СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

Вход или Регистрация

ПОМОЩЬ В ПАТЕНТОВАНИИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФОРУМ Научно-техническая библиотекаНаучно-техническая библиотека SciTecLibrary
 
Cтатьи и Публикации ОПЫТ ПРИСУТСТВИЯ НА МИРОВОМ РЫНКЕ ТЕХНОЛОГИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПЫТ ПРИСУТСТВИЯ НА МИРОВОМ РЫНКЕ ТЕХНОЛОГИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

© Скляренко Р. П.

Контакт с автором: qaz19@yandex.ru

3.1. Некоторые особенности международного технологического рынка

Рынок высокотехнологичной продукции прочно удерживают три страны, являющиеся ведущими агентами мировой технологической торговли. Это США, Германия и Япония. Ежегодный объем экспорта данной продукции приходящейся на эти страны составляет 700, 530 и 400 млрд. долл. соответственно. Однако эти показатели не учитывают так называемого эскорт эффекта. Суть его заключается в том, что реализация зарубеж технологий и высокотехнологичных товаров может сопровождаться поставками сырья, дополнительного низко технологичного оборудования и полуфабрикатов по отдельным контрактам, юридически не связанными с первоначальными соглашениями. Таким образом, продавец увеличивает собственный объем экспорта готовой продукции. Поскольку дополнительные договора могут заключаться на другие фирмы поставщики или дочерние компании – это открывает возможности для манипулирования налогооблагаемой базой. Этим широко пользуются ТНК. По мнению зарубежных экономистов до 80% технологической торговли приходится на внутрифирменную торговлю.

Использование на мировом рынке для защиты результатов интеллектуальной деятельности такого понятия как “копирайт” - права воспроизведения – при заключении договоров на передачу не только произведений искусства, но и на производственные эскизы, макеты, рисунки и чертежи, позволяет вывести из под норм, определяющих передачу топологии интегральных микросхем и формул, значительную долю внутрифирменной торговли.

Схема франчайзинга в низко-технологичных отраслях может быть представлена не как форма международной передачи технологий, как инструмент маркетинговой политики. Так, открытие первоначально новых торговых или ремонтных точек носит чисто рекламные функции по привлечению местного капитала. “Макдональдс”, работая более чем в 100 странах мира, ежегодно открывает до 2000 новых торговых точек. При этом ежегодный рост дохода превышает рост объема международных продаж. Фактически это схема затяжной финансовой пирамиды.

Внутренняя патентно-лицензионная политика государств также во многом определяет внешнюю политику высокотехнологичных компаний. Так Япония, установив самую высокую в мире стоимость патентования (полный документарный цикл подтверждения и поддержания стоит около 80 тыс. долларов США), в состоянии полностью контролировать внутренний рынок изобретений и не допускать иностранные компании в свое правовое пространство путем дополнительных временных ограничений на период рассмотрения патентных заявок. В итоге Япония имеет 96% собственного внутреннего рынка изобретений.

Ниже приводиться патентная статистика по странам технологическим лидерам на 1996 год.

Таблица № 1

Страна

Резиденты

Нерезиденты

Всего

Япония

340861

60390

401251

США

111883

111536

223419

Германия

56757

98338

155095

Великобритания

25269

104084

129353

Южная Корея

68446

45548

113994

Франция

17090

81418

98508

Испания

2689

81294

83983

Швеция

7077

76364

83441

Италия

8860

71992

80852

Австрия

2506

75985

78491

Дания

2452

72151

74603

По количеству патентов выданных нерезидентам можно косвенно судить о числе предполагаемых сделок на продажу технологий в рамках патентных лицензий. Наибольшее число приходится на США и Великобританию – это происходит из-за неравноценности патентной защиты в различных государствах. Датскому изобретателю более выгодно запатентовать первоначально свое изобретение в Великобритании, а затем реализовывать его на внутреннем рынке. Что же касается ТНК, то здесь практикуется система множественного патентования, т.е. одно изобретение регистрируется первоначально в максимально возможном числе стран. Однако далеко не все патенты находят свою коммерческую реализацию. По опыту Японии заключившей с 1950 по 1980 год 32 тысячи импортных лицензионных сделок только одна технология из 18 рассматриваемых проходит путь от переговоров до применения. С учетом того, что в среднем на лицензионные переговоры уходит от года до 4-х лет, можно определить примерный ежегодный объем мирового технологического рынка. Он составляет 24420 патентных лицензий в год. Это не весь объем технологического рынка, а только наиболее законодательно оформленного сегмента.

Если же смотреть по доле интеллектуальной собственности в мировой торговле, то на долю внутри корпоративного экспорта приходится 80%, импорта 74%. Сам же объем торговли результатами интеллектуальной деятельности сопоставим с объемом продаж обрабатывающей промышленности.

К концу века наука окончательно стала рассматриваться в качестве фактора производства. В США ежегодные расходы на НИОКР к 1998 г. достигли 150 млрд. долларов. Из них половина – частные инвестиции в рамках ТНК. К примеру, у “General Motors” вложено 7 млрд. долл., у “Ford Motors” - 5,2, у “IBM” - 3,4 млрд. долл. Если учесть, что расходы на НИОКР в высокотехнологичных компаниях составляют до 4%, а в фармакологии до 7% от ежегодного оборота, то появляются колоссальные показатели по деятельности ТНК. Так ежегодный оборот “IBM” доходит до 90 млрд. долларов. Такие средства совместно с перспективной государственной инновационной политикой позволяют подавать в год до 3000 заявок от корпорации. Отдача от одной только лицензионной торговли в 2000 году для “IBM” составила 1,5 млрд. долларов.

Германская государственная программа по пропаганде охраны промышленной собственности проводимой в интересах ТНК, позволила к 1997 году вывести Германию на третье место в мире по числу поданных в этой стране заявок. В том году только Германские фирмы подали более 50 тысяч заявок. На “Simens” пришлось – 2573 заявки, на “Bosch” - 1508, “BASF” - 1263, “Bayer” - 952.

В США к 2001 году сложилась следующая картина: основными заявителями являются корпорации, индивидуальные изобретатели регистрируют отдельные фирмы под свое изобретение и продают уже фирму с непатентованным изобретением корпорации. Ниже приводится ведущая десятка компаний, имевшая наибольшее число американских патентов в 2001 году.

Таблица № 2 [4]

Место

Корпорация

Число патентов

1

IBM

3411

2

NEC

1953

3

Canon

1877

4

Micron Technology

1643

5

Samsung Electronics

1450

6

Matsushita Electrical Industrial

1440

7

Sony

1363

8

Hitachi

1271

9

Mitsubishi

1184

10

Fujitsu

1166

Такое число Японских компаний на американском патентном рынке иллюстрирует масштаб современной Японской технологической экспансии. Сами процессы управления зарубежной лицензионной политикой и частными патентными банками – превратились в лицензируемую технологию. Имеющееся у транснациональных корпораций патентно-лицензионное регулирование является конкурентным преимуществом недостижимого для российских производителей уровня.

