринимать срочные меры для того, чтобы это отставание преодолеть.

Какие пути? Обсуждается много тенденций, как двигаться. Уже в мозгах некоторых российских ученых довлеет то, что мы отстали навсегда, вернее сказать не ученых, а у чиновников. Мировая практика, в том числе и Китая, показала, что, в принципе, не решаемых проблем нет. Но я считаю, что нужно взять самое лучшее из этой практики. Мне довелось в свое время побывать в Китае на четырех фабриках выпускающих продукцию с размерностью 0,25 микрон, это было в прошлом году, меня поразила простота и здравый смысл поднятия электронной отрасли. Сначала был выдвинут лозунг: Китай должен стать ведущей электронной державой. Но это лозунг, а что делалось потом? Дальше достаточно продуманные и взвешенные шаги. Сначала формируется сеть дизайн-центров. Буквально за два-три года формируется сеть дизайн-центров в количестве 200-250. Что это такое? Это малые группы разработчиков – от 20 до 50 человек, которые рождают как раз конструкторскую документацию, рождают логические проекты, которые затем воплощаются на фабрике. Это очень грамотные и правильный шаг.

Мировая практика показывает, в частности, я знаю, что на компанию Фуджицу - одного из мировых лидеров микроэлектроники, по всему миру работают около 300 дизайн-центров. Они как пчелы таскают нектар для фабрик, чтобы постоянно заботиться о их загрузке.

Затем, с помощью государства, я подчеркиваю, государства, формируется сегмент рынка. Объявляется: каждый китаец должен иметь электронный паспорт. Вот, пожалуйста, миллиард продаж сформирован. Все телефонные разговоры на таксофонах должны перейти на карточную систему. Это еще несколько миллиардов продаж. Карточка социального страхования – еще несколько миллиардов продаж. Это простые проекты. Логика там несложная, но высокотехнологичная.

Вот эти простые, на первый взгляд, шаги – это ни что иное, как катализатор со стороны государства для формирования рынка. И вот здесь при наличии дизайн-центров, при наличии сформированного рынка создаются объективные условия для создания микроэлектронного производства.

Дальше опять шаги продуманные: свободная экономическая зона, пять лет преференций со стороны государства и практически без единого государственного юаня, затраты со стороны бюджета Китая не соизмеримы с западным капиталом, который поверив в рынок, поверив, что государство, это государственная политика, начинает инвестировать. И никаких чудес нет, 18 месяцев от колышка до запуска производства. 18 месяцев, и страна практически из отсталой индустриальной державы в этой области превращается в одного из самых серьезных игроков.

Вот нечто подобное, на мой взгляд, необходимо реализовать и в нашей стране. Причем у нас, на мой взгляд, более выгодная позиция, более выгодная – у нас очень хорошая высшая школа, у нас очень хорошие разработчики.

Вот мы недавно делали анализ: сколько же у нас в стране дизайн-центров? Все время, на всех совещаниях произносится - это пятерка знаменитая, в Зеленограде два центра есть – это "капля в море" т.п. Оказывается, не так, у нас есть группы специалистов, объединенные определенной идеей, которые работают на западных партнеров. И таких вот групп, мы только начали смотреть, около 20.

Это тот резерв, который нужно всколыхнуть, на мой взгляд, нужно начинать именно с создания инфраструктуры. Иначе мы повторим ситуацию, которая у нас сложилась в микроэлектронной отрасли сейчас.

То есть вот к поднятию микроэлектроники нужно относиться как к бизнес-процессу: смотреть с конца - что мы хотим получить?

Какие еще пути? На мой взгляд, бюджетных средств очень мало. Нужно, конечно, думать о внебюджетном финансировании.

На мой взгляд, в ближайшее время, если мы это не сделаем, мы просто упустим ситуацию. Есть так называемая сфера менее рискованных вложений. Если посмотреть по объемам, по времени, по объемам вложений микроэлектронику - от идеи до кремния, 20 процентов лежит в разработке. И мы можем пользоваться этим путем, когда дизайн-центры разрабатывают конструкторскую документацию и опускаются буквально уже до фотошаблона, и, имея этот продукт, имеют возможность выйти на любую мировую фабрику. Это российский продукт будет, это российский продукт. Здесь обеспечивается уже технологическая, информационная и прочая безопасность. Это один из тех путей, которым мы просто сейчас обязаны воспользоваться.

Очень активно, на мой взгляд, необходимо внедрять схему создания дизайн-центров, даже это недешево, чтобы создать даже один дизайн-центр – это несколько миллионов долларов. Причем основная доля вложения здесь идет в лицензионные САПРы – системы автоматизированного проектирования. Но вполне возможно, и предварительные переговоры с поставщиками этих САПРов позволяют надеяться на то, что можно создать по принципу коллективного пользования такие дизайн-центры и осуществить с помощью современных средств телекоммуникаций доступ разработчиков, которые не имеют возможности сейчас закупать эти дорогие САПРы, к этим ресурсам.

Кстати, в Китае таким путем тоже пошли. Вот этот вот толчок может дать быстрому росту интеллектуальной прослойки, которая в будущем будет работать, и загружать эти фабрики.

Чтобы не занимать время, наверное, желающих будет много выступить, я просто высказал свои мысли: как можно было бы двигаться в этом направлении.

Я думаю, что нам в ближайшее время придется в той или иной интерпретации вот эти все пути пройти. Иначе, если мы упустим время, мы действительно можем оказаться в не очень хорошей ситуации.

Председательствующий. Слово предоставляется Борису Михайловичу Синельникову – ректору Северо-Кавказского технического университета.

Синельников Б.М. Я бы хотел сегодня остановиться на одной области, на одной такой сфере, которая затрагивает проблемы, в общем-то, безопасности государства.

Только что прозвучали слова о том, что можно будет обеспечить безопасность государства за счет разработки и создания в отечественных дизайн-центрах интегральных микросхем. Но надо сказать, что этот вопрос достаточно тонкий, потому что программное обеспечение, которое используется для решения определенного класса задач, оно, как правило, не является сертифицированным программным обеспечением, и достаточно сложно предсказать реализацию тех или иных вещей, о которых только что говорилось. Но мы это знаем. Почему? Потому что на нашей базе работает по существу центр, который обеспечивает проблемы информационной безопасности интегральных микросхем зарубежного производства.

Но я бы хотел сегодня сказать немножко про другое. Я хотел бы рассказать про проблемы, связанные с экстремальной электроникой.

Дело все в том, что это специфическая задача, это дорогая задача. Но, если мы хотим обеспечить надежность и стабильность работы аппаратуры, которая работает в таких, в общем-то, экстраординарных условиях, мы должны этим делом непосредственно заниматься.

Раньше под экстремальными условиями всегда понималось то, что там высокие температуры, радиация, агрессивные среды. Да, безусловно, это есть. Но техника подошла к такой ситуации, что сейчас проявляется достаточно много эффектов, связанных именно с внутренними режимами. То есть экстремальные как раз внутренние режимы эксплуатации.

То есть это сверхвысокие частоты, необходимость коммутации достаточно большой мощности, это сверхвысокие плотности тока, сверхвысокие напряжения.

Дело все в том, что сейчас сложилась такая ситуация, что как, в общем-то, и в микроэлектронике, что, начиная с 1980 года, произошел определенный импульс в развитии такого материала, как карбид кремния.

Дело все в том, что был разработан метод выращивания объемных монокристаллов, это создало возможность разработки и создания подложек достаточно большой площади.

Но надо сказать, что, несмотря на то, что он был разработан у нас в Советском Союзе, этот метод был перехвачен, ну, а в связи с особенностями тех тенденций, которые существовали, один из разработчиков этого метода уехал в Соединенные Штаты. И была в тот период времени создана фирма “Кририсочи”.

При государственных инвестициях в 10 миллионов долларов первоначально, сейчас стоимость акций этой фирмы составляет 4,5 миллиарда долларов. То есть вот такая тенденция.

И, надо сказать, основой всего этого явилась именно технология, связанная с созданием приборов на основе карбида кремния.

Второй момент. Дело все в том, что сейчас карбид кремния очень сильно интегрируется с соединениями группы А3В5, в первую очередь, с широкозонными нитридами. Это как бы вдохнуло вторую молодость в этот материал, как, в общем-то, материал не только экстремальной электроники, но и материал, который может давать возможность получать приборы с достаточно уникальными характеристиками, поскольку кристаллохимическая и термомеханическая совместимость этих материалов является идеальной.

Я хочу обратить внимание на это почему? Потому что во всех прогнозах, которые сейчас существуют, развитие, в том числе СВЧ-техники, я не говорю уже о силовой технике, которая, в общем-то, фактически может быть реализована, в первую очередь, только на карбидно-кремниевых приборах, но и там есть большие проблемы. Вот эта проблема стоит достаточно остро, и огромные вкладываются именно в это направление, с точки зрения именно инвестиций.

И третий момент, на который я хотел бы тоже обратить внимание. Дело все в том, что мы сейчас немножко забыли, говорили все время слова "полупроводниковая электроника", но есть огромная ветвь – это ветвь, связанная с микромеханикой, с микросистемной техникой.

Вот в этом направлении комплекс тех работ, которые сейчас осуществляется в мире, с точки зрения интеграции сенсорных, процессорных систем и систем исполнительных, он дает возможность решить те задачи, которые раньше практически было невозможно решить.

И я обращаю внимание почему? Потому что в ряде случаев исполнительные устройства те, о которых я говорю, они работают достаточно в экстремальных условиях.

Это захватывает различные аспекты, но я могу привести такой пример характерный, как разработка сверхминиатюрных источников питания в виде сверхминиатюрных газовых турбин, которые дают возможность получить в размерах три миллиметра на один сантиметр мощности до 10-12 ватт при сжигании водорода вот в таких системах.

В целом я обращаю ваше внимание на одну особенность, что если мы сейчас рассматриваем полупроводниковую электронику с двух позиций: с точки зрения, в первую очередь, микроэлектроники и оптоэлектроники, это, безусловно, очень мощное направление, нельзя в этом плане, конечно, сбрасывать проблемы, связанные с электроникой для экстремальных условий и режимов эксплуатации.

И вопросы, связанные с силовой электроникой, допустим, о которой я вот немножко говорил, они становятся тоже ключевыми, с точки зрения развития нашей энергетики и, с точки зрения развития нашей специальной техники.

Председательствующий. Я просто думаю, что это на самом деле естественно, что в моем сообщении я обратил внимание просто на ключевые вещи, а на самом деле в той же силовой электронике микроэлектроника сегодня играет определяющую роль. И абсолютно правильно вы говорили о новых материалах и о карбиде кремния.