Мировая практика показывает, что предприятия стран, отстающих в области создания и применения новых технологий в силу недостатка средств и не имеющих опыта вовлечения в международный оборот результатов интеллектуальной деятельности, при вхождении государства в систему ВТО, подразумевающую присоединение к ТРИПСу, не в состоянии закрепиться даже на периферийных позициях мирового технологического и экономического развития. Печальным примером может служить опыт Республики Беларусь: за период 1993-97 годов национальными изобретателями было получено 1362 патента, из них около 454 приходилось на физические лица [1]. Индивидуальный изобретатель в силу массы причин не имеет ни какой надежды на реализацию лицензии на свое изобретение за рубеж (это сложившаяся мировая практика). Остается 908 изобретений, делим на 18, равно 50. Их делим на 5, и получается примерное потенциальное число ежегодных экспортных лицензий из Республики Беларусь – 10, это без учета переговорного периода.

Также интересен процесс оплаты заказных НИОКР в современной международной практике. В последнее десятилетие произошел массовый переход к системе cost plus fee – стоимость плюс вознаграждение. При этой системе в двусторонне подписываемых сметах могут быть сделаны оговорки, что если в процессе выполнения работ их стоимость увеличится в пределах 5% от первоначальной сметы, то оплачивается работа по факту, без каких-либо согласований. Также до 30% поднялся размер первоначального аванса при одновременном увеличении до гарантийного удержания до 20%. Фактически платеж идет в четыре этапа: аванс, основная сумма, сумма гарантийного удержания, разница в смете. Жестко сформулированы и применяются в контрактах следующие укрупненные группы затрат:

Средняя величина нормы прибыли на НИОКР с участием инопартнера стала превышать аналогичную величину на внутренние работы до 2-х раз. Появилась новая форма контракта, предусматривающая долю участия исполнителя в будущих прибылях заказчика от исполнения НИОКР в производстве и от продажи лицензий на изобретения и ноу-хау, которые явились результатом этих работ.

Стали применяться схемы, где средством оплаты выступает нулевая ставка кредита коммерческих банков в пользу разработчиков при наличии зарубежных контрактов на технологию. В некоторых странах государство компенсирует банкам недополученный процент, но эти случаи могут сопровождаться принудительным лицензированием результатов внутри страны.

США до половины НИОКР финансирует государство. При этом формы финансирования могут быть самыми разнообразными, вплоть до страхования от неисполнения обязательств по заказной работе. Повсеместно распространено государственное кредитование расходов на патентование за рубежом. Это позволяет в среднем поднять цену на лицензию в два раза по сравнению с беспатентной лицензией.

В этой связи, нелишне напомнить Японский опыт: в 1957 году там был организован научно - технологический информационный центр, в задачи которого входи мониторинг 4000 японских и 7000 иностранных журналов, и до 15000 технических отчетов и докладов с различных конференций. По результатам ежегодно рассылается более 500 000 резюме в различные фирмы и организации, и банки. Корпоративные информационные службы достигают штата в 250-300 человек, как у “NEC”. Существует даже присказка: дорого искать то, что уже найдено, еще дороже покупать то, что можно иметь бесплатно. Классикой стала история о японском миллионере, разбогатевшем на идеях из журнала “Наука и жизнь”.

По оценкам западных экспертов, затраты на технологический поиск достигают в среднем до 1,5 % оборота ТНК. За рубежом в понятие технологический поиск входит сбор, систематизация, анализ и прогнозирование на основе всей доступной информации по всем аспектам деятельности предприятия. Так называемый “промышленный шпионаж” сводится к скрупулезному исследованию открытой информации. ТНК принципиально не желают создавать поводов для обвинения в хищениях чужой интеллектуальной собственности. Статистика судебных разбирательств в отношении прав показывает, что только 1 % споров в своей основе имеет доказанный факт использования чужих секретных материалов. 4 % относятся на счет “полуофициальных, конфиденциальных, служебных и т.п.” материалов.

В прессе сильно преувеличивается проблема компьютерного саботажа и преступлений связанных с высокотехнологичными системами. В мире в год совершается экономических преступлений связанных с растратами и присвоениями выплат за гонорары сотрудникам исследовательских фирм на общую сумму 27 млрд. долларов. В то же время информационных преступлений (связанных с хищением, уничтожением, модификацией информации, хранящейся в электронном виде с использованием коммуникативных электронных средств) совершается на сумму 244 млн. долларов. Однако данные показатели не демонстрируют дух происходящего: растраты гонораров и обман изобретателей существовал всегда, информационные преступления – следствие и неотъемлемая часть современной НТР.

Необходимость защиты производственного научного ресурса в первые юридически была закреплена в 1995 году в федеральном законе США. На президента возложен контроль над работой по пресечению деятельности иностранных спецслужб в не государственном секторе американской экономике. Принятию закона предшествовало создание консультативным советом по внешней безопасности при Государственном департаменте электронной доски объявлений для обмена информацией между правительственными структурами и частным сектором экономики. Данный электронный телефон доверия за 9 месяцев 1995 года принял 42000 сообщений о преступлениях связанных с участием иностранных организаций на территории и за пределами США в отношении американских фирм. По результатам анализа сообщений было выработано понятие промышленного шпионажа, вошедшее в закон в данной формулировке: промышленный шпионаж осуществляется представителями иностранного государства или иностранной компании при прямой поддержке государства и направлен против частных американских предприятий с целью завладения коммерческими секретами. Таким образом, закон определил границы конкурентной борьбы на международном рынке в части привлечения государственных ресурсов.

В СССР также существовала система сбора и обработки научно-технической информации, сходная с Японской. Государственный комитет по науке и технике ежегодно приобретал полтора миллиона иностранных научно-технических журналов. Ежегодно около трех с половиной тысяч специалистов отправлялось за рубеж для изучения научных достижений.

В 80-е годы Советский Союз получил на Западе более 30 тысяч видов новейшего оборудования и около 400 тысяч единиц технологической документации. По оценке французских служб, благодаря полученным материалам советский оборонно-промышленный комплекс сэкономил 6,5 млрд. франков, что эквивалентно годовой отдаче от работы 100 тысяч научных сотрудников.

В 90-х годах в России наблюдалась уже противоположная тенденция: “…Приватизация предприятий военно-промышленного комплекса привела к массовой утечке новейших технологий, уникальных научно-технических достижений практически даром на Запад. В целом Запад приобрел в России столь большой объем новых технологий, что НАТО учредила для их обработки специальную программу…” Таково совместное заявление российских спецслужб сделанное в августе 1994 года.

Если проследить изменения в объеме ассигнований по разделу “Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу” Федерального бюджета России, то можно определить результативность государственного мониторинга положения дел в российской науке. В 1992 году расходы были в 2,43 %, в 1995 – 1,6 %, в 1998 – 1,32%. Результативность исследований и разработок, измеряемая в выданных патентах показывает, что с 1993 года существует устойчивая тенденция по увеличению общего числа российских патентов, приходящихся на негосударственные предприятия. Всего россияне получают в среднем 18-19 тысяч патентов в год, максимум пришелся на 1997 год – 25644 штук, связано это было с возобновлением патентных прав государственных предприятий. Иностранцы в России получают около 4000 патентов ежегодно. Импортируется около 20 патентных лицензий ежегодно. Заключается до 200 импортных соглашений на инжиниринговые услуги.

Такое ровное положение свидетельствует о тяжелейшем общем состоянии российской науки. Научный прогресс имеет характер экспоненты, следовательно, прямая - расценивается как регресс. Крайне опасен процесс сокращения числа организаций, создающих передовые производственные технологии. Производственные технологии определяют основу экономики, форму ее производственных сил. При росте числа предприятий, использующих передовые производственны технологии, создается разрыв между производственными нуждами и научными базами. Это ведет к необходимости создания собственных научных центров при производственных предприятиях. Это тот путь, который прошли в 30-е годы американские производители.

Одновременно в российском ОПК за период с 1991 по 1998 год было потеряно до трети технологического потенциала. Провал конверсионных программ не позволил перепрофилировать технологические наработки в русло гражданского производства. В основном это были устаревшие технологии, вышедшее из строя оборудование и научные кадры пенсионного возраста. За тот же срок 20% предприятий участвовало в создании новых технологий. Было установлено, что причины технологических потерь полностью относятся к сфере компетенции руководства предприятия. Опытным путем были определены 3 основных причины технологического спада:

  1. кадровая политика (оплата труда и отношение к труду);
  2. инновационная политика (технологические нововведения в производственный процесс);
  3. политика в сфере конверсии.

Фактически был доказан низкий уровень военной науки и неприемлемость ее существования в прежних плановых производственных структурах. Академики от военной науки и директора предприятий, имеющие фактически не ограниченные полномочия, на деле породили следующие мифы:

1. нет военных заказов, нет средств на оплату труда, нет молодежи, настоящие ученые состарились;

2. нет средств на переоборудование, поскольку нет заказов, потому, что нет ученых;

3. вместо ракет – кастрюли – вот результат горбачевской конверсии по заданию США.

По опыту ведущих мировых производителей вооружения, доля мобилизационного производства не должна превышать 30%, остальные 70% должны приходиться на производство гражданской продукции. Такая пропорция позволяет максимально использовать научный потенциал предприятий, извлекать максимальное количество прибыли на рынке продукции народного потребления и минимизировать риск на мировом рынке вооружений.

В общем, объеме российского экспорта наукоемкая продукция в 90-х годах составляла 1,5-2%. Это данные таможенной статистики. В данные цифры входит вооружение и военная техника, на них приходится 40% высокотехнологичной российской продукции. Это уже данные Комитета по военно-техническому сотрудничеству России с иностранными государствами. Таким образом, на гражданскую высокотехнологичную продукцию приходится 0,9-1,2%.

В отношении инновационного цикла, в мире существует требование по его минимизации. В России он продолжает удлиняться. Вследствие одного этого страна утрачивает позиции на рынке высоких технологий. Сейчас, как указывалось ранее, около 30% этого рынка принадлежит США, 20% - странам ЕС и Японии и лишь 0,3% - России. Более того, в России наблюдается спад НТР: 60 из 264 технологий, признанных у нас современными, признанны современными и в ПРС. Только 17 российских технологий находятся на уровне передовых коммерциализированных технологий мирового рынка.

В докладе Мирового экономического форума утверждается, что среди 49 стран, производящих 94% валового продукта мировой экономики, Россия по “индексу технологий” - показателю доли конкурентоспособной продукции на мировом рынке – занимает сейчас последнее место. Одной из главных причин такого положения международные эксперты считают сокращение интеллектуального потенциала общества.

Хотя экономический рост в настоящее время в большой степени зависит от совершенствования информационных технологий (оценочно – на 70-80%), в России объем направляемых на их развитие инвестиций крайне мал: всего около 50 долл. на душу населения (в США свыше 800 долл., в Швейцарии – более 1000). В целом, за последние 10 лет российский уровень изобретательной активности снизился на 90%.

В создавшихся условиях, помимо финансовой составляющей, необходимо вести речь об оздоровлении самого российского общества. Необходимо возвращение пропаганды материалистического научного миропонимания реальности. Необходимо привитие студентам диалектического мировоззрения. Конечно, этот комплекс проблем и вопросов потребует на свое разрешение огромных средств и времени, но невозможно отказываться от будущего, а тем более от будущего российской науки. Необходимо всем помнить о благе всего нашего общества и прикладывать максимальные усилия по развитию и пропаганде достижений российской науки как внутри страны, так и на международном уровне.

3.2. Международная торговля лицензиями

Лицензионные соглашения стали появляться еще в 18 веке. Особенно быстрый рост лицензионной торговли наблюдается в послевоенный период. Возникновение и развитие лицензионной торговли является объективной экономической закономерностью, результатом международного разделения труда и поступательного развития производительных сил общества, их интернационализации.

Особенностью отраслевой структуры международной торговли лицензиями, которая сохраняется на протяжении всего послевоенного периода, является преобладание торговли в наукоемких отраслях промышленности, оказывающих решающее влияние на общее экономическое развитие и технический прогресс в целом. К таким отраслям относятся: радиоэлектронная, авиационная, космическая, электротехническая, химическая, металлургическая, машиностроительная, атомно-энергетическая.

Основными импортерами и экспортерами лицензий являются фирмы развитых капиталистических стран: Японии, США, ФРГ, Великобритании, Франции, Канады, Италии, Швеции, Дании, Швейцарии. Только на долю этих стран приходится более 60% всех поступлений от продажи лицензий.

На протяжении всего периода лидером-поставщиком лицензий являются США. За этой страной постоянно удерживается превышение поступлений над платежами. При этом поступления от зарубежных фирм немногим меньше поступлений от торговли лицензиями между фирмами внутри страны.

Япония занимает противоположное по отношению к США положение. Она на протяжении нескольких десятилетий традиционно является крупнейшим среди капиталистических стран импортером иностранных лицензий. На конец 1979/80 финансового года в стране насчитывалось 6573 действующих соглашения о закупке лицензий, платежи по которым составили 192 млрд. иен. Только в одном рассматриваемом году было подписано 936 новых соглашений о закупке лицензий.

Однако по данным Бюро статистики при премьер-министре Японии в лицензионном балансе страны темпы роста поступлений от продажи лицензий, начиная с 1972/73 финансового года превышают темпы роста платежей по закупленным лицензиям. И уже на 1 апреля 1980 г. отношение поступлений к платежам составило 63,5%. На 1 апреля 1980 г. насчитывалось 3157 действующих соглашений о продаже японских лицензий.

Другие капиталистические страны, кроме Великобритании и IIIвейцарии, имеют, как правило, отрицательный баланс в торговле лицензиями.

Общий объем международной торговли лицензиями к середине 80-х годов превысил 20 млрд. долл. Темпы роста объема международной торговли лицензиями продолжают оставаться более высокими, чем темпы роста внешней торговли товарами.