Я просто вспомнил, что, когда я лет 10 тому назад был на фирме КРИ, когда она еще начинала разворачиваться, то уже тогда она зарабатывала 10 миллионов долларов в год, работало 80 человек примерно, и 10 миллионов был государственный бюджет дополнительный.

То есть всегда вообще в этом случае приносит потом большой доход, но развитие требует больших вложений.

Я помню, как я недавно был в Сингапуре в двух институтах, а микроэлектроника в Сингапуре развита очень сильно. Два небольших института прикладных, по 200 человек работает в каждом. Бюджет каждого института 25 миллионов долларов – 90 процентов государственные и только 10 процентов – договора с промышленностью.

Когда я спросил: "Но вы же делаете прикладные вещи. Почему вас должно государство кормить?", ответ был очень простой: "Промышленность платит за то, что ей нужно сегодня, а за то, что нужно завтра, платит государство".

Слово предоставляется Юрию Федоровичу Козлову – генеральному директору ЗАО НИИ материаловедения.

Козлов Ю.Ф. Добрый день!

Жорес Иванович охарактеризовал, в общем-то, все перспективы и нынешнее состояние, и развитие полупроводниковой электроники.

Я хочу очень коротко коснуться из-за недостатка времени состояния с развитием материаловедческой базы в этой отрасли.

Хорошо известно, что прогресс в развитии полупроводниковой электроники напрямую зависит от уровня технологии материалов, используемых при этом. Как материалов, на базе которых делается сама интегральная схема или дискретный прибор – это кремний, арсенид галлия, структуры на их основе, химические реактивы, газы, и др, так и те материалы, которые используются в технологическом процессе. Более сотни наименований материалов, которые напрямую участвуют в технологии.

Вот каково сегодняшнее состояние в России с производством и разработкой этих материалов?

Уже говорилось о том, что в мире примерно 20 миллиардов долларов – это объем производства материалов для полупроводниковой электроники. Из них примерно семь миллиардов долларов – это производство кремниевых пластин и эпитаксиальных структур.

Для этого в мире производится 11-12 тысяч тонн полупроводникового монокристаллического кремния.

В России ситуация такая, что производство, вернее, потребление полупроводникового кремния по разным данным составляет от 40 до 55 тонн в год. То есть примерно 0,4 процента от общего мирового потребления кремния.

Для справки могу сказать, что в 1991 году Россия производила, Советский Союз производил 600 тонн кремния и потреблял их, и это составляло примерно 10 процентов мирового потребления кремния, то есть за прошедшие годы Россия примерно в 25 раз по сравнению с мировым уровнем снизила свое потребление кремния.

Это в целом характеризует уровень деградации нашей электронной промышленности вот в таких цифрах.

Относительно того, какие полупроводниковые материалы выпускаются, Жорес Иванович уже довольно подробно охарактеризовал. Уровень наших полупроводниковых материалов, начиная от "хлеба" электронной промышленности, на котором производится 93-95 процентов всех приборов - это уровень 0,8 - 1 микрон.

Для того чтобы произвести пластины диаметром 300 миллиметров, которые сейчас полным ходом идут в освоение в мире, действительно необходимо практически полностью, закупить новый завод, который должен состоять не только из оборудования, которое напрямую производит кремневые пластины, но и необходимо собственное производство поликремния, собственное производство химикатов, собственное производство особо чистых химических реагентов и так далее, и так далее.

Следует отметить, что одна из наиболее бурно развивающихся сейчас на западе направлений, это производство структур кремния на диэлектрике. Они за последнее время стали экономически рентабельными и многие фирмы свои микропроцессорные наборы делают тоже на этих структурах, исходя из того, что при этом повышается существенно радиационная стойкость схем, существенно снижаются затраты на производство за счет уменьшения количества технологических процессов и так далее, и так далее.

Вот в этой области мы могли бы нащупать свое место. Поскольку на некоторых предприятиях российской электроники и в Российской академии наук данные работы, так сказать, ведутся, уже ведутся давно и есть неплохие результаты. Но ясно, что технологического освоения для внедрения данных технологий, которые есть на этих фирмах, необходимо довольно серьезное финансирование и исключительно госбюджетное. Ни одна из российских электронных фирм не сможет вложить от 25 до 35 миллионов долларов для того, чтобы развить это производство.

Относительно таких материалов, которые используются в технологии, это фоторезисты, фотошаблоны и так далее, и так далее, газы и газовые смеси, могу сказать коротко. У меня в докладе все это написано, но могу сказать коротко, что ни один из них, к сожалению, производимые в Российской Федерации, не соответствует даже проектной норме 0,8 микрона, это по всем стандартам семи предприятий, которые производят эти материалы. То есть, вся могучая инфраструктура, которая необходима для развития и удовлетворения нужд того завода, о котором сказал Жорес Иванович, будучи построен в России, он в настоящее время практически все вынужден будет импортировать: газы, фоторезисты, химию – всё, всё придется вывозить из зарубежа, если мы внутри не разработаем ту технологию, которая, так сказать, необходима.

Вопрос состоит в том, что отставание России в настоящий момент в развитии этих материалов нарастает с каждым годом. Вот, это - самая страшная ситуация. Мы не догоняем, а с каждым годом отстаем. Ясно, что страна, которая не заботится о таком направлении, которое всецело определяет ее экономическое будущее и в значительной степени обороноспособность, в общем-то, в ближайшее время столкнется с очень существенными трудностями.

Тут уже приводились цифры о разнице в финансировании разработок в Америке и в Российской Федерации. Примерно треть всего финансирования государственного в Соединенных Штатах идет на развитие электроники или близких к ней отраслей. При этом финансирование это составляет около 2,8 процента ВВП. Вот этим все и определяется. Поэтому, уважаемые члены Государственной Думы, депутаты, необходимо обратить просто самое пристальное свое внимание на развитие этого направления и на часть этого направления, на базовую часть этого направления, на материалы, которые в значительной степени определяют уровень развития электроники в целом.

Председательствующий. Василий Иванович Лукьященко, зам. генерального директора ЦНИИмаш.

Лукьященко В.И. Я представляю головной институт ракетно-космической промышленности, Центральное НИИ машиностроения. Мы работаем под руководством Федерального космического агентства, раньше это называлось “Росавиакосмос”. Отвечаем мы за создание новой российской космической техники. И у нас возникает ряд проблем. Поэтому было принято решение осветить эти проблемы на вашем собрании, на нашем собрании.

У российской космической промышленности есть свое место на мировом рынке, но сегодня пока небольшое. Но 12 апреля Владимир Владимирович Путин отметил локомотивную роль космической промышленности для всей промышленности России. А это обязывает нас в какой-то мере предпринять все меры для того, чтобы поучаствовать в удвоении ВВП России к 2010 году, а соответственно и увеличить нашу долю в космическом рынке. Наше стремление на сегодня сдерживает отсутствие необходимой для нас элементной базы полупроводниковой и особенно радиационно-стойкой. Без этих вещей мы не можем нарастить количество функциональных задач, повысить автономность наших космических аппаратов и довести количество этих аппаратов до нужного нам уровня.

На сегодня нас особенно тревожат проблемы такие, как отсутствие функциональной полной номенклатуры полупроводниковых компонент, выпускаемых именно в России, ухудшение качества выпускаемых полупроводниковых компонент, сокращение производства полупроводниковых компонент повышенной категории качества, как вы помните, это с индексом "ОС", недостаточные ресурсы отдельных видов, производимых полупроводниковых компонент на сегодня или нет возможности хотя бы подтвердить эти ресурсы, и отсутствие высокотехнологичных аналогов зарубежных полупроводниковых сверх больших интегральных схем отечественного производства, с которыми мы, в общем-то, работаем и привыкли применять в новейших разработках.

Для того, чтобы помочь нам в этой проблеме, и помочь нашим поставщикам, разработаны новые требования к тактико-техническим характеристикам. Ожидается определенный рост этих характеристик. Мы в основном здесь представили требования к таким высокотехнологичным полупроводниковым средствам, как микропроцессорные комплекты БИС, операционная память, постоянная память, аналогоцифровые микромощные преобразователи, ЦАПы, ну и для нас новые вещи такие, как матричные спецвычислители, плисмикросхемы, ну и особая категория, это тестеры, без которых мы не можем подтвердить работоспособность высококлассной полупроводниковой техники, особенно, если это речь идет о частотах свыше 300 мегагерц. Как вы помните, наверное, американская промышленность ставит такие задачи, как обязательные, при поставках Министерству обороны и таким отраслям, как космическая отрасль.

Мы закладываем скромные требования на перспективу, понимая сегодняшние трудности в нашей промышленности, отсутствие достаточных капиталовложений в эту отрасль. Ожидается, с нашей точки зрения, приемлемый, минимальный уровень роста по быстродействию микропроцессорных комплектов, ну, по крайней мере, в 2-3 раза до 2010 года и на порядок к 2015 году. Приблизительно такой же рост мы ожидаем по объему памяти. Для ПЗУ мы, конечно, настаиваем, чтобы увеличение к 2015 году было на порядок. То, что касается микромощных АУП и САПов здесь мы тоже поскромничали и требования заложили относительно скромные. Для нас это все, в общем-то, жестокая реальность. Потому что пользоваться такой скромной элементной базой надо очень осторожно, так как наращивание наших характеристик обычными традиционными путями, просто за счет высокой производительности, высокого быстродействия в принципе не удастся.

Реализация таких требований позволит нам перейти к понятиям модульности, к интегрированным информационно управляющим вычислительным структурам модульным. Номенклатуру таких модулей мы резко сокращаем с целью унификации и сокращения номенклатуры полупроводниковой элементной базы в радиационно-стойком исполнении. В данном случае речь идет о конструкторах функциональных модулей размерностью где-то 24-32 компонента. Точно такие же конструкторы у нас есть для бортовых и вычислительных машин порядка 8 компонент. В этом базисе мы и собираемся проектировать новые информационно вычислительные средства для борта космических аппаратов конкурентоспособных на мировом рынке.

Реализацию таких модулей предлагается выполнить в достаточно жестких условиях. Сама микроструктура для нас дает возможность слайдовую конструкцию в сборе преобразовать в более простую тоже слайдовую конструкцию, ну, например, одноплатную. Это эквивалентно сокращению массо-габаритных характеристик бортовой аппаратуры где-то в 5-8 раз. Мы надеемся, что нам удастся хотя бы в 3, в 5 раз сократить как габариты, так и потребляемую мощность.