Международная торговля лицензиями относится к числу невидимых внешнеторговых операций, сведения о которых в полном объеме получить не представляется возможным. Имеющаяся информация в мировой печати, обычно, охватывает не более 50% международных лицензионных сделок. Это вызвано тем, что по абсолютному большинству заключенных лицензионных соглашений нет публикаций: наибольшее количество из них заключается в рамках транснациональных корпораций, с зарубежными филиалами, между материнскими, дочерними и внучатыми компаниями, информация о которых зачастую не публикуется; часть из них являются секретными; за часть фирмы - лицензиаты расплачиваются акциями своих промышленных предприятий (лицензиар становится совладельцем предприятий лицензиата); значительное количество лицензионных сделок носит обменный характер, без какой - либо доплаты; многие из них носят компенсационный характер, когда фирмы - лицензиаты расплачиваются за лицензии продукцией, изготовленной на их базе. Отсутствует какая-либо информация о лицензионных сделках, заключаемых партнерами при создании совместных предприятия, когда переданная технология по лицензиям совместному предприятию является вкладом капитала одного из партнеров, а возможно и обоих партнеров в совместное предприятие. Зачастую не опубликовывается информация о передаче научно-технических достижений по лицензиям между фирмами, осуществляющими производство продукции на базе кооперации, при заключении перекрестных международных лицензионных сделок. Отсутствует полностью информация о лицензиях, заключаемых между фирмами внутри стран, хотя продукция по ним экспортируется в другие страны, о лицензиях, сопутствующих другим внешнеэкономическим и научно-техническим связям, так как условия о продаже сопутствующих лицензий включаются в условия основного контракта и контрагентами не разглашаются, а сохраняются в тайне. Нет информации при продаже лицензий под видом иных внешнеторговых сделок и во многих других случаях, встречающихся в практике международной и внутренней торговли лицензиями. Поэтому опубликованные данные об объеме лицензионных поступлений (или платежей), составляющие менее 50% от фактических поступлёний по всем международным лицензионным сделкам, по крайней мере, следует удваивать.

Международная торговля лицензиями осуществляется, главным образом, между промышленно развитыми капиталистическими странами. По опубликованным данным о международных лицензионных сделках, заключаемых между ними ежегодные лицензионные поступления в этих странах к середине 80-х годов достигли 16 млрд. долларов, а если учесть, как это показано выше, что эта сумма базируется на 50% ежегодных поступлений по международным лицензионным сделкам в рамках промышленно развитых капиталистических стран, то к середине 80-х годов ежегодные поступления в эти страны за лицензии достигли не менее 32 млрд. долларов. В международной практике торговли лицензиями за их приобретение лицензиаты уплачивают лицензиарам в среднем 5% от цены произведенной и реализованной продукции по лицензиям. Следовательно, ориентировочная стоимость продукции, изготовленной на базе иностранных лицензий, к середине 80-т годов по самым скромным оценкам составила: З2 млрд. долл.:5% х 100% - 640 млрд. долл., что составляет 65, 3% от суммарной цены всех готовых изделий: химических продуктов, машин, оборудования, транспортных средств и прочих обработанных изделий, изготовленных в промышленно развитых капиталистических странах и реализованных на мировом рынке. Объективно этот процент в современный период несомненно выше, так как количество заключенных лицензионных соглашений из года в год возрастает и, кроме того, по лицензиям изготавливается продукция, отвечающая последним достижениям мировой науки и техники, а среди готовых изделий, продаваемых на мировом рынке, многие не достигают этого уровня, хотя производятся и реализуются на рынке.

Развивающийся внутрикорпорационный (внутрифирменный) обмен научно - техническими достижениями на базе лицензий придал новые аспекты международной торговле лицензиями, еще более повысил роль и значение как внешней, так и внутренней торговли лицензиями на изобретения и ноу-хау. Поскольку внутренняя торговля изобретениями и ноу-хау на базе лицензионных соглашений в рамках национальных границ СССР не допускалась, поэтому Россия имеет объективные причины для отставания в деле передачи технологий по лицензионным договорам.

Сейчас в мире по самым скромным подсчетам более 20% продукции, выпускаемой зарубежными фирмами, производится на базе лицензий, переданных материнскими компаниями. Более того, поступления по внутрикорпорационным лицензионным сделкам с зарубежными филиалами и дочерними фирмами только в США с 1960 по 1985 гг. возросли с 590 до 6912 млн. долл., а доля продаж лицензий увеличилась с 70% до 85,6% Опыт США быстро заимствуют промышленно развитые страны мира, развивая свою сеть транснациональных корпораций с зарубежными филиалами, дочерними и внучатыми компаниями. При этом основная доля международной торговли лицензиями промышленно развитых стран приходится на внутрикорпорационную (внутрифирменную) торговлю и гораздо менее значительная на лицензионную торговлю с независимыми фирмами. Так, платежи Великобритании за лицензии по внутрифирменным каналам в 1983г. составили 695 млн. в то время как с независимыми фирмами всего 125 млн. долл. В ФРГ за 1970-1981 гг. лицензионные платежи дочерних компаний ТНК возросли с 675 млн. марок до 2790 млн. марок, т.е. увеличились более чем на 413%.

Развивающиеся страны, такие как Аргентина, Бразилия, Индия, Мексика и другие ориентируются на закупку иностранной технологии для решения наиболее важных и крупных экономических и научно-технических проблем, для сокращения импорта и расширения возможностей экспорта. Так, например Индия в 70-х годах, введя запрет на импорт тракторов, одновременно стала оказывать содействие национальным фирмам в их производстве на базе иностранных лицензий. Бразилия возникшие в стране энергетические проблемы стремится решить закупкой иностранной технологии по лицензиям. Наряду с этим, в развивающихся стран наблюдается стремление к созданию собственного научно- технического потенциала, а создание его в ряде стран, позволяет разрабатывать новую технику на высоком уровне, применительно к условиям этих стран, переходить к продаже лицензий и активизировать продажу сублицензий на базе лицензий, закупленных в промышленно развитых странах.

Опыт Японии убедительно подтвердил целесообразность и возможность закупки лицензий в указанных целях. Многочисленная практика установления цен на лицензии свидетельствует о том, что иногда рассчитанная и предложенная цена лицензии благодаря умелому проведению переговоров по ее уторгованию оказывается более чем в 2 раза меньше, чем первоначально запрошенная. Практика знает многочисленные примеры, когда цены лицензий составляют многие миллионы долларов, и в их основе лежат изобретения и ноу-хау, способствующие дальнейшему прогрессивному развитию целых отраслей промышленности, например: патенты Сольвея на получение соды из поваренной соли; Зельдена на монтаж двигателя при производстве автомобилей; Гудчира на вулканизацию: Вестингауза на железнодорожный тормоз; Эдисона на электролампу; Белла на телефон; Уиттла на турбореактивный двигатель; Зворыкина на телевидение; Нобеля на динамит, отечественные патенты на непрерывную разливку стали и т.д. Очень доходными оказались лицензии, в основе которых лежали канадские патенты на способы приготовления картофельных хлопьев, и бесполезными - американские патенты на детали электронных машин, первоначально оцениваемые в 8 млн. долл. Следует заметить, что в западноевропейской и американской практике лишь 2-З патента из 100 являются коммерчески важными и высокоприбыльными, и только 10 из 100 оправдывают затраты на исследовательские работы и на их патентную защиту, остальные 90 приносят владельцам чистый убыток и же находят коммерческой реализации.

Однако поскольку лицензионные соглашения сохраняют силу только в пределах стран, указанных в них. 73% лицензий, проданных фирмами США фирмам Японии, не разрешали японским лицензиатам экспортировать продукцию за пределы Юго-Восточной Азии, а в 16% вообще запрещали экспорт.

Таким образом, в мировой практике лицензионных соглашений, предметами которых являются только изобретения, действует незначительное количество. Наибольшее количество действующих лицензионных соглашений - это соглашения, предметом которых одновременно являются изобретения, право их промышленного и (или) коммерческого использования и ноу-хау. Таких лицензионных соглашений более половины, без учета лицензионных соглашений, заключаемых между национальными фирмами внутри страны, сопутствующих лицензий и других, информация о которых отсутствует. Поэтому договор исключительной лицензии является наиболее распространенным видом лицензионных сделок.

Поскольку лицензионная торговля между странами мира регулируется международными и межгосударственными соглашениями, правовыми нормами стран — участников соглашения и условиями самих соглашений, то государственное регулирование лицензионных операций национальных фирм с зарубежными контрагентами осуществляется посредством получения согласия или разрешения компетентного государственного органа на продажу или закупку лицензий, а также посредством налогообложения и контроля за соблюдением условий соглашения. Государственный компетентный орган контролирует размер лицензионного вознаграждения и может запретить сделку, например, при относительно высоком вознаграждении иностранному контрагенту и валютном дефиците страны.

В некоторых странах лицензиат обязан доказать, что объект лицензии является новым и ранее неизвестным в стране. В других странах, например в Японии, достаточно лишь согласовать условия соглашения с компетентным государственным органом. А в США действуют ограничения на экспорт лицензий в другие страны: лицензиар должен получить разрешение министерства торговли. Так существовали ограничения на экспорт лицензий в страны — члены СЭВ, вызванные политическими разногласиями.

В целом в практике внешней торговли также существуют запретительные списки на экспорт товаров, разовые разрешения на импорт или экспорт того или иного товара, таможенные пошлины и валютные ограничения. Валютные ограничения, например в Японии, заключаются в том, что ни одно лицензионное соглашение не может вступить в силу без разрешения Центрального Японского банка. Государственные банки при сделках по лицензионным соглашениям и другим внешнеторговым операциям могут давать или не давать разрешение на перевод валюты, контролируя все платежи.

По законодательству большинства стран налогообложению подлежат доходы, получаемые как внутри страны, так и за рубежом. Следовательно, платежи по лицензионным соглашениям облагаются налогом, как в стране лицензиата, так и в стране лицензиара, что приводит к двойному налогообложению одного и того же дохода. Чтобы этого избежать, некоторые страны ввели практику заключения двусторонних специальных межправительственных соглашений, направленных на полную или частичную отмену налогов с лицензионных платежей.

Налоги на лицензионные платежи в различных странах без учета соглашений об устранении двойного налогообложения составляют следующую картину:

Страна Размер налога, %

США 30,0

Канада 15,0

Великобритания 41,25

Швеция 43,0

Германия

а) 33,3 (если налог платит лицензиат)

б) 27,5 (если налог платит лицензиар)

Италия 20,0

Финляндия 60,0 + 1,0 (со стоимости патента)

Индия 50,0

Бразилия 25,0

Аргентина 20,0

Япония 

а) 10,0 — для Франции, ФРГ, США, Великобритании, Швеции

б) 15,0 — для Канады, Дании, Норвегии

в) 20,0 — для остальных стран

Мы видим значительные цифры, но на практике они снимаются договорами об устранении двойного налогообложения. Сам высокий размер ставок вызван значительной доходностью сделок, поскольку лицензионная торговля развивается быстрее, чем торговля товарами.

Во-вторых, это наиболее прибыльный вид торговли. Издержки играют в ней меньшую роль. При заграничном лицензировании издержки составляют 10-25% поступлений от продажи лицензий. Если взять среднюю цифру — 18%, то получается, например, что в 1973 г. при выручке развитых капиталистических стран от продажи лицензий на внешних рынках по рядка 4,5 млрд. долл. (от 90 тыс. соглашений) прибыль составила 3,7 млрд. долл. Чтобы получить такую прибыль, нужно было бы вывезти обычных товаров на сумму 37 млрд. долл. (исходя из 10%-ной доли прибыли). Иначе говоря, для получения той же прибыли обычно требуется вывезти товаров на значительно большую сумму.

В третьих, продажа лицензий способствует международной торговле товарами за счет поставок комплектующих изделий и сырья.

В-четвертых, продажа лицензий нередко является практически единственным средством проникновения на рынок ряда стран. В 1973 г. в капиталистических странах по иностранным лицензиям было произведено продукции на 100—120 млрд. долл. (средняя ставка лицензионного вознаграждения составляла около 4% от объема продаж).

С целью оказания помощи в правильном составлении лицензионного соглашения в настоящее время разработано и известно в литературе несколько вариантов типовых лицензионных соглашений:

- стандартная форма лицензионного соглашения на патенты, принадлежащие правительству Японии

- примерный договор патентной лицензии;

- примерный договор о передаче ноу-хау;

- примерные лицензионные договоры стран - членов СЭВ: 1. общего типа; 2. о передаче ноу-хау; З. на товарные знаки; 4. о без возмездной передаче технологии. Приняты на совместном заседании представителей стран—членов СЭВ 12.12.74.

Основное значение типовых лицензионных договоров заключается в том, что при заключении соглашения можно проверить, не упущены ли некоторые условия, которые приведут к спорам при эксплуатации предмета лицензии.

Следует заметить, что стандартная форма японского лицензионного соглашения весьма лаконична и по объему невелика, хотя содержит все основные вопросы соглашения.

Примерные договоры патентной лицензии и о передаче ноу-хау по содержанию весьма пространны, в них статьи излагаются в нескольких вариантах и затрагивают большой круг вопросов. Примерные лицензионные договоры стран-членов СЭВ имеют, как правило, более узкое назначение специализированного характера.

Общее правило - перечень технической документации приводится в приложении к соглашению. Названия и последовательность параграфов соглашения могут существенно отличаться, но в них должны найти отражение конкретные, присущие только данному соглашению условия, касающиеся: предмета соглашения; технической документации; гарантии и ответственности сторон, технической помощи; платежей и налогов; отчетности и информации; усовершенствований объекта лицензии; конфиденциальности ноу-хау; сроков действия соглашения; условий расторжения соглашения; защиты патентных прав; рекламы; арбитража и подсудности споров.

3.3 Основные особенности передачи двойных технологий

Знаменитый российский технологический потенциал, без сомнения есть огромное достижение советской эпохи. Даже сегодня российские технологии впечатляют мир своей новизной и прогрессивностью. Конечно, не все советские технологические достижения были рассчитаны на производственное применение. Особенно это относилось к опережающему технологическому оборудованию, самолетам, машинам и компьютерам. Зачастую не хватало средств, частной инициативы или технологического оборудования для выполнения научно исследовательских работ, не говоря уже о внедрении их результатов. Но те “счастливые” технологии, которые получили право на существование, как правило, ложились в основу нового российского вооружения и аэрокосмических систем.

Сегодня, российский “хай-тек”, военно-технический комплекс новой России, должен разделить свои производственные мощности с гражданским сектором так, чтобы появилась возможность производить в промышленном масштабе новейшие потребительские товары и услуги. Необходимо лучшие военные технологии предоставить гражданскому сектору экономики. В этом сущность технологий двойного применения определяющая их ценность.

Технология двойного применения – дитя мира и предтеча конверсии. Она появилась в США после 2-й Мировой войны, когда пришло время освобождаться не только от немыслимого количества вооружения, но еще и превращать военные заводы в фабрики, способные удовлетворить быстро растущий спрос на потребительские товары.