Наличие такой техники, такой элементной базы, таких функциональных модулей даст нам возможность перейти к новым концепциям построения бортовых комплексов управления, архитектурным принципам унифицированным, перейти к базе с унифицированному для всей космической отрасли и не только, наверное, для космической, но и для авиационной и для транспорта возможно и для промышленной электроники. А это все даст возможность перейти нам к новым машинам сквозным, технологиям проектирования, программирования, и у нас новое понятие, к функциональной поддержке. Это вызвано тем, что мы собираемся на борт устанавливать элементы искусственного интеллекта, для того чтобы при скромных, относительно скромных информационно вычислительных ресурсах получить достаточно эффективное решение наших целевых задач.

Интегрированные структуры с элементами искусственного интеллекта дадут нам возможность перейти к понятиям особо стойкого ядра. Технологическими нормами записаны нормы именно сегодняшние, которые нам доступны в радиационно-стойком исполнении 2,5-4 микрона. Значит, вокруг ядра будет оболочка, которая обеспечивает процессы оптимизации и функциональной поддержки, а также самонастройку этого особо стойкого ядра. Здесь технологические нормы требуются, по крайней мере, 0,8-1,2 микронная технология. Это нам сегодня практически доступно, те, кто знакомы с программой интеграции СВТ мы с ними сотрудничаем и там эти нормы на сегодня реализуются на территории России. Значит, такая аппаратура ядро будет 10 процентов, оболочка вот 1,2 микрона, где-то 25 процентов, но дальше идут технологии более сложные. То есть оболочки, которые обеспечивают такие процессы, как обучение, самообучение и то есть более сложную функциональную поддержку, там требуются уже технологические нормы 0,5-0,8. И если мы будем переходить к понятиям уже саморазвивающаяся структура, которая летает в космосе несколько лет и начинает решать принципиально новые задачи, обеспечивает свою живучесть, надежность своими силами без функциональной поддержки с земли, здесь технологические нормы 0,3-0,5. Вот здесь вот граница как раз импорто-замещения, о котором мы мечтаем, где наша российская промышленность дает элементную базу, а где элементную базу, которую мы пока вынуждены заимствовать.

Граница сегодня проходит как раз по уровню 0,8 и 1,2 микрона. По мере того, как российская промышленность будет осваивать полупроводниковые элементы базы с лучшими технологиями, фактически уже подготовлено все для того, чтобы осуществить импортозамещение без каких-нибудь доработок в архитектурных и прочих конструктивных принципов.

Просто так элементную базу новую на борт никто не поставит. Главные конструктора требуют гарантии. Здесь тоже есть новые подходы, где мы предлагаем летающие лаборатории, которые позволяют новейшую элементную базу отечественного, зарубежного производства установить на борт в качестве пассажиров, сравнить их по характеристикам, по стойкости, по живучести и на основе этого уже делать рекомендации нашим главным конструкторам по использованию этой элементной базы для новейших разработок.

Новая космическая техника, которую мы собираемся строить на этой новой полупроводниковой элементной базе, с учетом новых достижений в области как раз микроминтиризации космической техники.

На все, что у нас летает, мы готовы все схемы применения, весь опыт мы готовы распространить на все отрасли промышленности. Мы готовы весь этот опыт передать в реальном масштабе времени всем разработчикам, пользователям, обеспечив тем самым и рекламу для той продукции, в которой мы заинтересованы. Фактически мы помогаем в этом случае искать дополнительных пользователей, что снизить, собственно говоря, себестоимость той продукции, которую мы собираемся закупать в электронной промышленности.

Если к нам будет обращение, мы унифицируем эти требования, в том числе и для промышленной электроники, для транспорта и военной техники. Если будет к нам такое, конечно, обращение. Спасибо за внимание.

Председательствующий. В космической технике огромную роль играют и солнечные батареи, с которыми у нас тоже дела обстоят далеко не так блестяще, когда мы просто утратили целый ряд производств.

Слово имеет Александр Леонидович Асеев – директор Института физики полупроводников сибирского отделения.

Асеев А.Л. Первое, что мы должны сделать по итогам нашего заседания, это выразить благодарность Жоресу Ивановичу, который привлек внимание к столь острой проблеме, жизненно-важной для нашей страны. Я работаю в рабочей группе где-то уже с полгода и могу сказать, что проделана очень большая работа. Я хотел бы проиллюстрировать первым делом несколько положений доклада Жореса Ивановича.

Первое, что я хотел бы сказать, что эта важнейшая технология молекулярно-лучевой эпитаксии для полупроводниковой электроники, дейтроструктурной в том числе полупроводниковой электроники. Я прошу на установке сосредоточиться. Значит, вот в комплекс вложено, благодаря поддержке Министерства обороны, около двух миллионов долларов за последние несколько лет. И это позволило надежно поставить национального значения технологию получения чувствительных слоев для матричных фотоприемных устройств.

Примеры использования квантовых эффектов для важных вещей. Первое, что мы в этой области сделали, это получили фотоприемник на сверхрешетках, причем это работающая структура, доведенная до матрицы. И тут все, включая получение структур до получения тепловизионных изображений, тоже сделано в нашем институте. И нет никаких принципиальных проблем сделать матрицы тысячной размерности, то есть соответствующие, тысячу на тысячу, то есть с миллионом элементов, соответствующих современному уровню. Единственна проблема, капитальные инвестиции в ту технологию, которая у нас имеется.

Использование подобных технологий для создания фотоприемных устройств, систем с квантовыми точками. Здесь тоже, на мой взгляд, получены результаты прорывного направления. Это искусственные атомы на базе германиевых наноструктур, встроенных в систему кремния. Жорес Иванович об этом говорил, на Отделении физических наук. Я тоже подробно об этом говорить не буду. Но хочу сказать, что здесь уже как бы это направление является прорывным, потому что в данном случае отпадает необходимость охлаждения фотоприемных устройств при связанных с этим колоссальных проблем построения криогенных машин и так далее для систем, использующих эти фоточувствительные элементы.

Вот результат, который получен буквально на днях получен элемент барометрической матрицы изготовленный на нашем знаменитом предприятии "Ангстрем". Эта структура является работающей. Получены изображения, это направление является важным, поскольку отсутствует для практики необходимость охлаждения. Можно их применять для устройств ночного видения для стрелкового оружия, что крайне важно для использования в локальных конфликтах в целях борьбы с терроризмом и так далее. Здесь тоже как бы нет никаких принципиальных проблем, чтобы повысить размер на два порядка. Мы к этому готовы при небольшом количестве вложений в развитие этих структур.

Наш институт, понимая ответственность и перед страной, и перед армией, старается доводить эти разработки до готовых изделий. В частности разработано изделие нашего конструкторско-технологического института прикладной микроэлектроники, которое на базе этих полупроводниковых элементов делает тоже остро-необходимые системы в данном случае для стрелкового оружия двухцветные. Есть ряд приборов, где все это можно очень быстро добиться прогресса и получить реальные и востребованные с точки зрения решения государственных задач результаты.

Я очень кратко скажу о технологии кремний на изоляторе. Здесь тоже мы научились на пластинах шесть дюймов получать совершенные слои кремния на изоляторе. И проблемой является то, что тоже минимальное количество вложений нужно, чтобы довести эту технологию до промышленно-ориентированной. Но несмотря на это, я два года, примерно, по кругу: Минатом, Минпромнауки, которого уже, правда, нет, к сожалению, и другие ведомства хожу, таких средств не удается получить. Хотя коммерческий результат, который можно было бы получить на отечественной базе, теряется и мы вынуждены закупать, уже закупаем такого рода пластины за рубежом.

Значит, еще одна важнейшая проблема, к которой я хотел привлечь внимание. Она в докладе Жореса Ивановича как-то не была затронута, хотя есть в материалах, представленных вам. Россия просто обречена заниматься силовой электроникой в силу развитой промышленности, в том числе такой, тяжелой, в силу большой энергоемкости народного хозяйства, жилищно-коммунального и так далее. И здесь в области силовой электроники, я не буду подробно говорить, здесь как бы произошла революция и несколько поколений новых приборов силовой электроники появилось в последние годы.

Что делается у нас в этой области. Да, тут цифры очень плохие. Я хочу сказать, что в этой области вложения, чтобы обеспечить современный уровень энергопотребления и энергосбережения в этой области, он составляет на все промышленности, жилищно-коммунальное хозяйство, связь, транспорт и так далее, он составляет по полупроводниковым компонентам несколько миллиардов долларов. То есть, как и говорил Жорес Иванович. То есть только в области силовой электроники здесь цифра пять, которая не видна, а по системам электронным эта цифра порядка 18 миллиардов долларов. Если в этой области не будут приняты какие-то стратегически важные решения, то мы будем обречены в ближайшие годы эту технику покупать за рубежом.

Мы немного работаем в этой области по мере сил у себя в Новосибирске. Разработаны кристаллы кремния, которые мы получаем у себя в институте. Большие трудности связаны с тем, что мы в данном случае, выпуская и продавая этот кремний нашим предприятиям, на самом деле инвестируем за счет академии наук промышленность. То есть, как бы механизм запущен в обратную сторону. И это одна из проблем, по которой нужны были бы законодательные решения.

У нас, в сибирском регионе, создана программа "Силовая электроника Сибири", основная идея которой состоит в том, чтобы деньги на разработки получать деньги, грубо говоря, с продаж. И в Новосибирске работает уже несколько десятков фирм, каждая из которых получает по несколько десятков и доходит до ста миллионов рублей, правда. Доходы, которые мы надеемся вложить в развитие вот этой жизненно-важной, по крайней мере, для холодных условий Сибири и всей России направления электроники.

Значит, Олег Николаевич задал очень хороший вопрос. Что может сделать наше собрание? Я думаю, первое, что мы должны сделать и заявить очень как бы ответственно и так, чтобы это не подвергалось никакому сомнению, что электроника должна быть признана одним из важнейших приоритетов национальной политики в области промышленности, требующим государственной поддержки. Потому что действительно даже в научной среде есть такие мнения, что мы отстали навсегда. На самом деле, то, о чем говорил Жорес Иванович и некоторые из тех примеров, которые я показывал, говорят, что это далеко не так. То есть мы во многих областях не отстаем. И если как бы отстаем, то можем очень быстро догнать и перегнать популярный - лозунг 30-х годов.

И я думаю, то, что поставлено Жоресом Ивановичем, то есть приобретение современнейшего предприятия является жизненно-важным. Однако, я думаю, что важны и более простые шаги, скажем, в области, я не перебираю, я уже заканчиваю, в области той инновационной политики, которая продекларирована и на прошедшем недавно собрании, общем собрании Российской академии наук. Несколько технопарков должно быть посвящено полностью электроники со всеми налоговыми и таможенными льготами, и поддержкой малому бизнесу.