Второе десятилетие подряд, Россия пытается коммерциализировать военные технологии. Одна из основных причин отсутствия успеха – отсутствие получаемой от этого процесса прибыли. Другой фактор, определяющий успех предприятий в коммерциализации военных технологий – потребность в наличии высокого управленческого потенциала при подготовке этого трудного процесса. Эти причины объективны – с ними столкнулись все страны осуществлявшие конверсию.

Одной из основных целей международных совместных предприятий с участием российской стороны была передача технологий. Этот заманчивый процесс не привел к успешным результатам по многим причинам. Среди наиболее важных было неадекватное понимание, в первую очередь российской стороной природы международного технологического обмена, сути международных технологических альянсов и принципов рыночной экономики. Участие России в международной технологической кооперации зависит от осознания существующих заблуждений.

Полезно начать рассмотрение данного вопроса с истории, так с окончанием Второй мировой войны, экономика США возвратилась в свое довоенное состояние – к экономике мирного времени. Одновременно, пришло понимание военного и финансового влияния Холодной войны. Почти все последующие сорок пять лет, до “бархатной революции” 1988-1989 годов, угроза со стороны советской плановой системы вынуждала США поддерживать на высоком уровне свой оборонный комплекс.

Начиная с 1959 года и на протяжении всего периода Холодной войны, высокие электронные технологии имевшие преимущественно военное применение, стали развиваться и распространяться на коммерческом сегменте рынка. Такие первоначально оборонные компании, включая Хьюлет-Паккард, Вариан Асошиэйтес, РСА, Райтеон, Дженерал Электрик, Сильвания и другие приложили максимум усилий в данном направлении. В этот период появился транзистор. Нобелевская премия 1956 года по физике была присуждена Бардину, Братану и Шоклей за это изобретение. Твердотельная электроника возникла и началась эра “технологий двойного применения”. Были созданы новые предприятия: Техас Инструментс, Моторола. Начало знаменитой силиконовой долине положила компания Фанргинад Семикондактор, явившаяся результатом работы собранной Вилльямим Шоклей группы. Компания занималась исключительно освоением кремниевой полупроводниковой технологии. Это действительно была технология двойного применения – жизненно значимая в военных и космических сферах. В Калифорнии, начиная с 1957 года, было основано свыше 500 новых компаний – полностью базирующихся на технологии производства кремниевых полупроводников.

За это время очередные технологии двойного применения, заслужившие особое внимание военных производителей США, были использованы массой новых компаний на гражданском рынке. Это были такие технологии как компьютеры, телекоммуникационное оборудование для офисов, медицинские инструменты, поверочные и измерительные приборы, включая системы электронно-оптического наблюдения и обнаружения. Технология контроль окружающей среды была особо значимой двойной технологией того времени. Коммерческое применение радио и телевидения, основанного на полупроводниковой электронике, было чуть ранее осуществлено в США и СССР.

В тот период, цифровые ресурсы и программное обеспечение было высоко развито на основе большого центрального процессора компьютеров АйБиЭм - 360. Советский Союз еще некоторое время придерживался этого направления. Но в США миникомпьютеры с 1960 года стали доступны гражданскому применению в качестве распределяющих процессоров. Так же поступили США в начале 1980-х годов с персональными компьютерами. Пока СССР развивал поражающие успехи в программном обеспечении больших военных компьютеров, наметилось отставание в отношении мини ЭВМ и персональных компьютеров, поступивших на коммерческие рынки.

Еще один пример коммерциализации: сразу же после 2-Й мировой войны авиастроительная промышленность быстро отреагировала на резкий рост спроса в США на гражданские авиа перевозки.

Таким образом, начало значительной коммерциализации двойных технологий в США произошло за долго до конверсии и сокращения оборонного заказа в конце Холодной войны. Одним из немаловажных условий данного процесса было сохранение прав распоряжения интеллектуальной собственности возникшей при разработке военной техники за американскими компаниями.

Можно задать вопрос: способствовала ли двойная технология решению проблемы оборонной конверсии в США? Ответ, ясный и определенный – да! К тому времени как в 1988 году закончилась Холодная война, существовали новые рынки и были созданы новые компании, обеспечивающие страну тысячами новых и вновь создаваемых рабочих мест. Это позволило предотвратить всплеск безработицы вызванной оборонной конверсией и сокращением государственных закупок. За пятилетний период до 1999 года, Департамент обороны планировал израсходовать на оборонную конверсию 21,6 млрд. долларов, более 60% инвестиций предназначалось на долю двойных технологий.

Благодаря сложной структуре оборонной промышленности, значительное количество фирм было затронуто конверсионным процессом. На каждое рабочее место, сокращенное в фирме основном подрядчике, пришлось З рабочих места в фирме субподрядчика и 1,5 рабочих места в сфере обслуживания. Поскольку малые и средние предприятия представляют собой две последние категории, подавляющее большинство сокращений пришлось на эти организации. Так или иначе, мелкий бизнес способен адаптироваться более быстро, он может найти лучшие возможности применения двойных технологий в гражданской сфере. Это, конечно, не значит, что большие компании не имеют проблем связанных с реализацией конверсии. Они просто могут быть в состоянии привлечь больше ресурсов и в основном имеют доступ к значительным финансовым средствам. С другой стороны, большие компании имеют больше инерции при переходе к конверсии или диверсификации. Большие компании находятся в прекрасной позиции в отношении поддержания дочерних компаний и помощи своим малым контрагентам при создании новых производств с целью быстрого применения новых технологий и реализации продукции на гражданском рынке.

После окончания Холодной войны, число американского высокотехнологического персонала сократилось с 4 миллионов рабочих мест в 1990 до, менее чем 3,8 миллионов в 1992 и затем выросло до 4,6 миллионов к 1998 году.

Таким образом, сокращение рабочих мест, вызванное сокращением оборонного заказа, было преодолено за 6 лет. За этот период высокотехнологический электронный сектор стал единственным крупнейшим производящим работодателем в США. Ведущие сектора занятости: телекоммуникация, компьютеры, цифровые процессоры, электроника и программное обеспечение. Высокотехнологический оборонный электронный комплекс созданный в годы Холодной войны дал жизнь тысячам коммерческих и двойных продуктов. Самыми успешными из которых стали полупроводники.

Сама по себе программа успешного перевода оборонных предприятий к коммерческому или обще гражданскому бизнесу есть по существу задача формирования бизнес плана и плана работ для вновь организуемого предприятия. Однако есть несколько значительных обобщенных вариантов обороной специфики дополняемых опытом по созданию обычных новых коммерческих технологических компаний. Оборонные руководители не знакомы с коммерческими рынками и не имеют опытного работоспособного маркетингового персонала, поскольку в сфере производства военной продукции понятие маркетинга не применимо, и специалистов по продажам. Вновь создаваемые департаменты имеют мало представлений о среде рынка или вообще не понимают всю важность и влияние конкуренции. Руководители так же не имеют знаний по определению секторов рынка для новой продукции и понимания сути рыночного развития. Существуют и определенные психологические трудности в переобучении специалистов работавших до этого на оборонном производстве, не все из них в состоянии приобретать знания развития и производства новой коммерческой продукции. Трудно научить людей, проживших большую часть жизни в состоянии страха перед раскрытием своих разработок, мыслить категориями денег и доверять посторонним. Производство и продажа новой продукции получаемой с применением двойных технологий также требует, чтобы эта продукция была свободной от специальных регулирующих положений, которые распространяются на родительскую оборонную промышленность. Законодательные сложности, возникающие из-за необоснованных требований безопасности не должны приводить к торможению коммерциализации двойных технологий.

Огромное преимущество, которое Америка имеет перед Россией, при коммерциализации двойных технологий, заключается в высоком уровне развитии страны в условиях свободной рыночной экономики. Как и в случае с полупроводниковой промышленностью, открытый рынок позволил высоко технологическим электронным компаниям начать коммерциализацию своей двойной технологии за несколько десятилетий до действительного начала оборонной конверсии. К 1995 в США было уже примерно 130 000 высокотехнологичных электронных компаний и более 4 миллионов человек, занятых в данной сфере. Поразительно в этой цифре то, что большинство компаний являются малыми или средними! Очень не многие из крупных оборонных комплексов США успешно достигли финала полномасштабной конверсии.

Конверсионные подходы больших компаний осуществлялись в форме реализации сложных многоэтапных планов. Грумман Аиркрафт безуспешно пытался заняться производством автобусов. Дженерал Динамикс избрал не конверсироваться, а сфокусировать все усилия на военных программах. МакДоннел – Дуглас, изначально производитель самолетов, вышел на новый рынок широкофюзеляжных коммерческих самолетов, и на первом этапе серьезно пострадал от нехватки финансовых средств. Лорал Корпорашион, первоначально ориентированный на усовершенствование электроники в существующих системах вооружения, стал наращивать свое присутствие на международном рынке. Локхед Корпорашион и Мартин – Мариетта Корпорэйшион стали переводить свои технологии с целью большей диверсификации на большие сопряженные коммерческие рынки в попытке справиться с сокращением оборонных расходов американского правительства. Они подвергли производство полному изменению и затем объединились с целью увеличения своих сил. Так или иначе, американские компании, как большие, так и малые, все же имеют преимущество по сравнению с прочими от значительной свободы американской рыночной экономики. Их единственная проблема – выбор стратегии проникновения и закрепления на рынке.

Механизм планирования и осуществления успешной коммерческой деятельности - есть бизнес план. Тщательно продуманный и хорошо выполненный план вовсе не гарантирует успех предприятия, а является по существу первым шагом к нему. В России тенденциозно предполагали, что может быть подготовлен бизнес план для полной конверсии оборонного завода, как отдельной единицы, в коммерческое предприятие. Это большая ошибка, должны быть написаны индивидуальные бизнес планы для каждой производственной линии, предполагаемой к реализации. План должен определить финансовые потребности для развития, производства, маркетинга и продажи каждого вида продукции.

Наиболее остро нужда новый бизнес нуждается в формировании команды мотивированных людей, которые не только имеют необходимые технические навыки, но и могут управлять новым делом. Управленческая команда материнского оборонного завода не может являться старшим управленцем нового предприятия. Управление новой деловой структурой должно быть полностью независимо от материнской компании, что позволит получить новому предприятию полную свободу деятельности. Это целесообразно для роста самостоятельности новой структуры. Отсутствие такого рода управленческой независимости является проблемой реструктуризации оборонных заводов, как в США так и в России.

С другой стороны, родительское оборонное предприятие может быть чрезвычайно полезным при оказании финансовой помощи (в форме заимствований, инвестиций), сокращая затраты дочерних компаний по привлечению капитала. Это может быть осуществлено в форме предоставления опытных мощностей, проверок, проведения наладки производственных процессов и даже долевого участия в первоначальных производственных средствах.

Так международные стратегические альянсы, основанные на передаче технологий или альянсы, построенные на технологической кооперации, являются мощным механизмом американских оборонных компаний при проникновении и работе на мировом рынке. Для малых и средних фирм в особенности, альянсы стали почти обязательным условием решения финансовых задач присутствия на международном рынке. Для больших компаний, альянсы, включающие техническое кооперирование, стали частью стратегии выживания при диверсификации, приобретении и развитии новых коммерческих технологий.

Не развитая природа российского “открытого рынка” делает трудной, почти невозможной для малых и средних высокотехнологических предприятий работу на этом рынке. Стратегический альянс между американскими и российскими компаниями предоставляет некоторую возможность для такой деятельности. Тщательное исследование заинтересованности и совместимости размеров компаний, адекватное финансирование и грамотный менеджмент – необходимое и неизбежное условие успеха. Но в то же время, это почти невозможное осуществить в России.

В коммерческом плане, многие американские и европейские высокотехнологичные компании создают альянсы, основанные на передаче технологии и кооперации, с целью совместной разработки, производства и маркетинга на территории Европейского Союза.

Поскольку большое число технологий в оборонных компаниях было разработано под эгидой оборонных программ, передача и использование таких технологий или ноу-хау и содержащейся в них интеллектуальной собственности должны учитывать договорные требования оборонных ведомств и ограничения по не разглашению их содержания. Необходимо помнить, что не все альянсы или кооперативные объединения, требуют передачи технологии. Технологическая кооперация и совместные проекты могут осуществляться так, что две стороны совместно будут развивать новую продукцию и работать друг с другом исключительно над маркетинговой стратегией и дальнейшим усовершенствованием этой продукции.

Выбор географической территории, на которой работать и торговать, требует согласия между партнерами и принятие во внимание размеры внесенных ими в альянс фондов. На пример, партнерство между американскими и российскими компаниями может выбрать Европу, Ближний восток или тихоокеанский регион в целом, выбирая маркетинговые зоны в дополнение к своим собственным регионам. В дальнейшем, производственные мощности могут быть расположены в одном регионе, а торговые операции осуществляться в другом.

Одновременно коммерциализация двойной технологии в глобальных рыночных масштабах должна учитывать нужды и требования существующих и будущих регуляторов деловой среды для удовлетворения стандартам качества предъявляемыми коммерческими рынками. Необходимо кратко рассмотреть существующие нормы:

1. Нормы происхождения / доля местного производства.

Законодательство Европейского союза и в сфере норм происхождения – требует, чтобы продукция, реализуемая в Европе, имела в себе значительную долю содержания происходящего из Европы (доля местного производства) с целью получения права указывать Европу в качестве места происхождения. Доля местного производства может колебаться от 30% до 100% в составе продукции. Продукция к которой предъявляются такие требования главным образом реализуется в сферах телекоммуникации, транспорта, микроэлектроники, цифровых процессоров и коммунальных систем. Процент необходимого местного производства может меняться по странам Европейского союза, в зависимости от обстоятельств и продукции. Россия, на пример, имеет требования к доли местного производства содержащегося в продаваемой и используемой на внутреннем телекоммуникационном рынке.

Подобные правила могут сильно влиять на возможности малых и средних оборонных производителей по изготовлению и продаже в Европе своей продукции, добавляя новые помехи, которые должны быть преодолены путем устойчивой кооперации с европейскими странами.

2. Гармонизация и сертификация.

Существует законодательство ЕС-92 относительно гармонизации производственных стандартов и сертификации на всей территории ЕС. Это законодат6ельство действительно сняло исторические торговые барьеры существовавшие внутри ЕС. Они были порождены различиями между европейскими странами в стандартизации и требованиях сертификации. Сейчас сертификация в одном европейском государстве расценивается как сертификация во всех.