Я знаю, что в Петербурге довольно неплохие результаты получены. Мы начинаем получать такие результаты в Новосибирске. И при небольшой, я думаю, законодательной поддержке в тех точках, которые мы можем нащупать на уровне полученных результатов, можно добиться быстрого подъема в области электроники, которую бы поставили Россию, по крайней мере, на уровень Китая, а может быть позволили восстановить те позиции, который занимал Советский Союз, как третья по мощи электронная держава мира. Спасибо за внимание.

Председательствующий. На уровне Китая это очень большая и сложная задача. Я помню, как мне Генеральный директор германской фирмы "Инфинион" сказал, что уже сейчас на международных конференциях по микроэлектроники 80 процентов китайцев. И лет через 10-15 только китайцы и будут вообще заниматься всем этим делом. Так что догонять китайцев - это прекрасная задача и очень непростая.

Слово имеет академик, Вице-президент РАН Андреев Александр Федорович.

Андреев А.Ф. Хотя мы здесь сейчас обсуждаем в основном такой, конечно, фундаментальнейший для страны вопрос, связанный с электронной промышленностью в первую очередь, но я бы все-таки хотел, чтобы то, что я хочу сказать, здесь прозвучало.

Я хочу сказать несколько слов об области электроники, в которой ситуация у нас отнюдь неплохая, наоборот очень хорошая. Это я хочу сказать о фундаментальных исследованиях. Мы здесь находимся на мировом уровне. Пример Жореса Ивановича лучшее тому подтверждение. Фундаментальные исследования в области электроники у нас вполне хорошие. У нас есть специальные программы и Министерства науки и в академии наук у нас есть программа Президиума, которой как раз руководит Жорес Иванович и академик Осипьян Юрий Андреевич, как раз по наноструктурам, по электронике в нанообласти.

Но, тем не менее, я бы хотел сказать, что атмосфера в нашей фундаментальной науке, конечно, не такая сейчас благоприятная, как этого хотелось бы. А в то же время фундаментальные исследования в области электроники сейчас переживают, я бы сказал, некую революцию. Понимаете, фундаментальная наука, она должна смотреть далеко вперед, очень далеко.

Ну, вот пример вам. Сейчас появилось словцо такое “квантовые компьютеры”. До квантовых компьютеров еще очень далеко, и никто не собирается сейчас заниматься квантовым компьютеростроением. Но, тем не менее, в фундаментальной науке это очень актуальная область. Очень интересные результаты здесь получим.

Аналогичная ситуация с электроникой. Дело в том, что если мы перейдем на уровень единиц, десятков нанометров, то здесь уже, вообще говоря, наряду с полупроводниками возможно использование и металлов, и сверхпроводников, и феррум-магнетиков. Сейчас это, как я сказал, очень такая развивающаяся область. Потому что на столь малых размерах уже уникальность полупроводников, которые имеют место на микронах и еще дальше, она уже не столь ярко выражена, как на микроуровне.

И сейчас очень много люди этим занимаются. Даже появилось такое альтернативное слово, не электроника, а спинтроника. Обсуждается использование не тока, как переноса заряда, а переноса спина. И перенос спина в некоторых ситуациях, он потенциально более удобен и прогрессивен, чем перенос заряда. А вот здесь как раз комбинация ферум-магнетика, сверхпроводников очень и очень перспективна.

Я езжу примерно раз в два года в Японию. Там традиционна была такая конференция, она называлась “Наноскейл суперкондактивити”, то есть сверхпроводники в наноразмерах. А вот начиная с прошлого года, она теперь называется, наносверхпроводимость и спинтроника. Это проводится фирмой “Айн тичините”. Это не университетская наука, это именно японские фирмы такие фундаментальные конференции поддерживают.

Что там наблюдается? Приезжаешь на такую конференцию, там представители со всего мира, но среди них я бы сказал больше половины наших бывших сограждан, которые уехали, кто в Америку, кто в Швецию, кто в Германию. И там мы все собираемся и обсуждаем проблемы спинтроники.

Я хочу сказать, что развитие электронной промышленности - это очень дорогая, но абсолютно необходимая вещь. При этом, однако, конечно, не надо забывать и о таких далеких перспективах, думать обо всем, и не забывать о фундаментальной науке. И создать фундаментальной науке такую атмосферу, чтобы вот эти все сотрудники, которые, вообще говоря, не очень счастливы, что они здесь нужны, и если мы создадим соответствующую атмосферу здесь, надо так постараться, они сюда вернутся. Создание атмосферы этого фундаментального поиска новых фундаментальных возможностей,очень тоже важна.

Председательствующий. Слово имеет директор Института физики и микроструктур в Нижнем Новгороде, член-корреспондент Сергей Викторович Гапонов.

Гапонов С.В. Мне удобно выступать после Александра Федоровича, потому что то, о чем я буду говорить, это делается в интересах того, чтобы российские ученые могли работать со сверхмалыми размерами.

Но сначала я хотел согласиться с предложением Жореса Ивановича, что если мы будем догонять или если мы ограничимся чисто дизайн-фирмами будем пользоваться услугами тамошних технологов, мы просто не увидим того будущего, которое мы обязаны увидеть. И у нас есть все люди, образование и кадры, которые могут это увидеть. И вот сейчас мы, когда забираемся в такие области, все-таки обратный поток ученых появился, они действительно там несчастливы. Вот здесь, кстати, присутствует один из наших сотрудников, который вернулся из Орегонской лаборатории и работает в нашем институте. Он туда уезжал. И, в общем, по-моему, его никто не выгонял.

Речь идет вот о чем. Мне кажется, что действительно мы можем идти только одним путем - купить современное производство, и тогда мы все будем востребованы. Известна такая вещь, что уменьшение размеров электронных приборов шло вместе с уменьшением длины волны. Современное производство - это 193 нанометра длина волны, это эксимерный лазер, аргон-фтор. И вот современное производство на этой длине волны и работает, и дает одну десятую микрона.

Но в то же время фирма “Интел”, используя всякие хитрости такого типа, как иммерсия, как фазово-контрастные маски и другие сумела достичь там 70 нанометров, то есть много меньше этой длины волны. Вообще говоря, если было бы у нас было производство, мы могли бы, у нас, реализовать предложения по фазовым маскам, по-моему, Роберт Арнольд Сурис когда-то сделал лет 20 тому назад. Точно. Больше?

Из зала. Тридцать.

Гапонов С.В. 30 лет тому назад. Вот видите. А затем их применил на таком производстве.

Кстати, выдумывать свои пути по развитию электроники - это, на мой взгляд, очень непрофессионально.

Вот есть такая организация “Симатек”, куда собираются представители всех стран. И они обсуждают, куда дальше двигаться. И электроника настолько деньгоемкая область, что ни одна страна, хотя эти рекомендации отнюдь необязательные, ни одна страна от них не уклоняется. И вот электроника идет дальше.

И вот здесь наступила некая коллизия. Вот 193 нанометра, есть еще лазер на Фтор-2 на 157 нанометров. А дальше, в общем, довольно пустое место. Все вещества начинают поглощать. И подвинуться в более короткие длины волн шашками, как двигалось всегда, нельзя. И пришлось переходить на 13 нанометров. Это уже называйте жесткий ультрафиолет или мягкий рентген, но куда-то в ту область, где можно построить отражательную оптику с высокими коэффициентами отражения.

И так сложилось, что наш институт и многие институты, в том числе институт Жореса Ивановича, так или иначе, или отдельные сотрудники, принимали участие в американской программе, литография на 13 нанометров, которая продвинулась очень далеко, и в европейской программе. Европейская программа, что, значит, делать литографию, надо делать источник, надо делать конденсор, который будет собирать, делать объектив, разрабатывать резисторы и так далее. Так вот по всем этим позициям в европейском проекте сидят наши люди, часть переехавших туда, а часть не переехавших, то есть они работают в Институте спектроскопии, Тринити, Институте физики микроструктур. И фактически мы по частям делаем для мира, для Европы в данном случае, то, что могли бы делать для страны.

В прошлом году, в январе, я выступал на Президиуме. И так удалось разгорячить Александра Юрьевича Румянцева - нашего коллегу и тогдашнего Министра Минатома, что он по примеру американцев решил начать финансировать наши работы, в США возглавляет эту кампанию Министерство энергетики,. И благодаря этому мы сумели провести некий мониторинг тех групп, которые этим занимаются. Фактически бессмысленно делать степлер, вот такой литограф для неработающего производства. Слава богу, у нас в Нижнем Новгороде есть институт минатомовский НИИС, с которым мы работаем вместе. Там работающие производства. И мы делаем под него, под спецтехнику, более или менее мощный литограф, с меньшими мощностями, который будет встроен в работающую линейку.

Если была бы куплена такая установка, мы могли начать работы и над более производительным литографом, который бы продлил жизнь этой купленной техники, ну, по крайней мере, до середины столетия. Мне кажется, что мы покупаем не только что-то, мы покупаем удочку и вдобавок обещаем, что она будет еще более уловистой.

И еще последнюю мысль, которую я хотел вам сказать. Это касается того, что переход на десятикратное уменьшение длины волны приводит к увеличению точностей всех деталей. То есть надо не в десять раз увеличить точность, а мы знаем формулу такую, что точность оптических устройств должна быть лямбда на десять. Но на самом деле это, если у вас три отражающих поверхности, то это лямбда на тридцать, а если шесть, как вот в современных объективах, это лямбда на шестьдесят. И мы приходим к технике, которую надо изготовлять с атомарной точностью. И мир этот путь проходит. В Соединенных Штатах они научились делать точные формы до одной десятой нанометра. И в Европе на Карл Цейсе научились это делать.

И очень быстро все новые достижения передаются в смежные технические области. Не занимаясь этим, мы можем оказаться в очень странном положении, когда весь мир умеет, а нашу продукцию никто покупать не будет. Я призываю высокое собрание обратить на это внимание. И это не просто техническая революция в электронике, это техническая революция и во всех смежных областях. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Слово предоставляется генеральному директору “Интеграла”, Белоруссия, Виктору Андреевичу Емельянову.

Емельянов В.А. Добрый день! Спасибо за предоставленную возможность поучаствовать в данном собрании. Жорес Иванович пригласил нас. Ну и немножко неожиданно, в том плане, что необходимо выступить, и высказать позицию Белоруссии, и в целом о развитии микроэлектроники в Белоруссии.

Если говорить об "Интеграле", я коротко скажу о структуре "Интеграла", о направлении развития бизнеса, о наших технологических возможностях, развитии технологических возможностей, также о развитии направлений в бизнесе и, в конечном итоге, скажу наши ограниченные возможности.

То, что сегодня мы здесь обсуждаем, и то, что необходимы прорывные технологии в микроэлектронике сомнения не вызывает. Наши предельные возможности, "Интеграла", мы оцениваем - это уровень топологических норм - 0,25 микрона. И скажу так, мы производим пластин диаметром 200 - до 20 тысяч. Аналогичные модули, я твердо знаю, есть они в Воронеже, естественно, в Зеленограде есть, и на "Светлане", правда, я точно уж не знаю, в каком он состоянии находится.

Прежде всего, хотел подчеркнуть, что структура НПО "Интеграл", она сохранилась с советских времен. И у нас есть головной дизайн-центр. Его можно условно разделить по направлениям. Здесь десять дизайн-центров по сути своей находятся. И три завода по производству полупроводниковой элементной базы - это ПБП, завод "Транзистор", директор здесь присутствует, Ануфриев Леонид Петрович, завод "Светотрон", и также "Электроник". Это три дизайн-центра и три завода по производству электроники.

Характеристика бизнеса. Прежде всего, я хочу подчеркнуть, что мы интегральную тематику ведем в полупроводниковом направлении, мы работаем по электронной технике, и продолжаем, пусть в небольшом количестве, но работать по оборудованию и по оснастке, в том числе и по поставкам в дальнее зарубежье.

В Белоруссии существует программа микроэлектроники, которая действует с 2001 года и на 10 лет, государство субсидирует эту программу. Недостаточный уровень, конечно, не о тех цифрах, о которых говорил Жорес Иванович, сотни миллионов долларов, и тем более миллиарды, это десятки миллионов долларов, но субсидии идут и мы продолжаем двигаться.

Коротко расскажу о производственных наших мощностях, подчерку , что мы производим пластин, до 50 тысяч пластин, это существенная цифра, диаметром 100 и 150, также диаметром 150 и 200, следующими проектными нормами до 0,5 микрона. Сейчас мы уже разработали изделие, и практически в этом году оно пойдет в производство, такова мощность сегодняшнего дня 20 тысяч пластин вполне вероятно. И остальные направления.

Подчерку, что мы достигли цифры 1 миллиарда микросхем в год, 1 миллиарда полупроводников в год. Напомню, что в 1990 году мы делали на уровне 380 миллионов штук в год.

Остановлюсь, на технологических возможностях нашего предприятия. Мы имеем 6 базовых технологических процессов, это нас заставило освоить и практически выйти на уровень комплектности поставки в отдельных направлениях. У нас есть минусовая сторона и плюсовая, как всегда 50 на 50, то есть у нас в Белоруссии работают все заводы и мы вынуждены поставлять комплектно.

Прежде всего, мы столкнулись с производством и поставками комплектов городским телевизионным станциям, сейчас на телефонные станции, для телекоммуникаций мы поставляем комплекты, для этого мы вынуждены иметь все базовые технологические процессы.

Сразу скажу, что 0,35 микрона комплект оборудования в этом году у нас будет, в следующем году будет технологический процесс, и в следующем году будет на 0,25 микрона комплект оборудования, и базовый технологический процесс мы, думаю, что освоим в 2006 году. Но это наш предел, я еще раз говорю, дальше для практического движения, уже нужно делать качественный скачок.

Структура товарной продукции. Все-таки интегральная тематика у нас продолжает доминировать, вы видите, 58 процентов. Полупроводники в целом, вместе с пластинами, с производством пластин, я еще раз повторяю, что у нас очень комбинированное предприятие, полный комплект, от производства пластин, производства шаблонов, естественно, разработки. В комплекте полупроводниковое отделение продолжает у нас доминировать - 70 процентов, хотя мы считаем, что развитие электронной техники, в том числе и оборудование и инструменты, у нас должно достигнуть 50 на 50.

Структура поставок. Беларусь занимает 30 процентов, Россия занимает 30 процентов, и дальнее зарубежье, естественно, занимает 40 процентов. Я думаю, что в перспективе дальнее зарубежье у нас достигнет до уровня 70 процентов, и для этого у нас сейчас нарабатываются мощные проекты с ведущими компаниями Японии, Кореи, Соединенных Штатов и Германии.

Я хотел бы подчеркнуть, что процентное соотношение по Японии, по Корее, эти цифры должны у нас достигнуть 10 процентов.

Сохранилось и калькуляторно-часовое направление.

А вот фаундер-услуги у нас нарастают и нарастают от ведущих компаний мира. Я еще раз подчеркиваю, мы контактируем с компанией "Сейко", "Голдстар", "Интернейшенл", это итальянское отделение, и также контактируем с фирмой, компанией "Акмел". Я думаю, что фаундер-услуги, по их конструкции мы будем эту цифру наращивать до уровня 15, может быть даже 20 процентов. Это солидное направление и сейчас мы продолжаем его развивать. Я думаю, что фаундер-услуги уже на диаметр 150 в ближайшее время достигнут 10 тысяч пластин в месяц.

Международная связь, здесь говорили о материалах, да, действительно, практически по материалам только мы используем, и то не в полном объеме, кремний, а уже практически, все газовые среды, чистые материалы, даже золотую проволоку, на удивление, но мы 100 процентов закупаем в Корее, пластмассу мы берем тоже в Корее, основной поток, специальную пластмассу берем, естественно, в Германии, то есть практически по материальным ресурсам, выводные рамки мы также закупаем, сами производим и параллельно закупаем в Корее, да и в других регионах, в Китае очень много мы контактируем.

Та цифра, о которой я говорил. С одной стороны, мы как бы вроде ей гордимся, гордимся, а с другой стороны она, конечно, пока очень нам дается сложно. Я считаю, что 1 миллиард микросхем в год, в штуках, это, конечно, серьезное достижение, с одной стороны, а со второй стороны, 2 миллиарда, я думаю, для "Интеграла" это не такая уже и запредельная цифра. В этом году будет порядка миллиард 200, миллиард 300 штук интегральных микросхем в год.

Направления, о которых я говорил, каждое направление требует, еще раз повторяю, 6 базовых технологических процессов, уже изделия в телевизионной технике и в телекоммуникациях требуют проектных норм, 0,5 микрона - реально сегодня, 0,35, 0,25 - буквально в ближайшие два года.

А дальше, я думаю, что Жорес Иванович правильно здесь говорил, прорывные технологии должны выйти на уровень 0,18 микрона, 0,13, 0,1, это естественно, почему, потому что без этих проектных норм не будет плотности упаковки изделий.

Что важно, мы тоже чувствуем требования рынка и конкуренция на внешнем рынке, я уже говорил, что до 70 процентов у нас будет занимать дальнее зарубежье в ближайшие 3-4 года, то в конечном итоге прорывные технологии необходимы. Беларусь, конечно, не в состоянии, хотя я еще раз подчеркиваю, программа "Микроэлектроника" работает, мы, "Интеграл", участвуем в 4 союзных программах, Союза Белоруссии и России, ну и внутри Республики Беларусь, это больше 10 программ.

То есть, участие есть, возможности есть, но на хороший уровень мировой подняться, тут, конечно, наши возможности ограничены.

Председательствующий. Слово предоставляется Анатолию Ивановичу Сухопарову, председателю Федерального фонда развития электронной техники.

Сухопаров А.И. Всем добрый день.

Мне кажется, что здесь в основном собрались единомышленники, которые не ставят под сомнение, что электроника - это очень важно для государства.

Но есть один вопрос, который, в общем-то, вызывает споры – насколько мы конкурентоспособны? То есть это, наверное, один из самых главных вопросов, который, в общем-то, не воспринимается определенной частью, скажем прямо, чиновников или прессы, и различных других служб, говорящих, что российская электроника не может быть конкурентоспособной. Я хотел бы остановиться на этом вопросе.

Вопрос - так в чем мы не конкурентоспособны? Сейчас мы послушали много интересных докладов, и в общем-то, основной доклад Жореса Ивановича показал, что, с точки зрения науки, мы находимся впереди всего мира. Ну, по крайней мере, не хуже во многих областях.

Поэтому я не думаю, что мы не конкурентоспособны в науке. Здесь, по-моему, вообще не стоит даже это обсуждать.

Вопрос, конкурентоспособны ли мы вообще в нашей инженерной части, то есть способны ли наши инженеры делать то, что делают на Западе? Я думаю, что да, потому что наш инженерный потенциал очень высокий, вы знаете, что сегодня сюда все фирмы стремятся, открывают здесь филиалы, в том числе и инженерные, то есть то же проектирование, то же, то о чем говорил Юрий Иванович Борисов тут, вовсю работаю западные компании, для примера, в Зеленограде есть компания, почти уже 240 человек, которая через китайцев финансируется малазийским правительством, гранты по 5 миллионов долларов в год, и за три года ребята уже сделали 46 патентов. Но не российских, а малазийских. То есть 46 патентов Россией, российскими ребятами сделано для Малайзии, то есть эти патенты, мы будем покупать у Малайзии, для того чтобы использовать здесь в России.

Я думаю, что в инженерной части тоже нет вообще вопросов, мы здесь совершенно на хорошем уровне, здесь нечего даже обсуждать и говорить.

Теперь вот, в чем же мы неконкурентоспособны, что же мы не можем с вами, государство, в лице различных экономических подразделений, министерств, не воспринимают - ребята, вы тут что-то поговорите, а мы все равно денег не дадим.

Но вопрос - может ли государство профинансировать поднятие всей электроники России, наверное, мы должны признаться, что, конечно, нет. Нет, наверное, таких сил у государства, здесь в этой папочке, вы все почитали, тут действительно есть интересные мысли, там написано - мы на уровне Бразилии, значит, должны также финансироваться, как на уровне Бразилии, то есть здесь написано все.

Но вопрос - а что же тогда государство создает, какую среду оно создает, чтобы мы действительно стали конкурентны? Я думаю, что здесь надо просто быстренько пробежаться и посмотреть, а что делается в других странах.

У нас была принята какая-то либеральная модель развития экономики, где говорится о том, что надо снижать налоги, надо снижать единый социальный налог, вот и надо его снизить, и все будет хорошо и все сюда побегут, начнут инвестировать, и так далее и так далее.

Конечно, хорошо снизить нам социальный налог, это очень неплохо. Но если вообще прикинуть, конечно, это будет снижение в основном для сырьевых отраслей, у них там очень высокая зарплата, и они, конечно, очень здорово выиграют. Но те, кто получают, особенно наши ученые, техническая среда, конечно выигрыш будет, но не тот, который бы действительно дал какой-то прогресс.

Вышли основы политики в области развития науки, и также еще в это же время вышли основы политики в области развития электронной и компонентной базы, я считаю, это был большой прогресс, 2002 год, когда вышли основы политики, и там что прописано, там прописано то, что у нас определены приоритеты, критические технологии, определены приоритеты. И что дальше? Из года в год мы их переписываем.

Как сделано на Тайване. Они определили 11 критических направлений, приоритетов, из них 6, связанны с электроникой. Я не взял контроль за загрязнением среды, новые материалы, хотя это тоже, в общем-то, связано с электроникой, специальная химия, биотехнология и фармацевтика, медицина и здоровье, тут тоже косвенно это может быть связано, все остальное - это от полупроводников до всех других направлений, это связано с электроникой.

Что же тогда делает Тайвань в этом смысле. Определив критические направления, он тут же определил среду, в какой они должны развиваться. То есть снижение всех налогов, они тоже единый социальный налог свой снижают, но только для этих отраслей. Они не снизили их вообще для всего государства, для всего Тайваня, они снизили только для этих 11 отраслей. Хочешь, иди сюда и будешь получать эти льготы.

И вот по законодательству они выпустили почти 12-13 законов специально для этих отраслей. Только для этих. Не для всего государства. Вкладывайся. Просмотреть эти законы, нет времени, я не будут сейчас на них останавливаться, в общем-то можно сесть посмотреть и придумать свои, это действительно, для того чтобы развить эти направления и чтобы инвестиции сюда пошли, можно увидеть, что этот подход действительно продуманный, разумная система стимулирования этих направлений. Здесь неоднократно говорилось, что мы неконкурентоспособны. В чем мы неконкурентоспособны. На уровне государства мы вообще неконкурентоспособны. Зачем же в нас вкладывать, если есть и Дубай и Арабские Эмираты, и везде, когда это все сделано специально только для тех отраслей, которые государство называет приоритетными.

Нам в основах политики назвали приоритетные направления, но дальше мы не двинулись, нам их только назвали.

Продолжу про Тайвань. Они определили роль участия правительства, причем это делает министерство экономики Тайваня. Оно, самое главное в этой части, оно определило, что оно делает.

Оно определило банки, какие должны участвовать, фонд государственный, который должен в них участвовать, и определило их налоговые ставки. Оно сказало: вот Центральный банк такая-то налоговая ставка, они определили для этих отраслей на 2 процента ниже. Ну, мы знаем, какие у них сегодня ставки, там они вообще смешные. В этом мы тоже неконкурентоспособны. Просто взять кредит у нас сегодня - это разориться сразу же через год. И в этой части они тоже определили. И определили: и государство вкладывает деньги только, как здесь было правильно сказано, как Жорес Иванович сказал, в то, что нужно государству в будущем. Не сейчас, а вот на будущее. То есть оно вкладывает в науку, в развитие, в различные НИОКР. То есть вот есть система мер.

Поэтому я считаю, что наша неконкурентоспособность - это отношение государства к критическим технологическим областям. Поэтому я хотел бы, чтобы мы раз уж находимся в таких стенах, где работает законодательный орган, Дума должна рекомендовать законодателям меры стимулирования инвестиционной составляющей в электронику. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Анатолий Иванович. Я думаю, что вы сделали очень правильное замечание. Известно, вообще говоря, что Тайвань по объемам производства полупроводниковых электронных компонент - третья страна в мире после США и Японии. Сейчас, правда, их поджимает Китай.

И вот, между прочим, вчера в газете "Financial Times" была опубликована большая статья по поводу 300-милиметровых подложек и производства кремниевых интегральных схем на их основе. И приводился такой простой пример, что сравнительно небольшая тайванская компания "Power Chip", которая перешла на 300-милиметровые подложки, а это один из основных производителей чипов памяти, ожидаемый рост дохода в этом году по сравнению с предыдущим в 121 раз.

Председательствующий. Слово предоставляется Льву Васильевичу Осипову, вице-президенту Ассоциации производителей медицинской техники.

Осипов Л.В. Я представляю медицинскую промышленность, медицинскую электронику, следовательно, потребителей полупроводниковой электроники. Основные мои материалы изложены в розданном вам печатном виде. Поэтому я повторять их не буду, все желающие могут просто посмотреть. И попытаюсь сконцентрироваться на некоторых, на мой взгляд, наиболее важных моментах.

Первое. Я все-таки озвучу цифру, сколько мы берем электроники, к сожалению, все более уменьшающаяся в доле отечественной электроники, электронных компонентов. Вообще объем рынка медицинских изделий, прежде всего, конечно, это электронные приборы, это порядка 2,5 миллиардов долларов. На сегодня явно цифра заниженная и не соответствующая никаким потребностям здравоохранения. Но она достаточно сильно развивается, несмотря на то, что здравоохранение традиционно по остаточному принципу финансируется. За последние 3 года, например, рост произошел почти в 2 раза и дальше тенденция тут достаточно тоже позитивная.

Должен вам сказать, что 70 процентов медицинских электронных изделий, насыщенных электроникой - это зарубежные, это импорт, и только 30 - это наши. И, к сожалению, мы застыли на этом проценте, он уже несколько лет один и тот же. Сейчас появились позитивные сдвиги в отечественной промышленности, в частности благодаря развитию совершенно новых предприятий среднего и малого бизнеса, в частности на базе технопарков, в том числе и в Зеленограде, который сегодня озвучивался. Мы даже создали такое достаточно мощное объединение, как Московская Ассоциация производителей медицинской техники, которая стала очень сильной. Дальше, видимо, это будет структура гораздо более жесткая, чем просто ассоциация, такое мягкое объединение.

На чем хотелось бы остановиться? Здесь очень интересный был обзор по различным направлениям. Но хотелось бы, чтобы мы сконцентрировались все-таки на том: что же надо делать? И это самое трудное сейчас для нас. Мы понимаем, и сегодня это прозвучало и, по-видимому, так оно и есть, что есть кадровое обеспечение, оно не утрачено. Единственное, я по своему опыту, я тоже преподаю, я вижу, что обновление идет очень слабо, да и уровень, к сожалению, резко упал. И здесь надо всем присутствующим позаботиться, я думаю, что очень многие участвуют в образовательном процессе.

Технологическое оборудование, об этом говорилось, оно устарело во многом. И действительно справедливо говорилось о том, что многие вещи надо решить просто посредством прямой закупки готовых производств.

И дальше самые важные компоненты - финансирование, о котором много здесь говорилось, и организационно-правовые меры.

По поводу финансирования. Все причитания по поводу того, что "нет денег", которые мы слышим от властей, от чиновников, прежде всего, они неправильные и неверные. Мы знаем, что деньги эти есть. Мы знаем немереный резервный фонд, который все время пополняется за счет нефте- и газодолларов, он все время растет. И мы знаем, очень бурно растет. И сколько он будет расти - совершенно непонятно. Пора его целенаправленно и ответственно тратить уже, инвестируя в отечественную, а не призывать зарубежных инвесторов, которые здесь естественным образом удивляются: что это вы призываете нас, когда у вас есть, вообще говоря, свои возможности для инвестиций? Обнаружьте желание инвестировать в свою собственную промышленность, пожалуйста, продекламируйте это.

И есть очень много так называемых нецелевых или даже если целевых, очень крупных трат. И каждый из вас может привести пример. Я из своей области могу привести совершенно вопиющий пример, когда совсем недавно был на 1 миллиард DM, примерно, это значит по сегодняшнему 700 миллионов долларов, был целевой гермесовский кредит - это расплата трубой, вы понимаете, программы "Challenge-1" с фирмой "Phillips". Когда было закуплено под флагом "оснащение медицинской промышленности отечественной новыми перспективными технологиями" по существу устаревшее оборудование, это была оптовая закупка старой техники - рентген и ультразвук. Обещанное оснащение новыми технологиями вылилось в 1 процент от этой суммы, можете себе представить. Да, кое-чего там, какое-то оборудование нам поставили и тоже не новое. Сейчас обсуждается, проект лоббирования продолжения этого проекта - "с успешным завершением первой части "Challenge-1", - "Challenge-2".

Значит, мы должны здесь тоже контролировать, и это к Думе прежде всего относится, правильность расходов негосударственных средств на такие целевые закупки, кредиты и программы, и противопоставить им реальное что-то, то что действительно нужно стране.

И здесь хотелось бы остановиться уже на последнем пункте, я заканчиваю, это организационные меры. Традиционно это самая трудная часть работы. Мы очень всегда хорошо понимаем проблемы, но очень трудно намечаем, а самое главное реализуем конкретные, вполне определенные и конкретные шаги для реализации намеченных программ и мер. В связи с этим хочется предложить, чтобы та рабочая группа, которая как-то уже обозначилась, она четко была организованна в структуре Государственной Думы, сконцентрирована из представителей всех областей, заинтересованных в обсуждаемом сегодня направлении развития, и работала на совершенно регулярной основе и готовила вполне конкретные предложения.

Поэтому большая просьба, Жорес Иванович, в этом направлении, я думаю, все согласятся с этим, что это чрезвычайно важно, именно регулярная основа. Мы должны, ну там раз в неделю, раз в две недели собираться и просто работать и давать вполне конкретные предложения, для того чтобы решить ту самую задачу, которая сегодня обозначена. Спасибо за внимание.

Председательствующий. Владимир Иванович Бабкин, эксперт, пожалуйста.

Бабкин В.И. Здесь было правильно сказано, что здесь собрались единомышленники. А вот те, кто несет реальную ответственность за ситуацию в стране, то есть представители исполнительной власти, а также посмотрите, сколько здесь депутатов, оказывается, что они не являются единомышленниками. Поэтому я хочу такую достаточно мрачную картину нарисовать, с тем, чтобы было понятно, что идиллических настроений быть не может.

Упрощенно я хотел бы сказать.

Политика - это способ действий по достижению целей государства. Экономика упрощенно - это набор действий по достижению целей общества, в первую очередь. Так вот, за все время этих перестроечных дел у нас внятно обозначенных целей развития и государства, и общества не произошло. Потому что ни приватизация, ни рыночные отношения не являются, вообще говоря, целью, они не более чем, способ достижения цели, так вот этой цели у нас нет.

И то состояние, в котором сейчас пребывает страна - оно убогое. Все разговоры о том, что мы сидим на нефтяной игле, да, мы сидим, но только у нас выкачивают "кровь", а не вкачивают дополнительно. Потому что мы в последнее время весь прирост добычи нефти направляем за рубеж. Мы уже в прошлом году сырой нефти вместе с нефтепродуктами вывезли более 50 процентов добываемой. А мы добываем сейчас меньше, чем в советское время.

И вообще разговоры о наших богатствах природных, мягко говоря, преувеличены. Даже если продать всю нефть добытую по этим высоким ценам на Запад за доллары, мы получим всего-навсего 80 миллиардов долларов. Из страны вывозится где-то на 40 миллиардов, но государству перепадает от этого существенно меньше, естественно.

Хочу сказать: не надо себя так впечатлять цифрой "миллиард". Миллиард для нашей страны - это всего-навсего 7 долларов на душу населения. Поэтому когда мы сейчас посчитаем с этой семеркой, то окажется удручающая картина. Посмотрим, - 2003 год: товарная составляющая ВВП 150 миллиардов долларов. Вывезли 120 миллиардов долларов, осталось на внутреннее потребление 30. Ввезли по импорту 70 миллиардов долларов. Итого получаем 100 миллиардов товарной продукции. Это не только потребительская, это промышленная продукция. 100 миллиардов долларов - на душу населения 700 долларов в год. Вот такая ситуация экономическая.

И для обозначения ситуации, которая в промышленности. Если в 1985 году от общего объема строительных работ жилищное строительство составляло 15 процентов, и притом строили не так уж много 0,52 квадратного метра жилья в год на душу населения. То в 2003 году жилищное строительство, сократившись в объемах строительных работ в 2,5 раза, 0,22-0,23 квадратного метра в год на душу населения - вот в чем жилищная проблема, оно составляет 85 процентов. То есть фактически объемы строительных работ промышленных у нас нулевые. У нас нежилое строительство фактически ведется в пользу коммерческих структур, но не промышленных. Это трагедия.

Поэтому, когда говорят об итогах приватизации, что не должно быть пересмотра там и прочее, надо думать. Потому что произошло разрушение, практически во всех отраслях промышленности, а особенно в, так называемых, высокоточных и высокотехнологичных. Фактически разрушена радиоэлектронная промышленность, точное станкостроение, производство медтехники и так далее.

И для примера. Приватизировали завод "Эмитрон", это на Нахимовском проспекте, где были очень разнообразные технологии. Сейчас в этом месте, где было высокоточное оборудование, квалифицированный персонал, размещается ярмарка строительных материалов.

Рязанский завод производства кинескопов сейчас производит пивные бутылки. Завод на Щелковском шоссе "Хроматрон", который производил цветные кинескопы, сейчас тоже фактически не работает. При этом высокоточное оборудование спускалось по цене металлолома и цветных металлов. Понимаете, шло и идет разграбление.

Положительное сальдо внешнеторгового оборота 2003 года ~ 50 млрд. долл. Вопрос - где они? За последние девять лет положительное сальдо превысило 360 млрд. долл. и эта практически незначительная для России сумма пошла на потребление частных лиц, а не на развитие государства.

Вопрос стоит однозначно. Либо мы поймем, что проводимая политика ведет государство к самоубийству и будем этому противостоять, либо самоубийство произойдет.

Главное, что нужно понять, нынешние нувориши пустили доставшиеся им даром ресурсы на личное потребление.

Поэтому в рекомендациях мои предложения как раз и сводятся к вопросу об этом, с тем чтобы Счетная палата провела системную оценку того, что произошло при приватизации как раз высокотехнологичных отраслей промышленности. А с учетом того, что кампания по приватизации продолжается, на период до 2010 года намечена правительственной программой, и хотят фактически приватизировать и оборонку, и атомную промышленность, и научные организации.

Так вот необходимо опять-таки обратиться к Мингосимуществу с тем, чтобы не допустить перепрофилирование высокотехнологичных предприятий. Без этого говорить особенно не о чем. Но и еще чуть-чуть я скажу о финансировании науки.

Финансирование науки составило 1,3 миллиарда долларов в 2003 году. То есть в 200 раз меньше, чем федеральное финансирование бюджета Соединенных Штатов. Что такое полтора миллиарда, когда говорят, что вот экономно тратить?

Так в расчете на оставшуюся душу людей занятых научной отраслью, приходится всего-навсего немногим более 2 тысяч долларов в год и здесь не только зарплата, здесь сидит коммуналка, расходные материалы и техобслуживание. То есть меньше 200 долларов в месяц. Так о чем мы говорим?

Если же говорить о государственных инвестициях, то это немногим более 2-х млрд. долл. В целом, если посмотреть на расходы бюджета на то, что я называю развитием государства: наука, образование , промышленность, транспорт, всего 10 разделов из 27, так вот эти расходы составляют всего на всего 15% расходов бюджета, все остальное - финансирование исполнения функций государства: гос. управление оборона, суд и т.д.

И поэтому то, что здесь нет депутатов, нет исполнительной власти это говорит о том, что на самом деле научная отрасль не нужна.

И то, что упоминалось относительно "Основ госполитики", я могу сказать, что научное сообщество, по-видимому, разучилось читать, потому что, в "Основах" говорится о том, что государство будет поддерживать и развивать науку только в меру своих финансовых возможностей. В этих же Основах говорится о том, что государство собирается вводить налогообложение имущества научных организаций, что государство подразумевает введение налогообложения земли научных организаций.

Мне непонятно почему вдруг научное сообщество заговорило, что наконец-то, Правительство обратило внимание на научно-технический комплекс, если и обратило то только в том смысле, почему он еще не уничтожен окончательно.

Председательствующий. Владимир Иванович, время истекло.

Бабкин В.И. Прошу прощения.

Председательствующий. Слово имеет Моисей Меерович Гельман - главный редактор газеты "Промышленные ведомости".

Гельман М.М. Первое. Я предлагаю помощь со стороны моей газеты вашей группе в пропаганде того, что вы замыслили. Причем эта пропаганда будет заключаться не только в публикации статей, а в первую очередь, в смычке вашей группы и в переводе языка профессионалов, и языка профессиональных проблем, на язык обывательский, так условно обывательский с тем, чтобы те, кто принимает решения, могли прочитать нормальные материалы. Это первое.

Второе. Почти не говорилось здесь о финансировании. Откуда берутся деньги в отрасли? Деньги в отрасли берутся от сбыта конечной продукции, то есть потребительской. Недаром в Китае и в Юго-Восточной Азии начали развитие электроники во многих случаях с нуля, с производства бытовой радиоэлектроники.

Поэтому, прежде чем, говорить о том, что нам нужно закупать целесообразно было бы, на мой взгляд, изучить сегменты рынка и спрос, потому что разговоры о конкурентности продукции, они несколько некорректны. Так как конкурентоспособность продукции определяется помимо качественных и количественных характеристик, определяется еще и платежеспособным спросом населения на внутреннем рынке. Потому что сама по себе промышленная продукция никому не нужна, если она не востребуется в некой кооперационной цепочке производства конечной и потребительской продукции.

Я хотел бы заметить, что рынок микросхем он сегодня не ограничивается только цифровой техникой и не ограничивается только ЭВМ. Примерно процентов 80 микросхем используется в тех случаях, когда не требуется применение интегральной технологии меньше одного микрона. Речь в первую очередь, идет о системах управления, верхний уровень это подсистемы сбора и обработки измерительной информации. Это отдельный вопрос, но я хочу сказать, что помимо чисто цифровой техники, необходимо развивать аналоговую технику и аналого-цифровую, которые используются в качестве средств в обработке.

И последнее, это уже обращение к Думе. Дело в том, что сегодня все беды в стране проистекают из-за того, что искусственно был создан дефицит денежной массы. Денежная масса в нормальных странах составляет не менее 50 процентов от валового внутреннего продукта. У нас она средняя, в годовом исчислении не превышает 15-16 процентов от ВВП. Сегодня в промышленности оборотные активы не превышают половины объема той продукции, которая производится.

Я сказал о том, что деньги в промышленности появляются от сбыта конечной и потребительской продукции. Сегодня конечную и потребительскую продукцию не могут производить, потому что низкая зарплата.

Таким образом, при принятии бюджета, на мой взгляд, одним из главных пунктов, это обращение к Думским депутатам, если они смогут найти в себе силы противостоять тому, что делается сегодня либералами от рынка. Необходимо четко фиксировать денежную массу. А для того, чтобы не было инфляции, необходимо сегодня, в первую очередь, развивать рынок потребительской продукции, и это в полной мере относится к радиоэлектронике. Спасибо.

Председательствующий. И последнее выступление, Николай Семенович Данилин - Российский научно-исследовательский институт космического приборостроения.

Данилин Н.С. Уважаемый Жорес Иванович, уважаемые коллеги, разрешите присоединиться ко всем предыдущим выступающим. Я хочу сказать, что наша фирма "Российского и космического приборостроения" является главной в Росавиакосмосе по применению отечественной и зарубежной элементной базы, все это обусловлено решением Правительства, Росавиакосмоса и так далее, но самое главное не это.

Главное, что фирма сейчас находится на мощном подъеме. Фирма сейчас представляет собой 3,5 тысячи ученых и инженеров, включая опытный завод, со средней зарплатой порядка 12 тысяч рублей. Причем этот взлет начался около 2 лет тому назад. Пришел молодой менеджмент и от объема продукции в 400 миллионов, мы перешли на 3 миллиарда, то есть в этом году вот такой мощный выход.

Конечно, есть сопутствующие факторы, которые нам здорово помогли, создание космических войск и создание новых аппаратов для космической группировки, которые в настоящее время устарели и требуют не только физической, но и моральной замены. При таком развитии космических аппаратов внимание к элементной базе чрезвычайно важно.

Хочу честно сказать, что при ускоренном таком создании новых космических аппаратов, к сожалению, главный акцент делается на зарубежную элементную базу. Часть можно объяснить, стратегически важные компоненты, высокопроизводительные процессоры, интегрированная память, в общем, всевозможные чипы. Но хуже, когда смотришь, что чип резисторы, чип конденсаторы тоже идут зарубежного производства.

Из 3 миллиардов, выделяемых на эти цели, 10 процентов уходит на приобретение элементной базы, сейчас очень дорогая элементная база. Ежегодно мы 30 миллионов долларов отдаем западным изготовителям и поддерживаем их промышленность, а не свою родную отечественную. Надеюсь, что не все окончательно потеряно.

Кое что мы берем из Саратова, кое-что из других мест, то есть у нас есть очаги, но не система.

Последнее. Хочу обратить внимание вот на такую ситуацию.

Благодаря усилиям, Жореса Ивановича и другим нашим, так сказать, национальным лидерам, за последние два года резко делается акцент на развитие отечественной промышленности. Юрий Иванович Борисов об этом тоже хорошо сказал. Но надо сказать, что и западная команда не спит.

Если раньше нам, под всякими предлогами запрещали покупать радиационно-стойкую элементную базу, там "Спейс", "Милитари", сейчас, пожалуйста. Приезжают представители - пожалуйста, берите. Берите супер интегрированное с мажоритированием в самом кремнии и так далее. Причем этого добился сам Конгресс Соединенных Штатов - снижение планки запретов для России.

Понятно, мы основной рынок с одной стороны, а с другой стороны, конечно, противодействие развитию нашей отечественной электроники. Разрешите сказать, что общими усилиями, шаг за шагом все-таки есть возможности по отвоеванию обратно наших позиций в электронике, особенно для высоких технологий. А отвоевывать есть что. У нас есть объекты, например, "Горизонт", объект работает 12 лет в космосе, создан полностью на отечественной элементной базе, ни одного резистора или конденсатора, не говоря уже, о высоких активных элементах не использовано.

Это наш Зеленоград и все остальные продолжают работать. Это пример наличия технологий, они еще не потеряны. И я думаю, что наше совещание очень актуальное и чрезвычайно важно.

Данилин Н.С. А наш доклад, спасибо Владимиру Ивановичу, в раздаточных документах мы представили.

Председательствующий. Так, в общем, выступили много, выступили хорошо. Я думаю, что на самом деле, действительно здесь в основном-то были заинтересованные лица и выступали заинтересованные лица.

Может быть, мы чего-то не отметили, какие-то направления упустили. Мы не говорили про акустоэлектронику, и я видел как Юрий Васильевич Гуляев мне улыбается и очень грустный сидит. Очень мощно сейчас развиваются в научном плане СВЧ гетероструктуры, которыми успешно занимается Владимир Григорьевич Мокеров, сверхяркие светодиоды, которые сменят в ближайшем будущем, через 10-15 лет все электрическое освещение и многое, многое другое.

Самое главное, я думаю, что мы были едины в подходе в том плане, что это та область, которую мы должны обязательно развивать в стране. Я бы отметил здесь особо выступление Анатолия Ивановича Сухопарова, который очень четко подчеркнул, каким образом наиболее эффективно, создавать преимущественные преференции для развития именно этих областей.

В общем, оказалось, что для развития электронной промышленности, как основных направлений ее кремниевой микроэлектроники, оптоэлектроники, СВЧ, так и для многих других наиболее эффективным методом оказывается система технопарков.

При этом в том, что касается технопарков, которые нужно создавать в нашей стране, также как и в во многом другом, нам не нужно заниматься полным копированием того, как делается за рубежом, потому что в нашем случае технопарк становится эффективным, когда он создается вокруг некоего основного предприятия, которое служит здесь прямо заказчиком для многочисленных фирм разрабатывающих.

Теперь нам нужно принимать решение, оно роздано вам всем. И у меня есть такое предложение, в общем его сократить. Потому что понятно, что каждый из тех, кто принимал участие в составлении, хотел, чтобы была отражена его точка зрения, его приоритеты. Но я бы хотел сказать, вот первые четыре пункта наших рекомендаций, они разрабатывались рабочей группой Совета по науке и высоким технологиям при Президенте Российской Федерации на протяжении примерно двух месяцев.

И мы в итоге сформулировали вот эти четыре основные положения в рекомендациях, которые, как мне кажется, и отражают, в общем, наиболее главные позиции.

Лично я бы ограничился ими, добавив только пятый пункт, пятый пункт добавил, что предусмотреть в бюджете 2005 года приоритетное финансирование научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ по полупроводниковой электронике у нас в стране.

Вот это нужно делать сразу. У нас думское объединение и мы должны бороться уже, начиная с бюджета 2005 года. Но его можно чуть-чуть подредактировать, который, я думаю, вы доверите нашей рабочей группе. Если нет возражений, то я бы, повторяю, ограничился первыми пятью пунктами, с учетом этого пятого.

Виноградов В.Б., депутат, Жорес Иванович, можно?

Председательствующий. Пожалуйста, Валентин Борисович.

Виноградов В.Б. Я считаю, что это один из тех пунктов, который определит эффективность нашего сегодняшнего совещания и всей работы группы. Поэтому я поддерживаю я сам это хотел предложить, что Жорес Иванович предложил. Мы должны опробовать все наши силы, силы сидящих здесь и общественности на бюджете 2005 года.

Но правильный задан вопрос, какой механизм? Без бюджетной заявки министерства - это к Юрию Ивановичу Борисову вопрос, определение приоритета, куда и что поставить мы не сможем поддержать. То есть здесь не может быть какой-то абстрактной строчки в бюджете.

Поэтому в рамках вот просьбы или может быть это в пятом пункте написать, что это есть обращение к министерству и если понадобится мы готовы написать и Христенко, и Грефу и еще кому угодно и это подпишут депутаты с тем, чтобы эта бюджетная заявка была подана, а мы ее будем здесь поддерживать. Это такой механизм.

Председательствующий. Для этого и создано и фракционное депутатское объединение.

Председательствующий. Значит, я хочу сказать следующую вещь. Мы же не зря написали здесь, чтобы приоритет был реализован уже в бюджете 2005 года. Вопрос о том, чтобы была отдельная федеральная программа по электронной технике, по электронике, обсуждался уже много лет. И в 2005 году мы этот вопрос не решим, просто максимум чего бы мы добились, чтобы в программе: "Национальная технологическая база" этот раздел, был признан приоритетным. Мы не сделаем на 2005 год, но это означает, что наше межфракционное депутатское объединение должно объединить свои усилия, чтобы в той бюджетной классификации, которая существует на 2005 год всем направлениям, связанным с развитием полупроводниковой электроники был максимальный приоритет.

Надо вписываться туда, что сегодня есть, вытаскивать этот приоритет и через Министерство, естественно, подавая соответствующие заявки от тех организаций, которые смогут достичь вот этой конечной цели, больше мы вряд ли чего сегодня организуем. А ФЦП надо делать. Если сама политика бюджета будет построена на конечных результатах, то есть бюджетные деньги, столько то лет, вот такой-то результат. Здесь очевидно поставлены цели на этом совещании, очевидны и цели. Давайте тогда делать вот такую программу.

Это и есть рекомендации нашему межфракционному депутатскому объединению, чтобы оно этого добивалось. Все? Спасибо.

Р Е Ш Е Н И Е

совещания на тему:

"Состояние и перспективы развития полупроводниковой электроники в России"

Для ускоренного развития электроники в России необходимо:

    1. Признать развитие такой наукоемкой области промышленности, как электроника, одним из основных приоритетов национальной политики, требующим государственной поддержки
    2. Осуществить приобретение и строительство зарубежными партнерами на территории России микроэлектронных предприятий с самой передовой на сегодняшний день технологией при предоставлении инвесторам гарантий государства.
    3. Обеспечить при организации микроэлектронного производства создание технопарков на базе имеющегося научно-технического, кадрового и образовательного потенциала, как хорошо работающего в мировой практике механизма прогресса в области высоких технологий;
    4. Для экономического стимулирования инвестиций в развитие передовых разработок на основе планируемого микроэлектронного производства предоставить налоговые и таможенные льготы предприятиям и инвесторам и оказать поддержку малым высокотехнологическим компаниям.
    5. В бюджете 2005 года необходимо предусмотреть инвестиции на развитие полупроводниковой электроники.
Дата публикации: 25 января 2005
Источник: SciTecLibrary.ru

Вы можете оставить свой комментарий по этой статье или прочитать мнения других в следующих разделах ФОРУМА:
Свернуть Защита интеллектуальной собственности и авторских прав
Диспуты по темам изобретательства. Вопросы по изобретениям, проблемы на пути изобретателей и методы их решения.
Патентование. Все о патентовании изобретений, полезных моделей, промышленных образцов и товарных знаков.
Нерешенные задачи. Здесь идет обсуждение нерешенных задач: безопорный двигатель, вечный двигатель, преодоление гравитации и пр.
Свернуть Точные науки и дисциплины
Дебаты по Теории Относительности Эйнштейна. Все кому не лень хотят опровергнуть Теорию Относительности Эйнштейна. Вам предоставляется слово для аргументации.
Физика, астрономия, математические решения. Физико-математические вопросы, наблюдения, исследования, теории и их решение.
Физика альтернативная. Новые взгляды на физические законы, теории, эксперименты, не вписывающиеся в общепринятые законы физики.
Teхника, узлы, механизмы, электроника и аппаратура. Все про технику, приборы, детали, узлы и механизмы. Электроника, компьютеры, программное обеспечение. Новые технические решения в самых разных областях.
Биология, Генетика, Все о жизни. Генетика и другие вопросы биологии. Их развитие. Медицина. Биотехнологии, агротехника и сельское хозяйство. Эволюционные теории и альтернативные им.
Химия. Вопросы по химическим технологиям, разработкам и применению химических материалов. Химические элементы и их свойства.
Геология, все о Земле и ее обитателях. Геология, метеорология, антропология, сейсмология, атмосферные явления и непознанные эффекты природы.
Свернуть Мозговой штурм
Генератор решений. Здесь Вы можете заработать реальные деньги, помогая решать фирмам, предприятиям и частным лицам те или иные технические задачи, которые перед ними стоят. Те, кто ставят задачи перед участниками должны обозначить гонорар за ее решение и перевести указанную сумму на общий счет генератора.
Головоломки. Если у Вас есть желание поломать голову над интересными логическими задачами - Вам сюда.
Гипотезы. В этой теме идет обсуждение гипотез и предположений, основанных чисто на теории и логике.
Найди ляп! Этот раздел для тех, кто хочет мысленно расслабиться. Он посвящен задачам по поискам ляпов, которые встречаются в литературе, интернете, кино и на телевидении.
Свернуть Взгляд в будущее и настоящее
Глобальные темы. Вопросы касающиеся всех. Глобальные угрозы и злободневные темы современности.
Наука и ее развитие. Все о развитии науки, направлениях и перспективах движения научной мысли и знаний.
Новая Цивилизация. Принципы социального устройства новой цивилизации. Увеличение роли созидательного интеллекта... Отдалённые перспективы развития человечества...
Вопросы без ответов. Этот раздел посвящен вопросам и проблемам, которые до сих пор не решены. Предлагайте свои решения.
Военная стратегия и тактика современных боевых действий. Об особенностях современного военного искусства. Проблемные вопросы теории и практики подготовки вооруженных сил к войне, её планирование и ведение в различных конфликтах на планете.
Свернуть Гуманитарные науки и дисциплины
Философские дискуссии. Диспуты по вопросам жизни, сознания, бытия и иных философских понятий.
Экономика. Вопросы по экономике и о путях развития России и других стран.
Социология, Политология, Психология. В этом разделе обсуждаются вопросы, как отдельных частных исследований данных наук, так и проблема соотношения этих наук с остальными.
Образование. Все об образовании: как учить, кому учить, чему учить и кого учить.
Религия и атеизм. Вопросы религий и атеистические взгляды, религиозные споры.

Хотите разместить свою статью или публикацию, чтобы ее читали все?
Как это сделать - узнайте здесь.

Назад

 
О проекте Контакты Архив старого сайта

Copyright © SciTecLibrary © 2000-2017

Агентство научно-технической информации Научно-техническая библиотека SciTecLibrary. Свид. ФС77-20137 от 23.11.2004.