3. ИСО – 9000.

Чтобы получить доступ на Европейский рынок, производители должны отвечать требованиям Международной Организации по стандартизации (ИСО). Обычно, американские высокотехнологичные товары, такие как авиакосмические системы, электронные компоненты, измерительное и контрольное оборудование и телекоммуникационное оборудование – в основном, частично или полностью – соответствуют этим требованиям. Стандарты ИСО-9000 позволяют компании получить сертификацию своих производственных процессов, что гарантирует то, что данная система производства качественна по существу. Сертификация должна осуществляться организациями ЕС, которые, по профилю, уполномочены, правительствами государств-членов ЕС, проводить контроль над качеством производства. ИСО-9000 также требует сертификацию поставщиков, оценку имущества субконтракторов облагаемого налогом, плюс необходима инспекция и проверка компонентов поставщика. С момента ввода ИСО-9000 прохождение сертификации производственной деятельности, осуществляемой за пределами ЕС, стала трудноосуществимой. Американские и российские фирмы, не имеющие производств в ЕС, ведут свою деятельность под большим давлением. Они обязаны также производить некоторую часть своей продукции в ЕС или если за пределами ЕС на производствах, отвечающих стандартам ИСО-9000. Для США это большая проблема, но намного острее она стоит в России. Имея двух конкурентов, поставляющих что-либо в Европу, контракт достанется сертифицированному по ИСО-9000. Таким образом, старые оборонные компании, намеривающиеся работать в Европе должны создавать свои собственные производственные линии в отвечающие требованиям, содержащимся в ИСО-9000.

Доля местного производства стала эффективным механизмом конкурентной борьбы, успешно применяемым на Европейском рынке. В новых условиях, регулируемых ЕС-92, американским и российским фирмам стало необходимо иметь в своих товарах долю “европейской производной”. Это ведет от торговли к углублению сотрудничества: к исследованиям и разработкам, осуществляемым на месте, их применению или/и воспроизведению. Крупные компании уже почти сделали это или имеют возможность пойти на такой шаг. Малые компании, с другой стороны, обычно вынуждены создавать кооперативные предприятия или стратегические альянсы иного рода с европейскими компаниями с целью снижения стоимости своего присутствия на рынке.

Всем известно, что оборонные компании сейчас столкнулись со сложным процессом адаптации к коммерческой среде, что должно привести к выработке стратегии выживания, которая включает необходимость проникновения и расширения присутствия на мировом рынке.

Для осуществления этой стратегии, они должны не только преодолеть перечисленные барьеры, но и максимально сократить срок применения технологий, а также решить массу вопросов связанных с правами на свою интеллектуальную собственность в третьих странах. Международная атмосфера интенсивной конкуренции не позволит им существовать в каких-либо иных формах. Американские оборонные компании и их дочерние предприятия, в особенности малые и средние фирмы, нуждаются в поддержке на всех этапах своей деятельности, особенно в плане финансирования, планирования, обучения персонала, производства и маркетинга. Преимущество, которое подобные предприятия имеют – это доступ к двойным технологиям и научным наработкам периода Холодной войны, доступ к возможной поддержке со стороны крупных оборонных компаний и, кроме всего прочего, наличие высоко развитого, открытого рынка.

Потенциально, наиболее удобная схема, используемая такими новыми предприятиями, с целью проникновения на глобальное рыночное пространство есть стратегический альянс или сотрудничество. Такой альянс может быть в форме американо-российского делового сотрудничества.

Но на практике усилия по созданию стратегических альянсов в сфере двойной технологии между малыми и средними американскими предприятиями с одной и россиянами с другой стороны редко приводили к успеху. Как видно из нашего неудачного опыта, для американских компаний в Российской Федерации существуют реальные трудно преодолимые препятствия, на которые указывают экономисты и предприниматели. В частности Харри Зело, ведущий американский эксперт в области защиты прав интеллектуальной собственности при международной передаче технологий, в совместном российско-американском научном труде, посвященном анализу результатов конверсии 90-х годов, указал на следующие, наиболее неприглядные моменты:

“Относительно не высокие возможности независимых российских предприятий по привлечению двойных технологий;

американские средние предприятия не могут создавать альянсы с аналогичными российскими оборонными структурами по причине величины последних, разно направленности и сложной централизованной системы управления;

различия в понимании и опыте маркетинга и рыночного развития при реализации новой продукции;

отсутствие финансовых ресурсов у российской стороны для совместного инвестирования или внесения в альянс;

нехватка квалифицированных российских управленцев высшего звена и кандидатов в топ менеджеры мирового уровня”.

Рост доли рыночной экономики в России может быть увеличен за счет конверсии крупных оборонных структур в малые хозяйственные единицы. Они могут затем более продуктивно реагировать на развитие открытого рынка. Мощным механизмом достижения этого вида рыночного развития является формирование деловых стратегических альянсов между малыми американскими и средними компаниями и их российскими партнерами. Хорошо обоснованный и хорошо спланированный альянс с ясными деловыми и маркетинговыми целями может затем легче перейти к совместному формированию финансовых ресурсов требуемых для достижения этих целей. 

3.4. История участия СССР и России в международной торговле технологиями

Как внешняя, так и внутренняя торговля лицензиями должна осуществляться на единых принципах, с единых методологических позиций, с применением одинаковых методов, техники и тактики их осуществления. Определяя предметы лицензионных соглашений, следует исходить из реальной позиции и практики внутренней и внешней торговли лицензиями, выявлять, на что направлены интересы сторон, заключающих лицензионное соглашение, и какова роль предметов лицензионных соглашений, применительно к конкретным лицензионным сделкам и их видам. При этом не следует забывать, что критерием истины является практика.

В советской, российской и зарубежной специальной литературе, посвященной международной торговле лицензиями, по-разному определяется понятие лицензионного договора. Нет официального его определения и в законодательствах стран мира. Поэтому на практике необходимо в каждом договоре расписывать все применяемые понятия и термины. При этом если лицензиат нарушит существенные условия соглашения, и оно будет расторгнуто по его вине, то он обязан возвратить лицензиару полученные по договору описания, техническую документацию и т.п. и не только прекратить использование предметов лицензионного соглашения, но и возместить собственнику убытки в связи с расторжением договора. Следует иметь в виду, что право собственности на изобретения, закрепленные патентами, в странах мира охраняется всей силой государственного аппарата, как основа существования и устойчивости сложившейся системы хозяйства.

Сущность государственной монополии внешнеэкономических отношений СССР с зарубежными странами заключалась в том, что государственная монополия внешнеэкономических связей — было исключительным правом социалистического государства на осуществление всех видов внешнеэкономических операций (экспорт, импорт товаров и услуг, валютные операции, производственное сотрудничество и т.д.).

Установление государственной монополии на внешнюю торговлю относилось к первым хозяйственным актам СССР. Она была введена декретом СНК СССР от 22а4.1918 г. “О национализации внешней торговли”. Затем сущность государственной монополии была определена в решении Пленума ЦК РКП(б), который проходил в 1925 г.: “Государство само осуществляет ведение внешней торговли через специально созданный орган — НКВТ; устанавливает, какие организации, в каких отраслях и в каком объеме могут вести непосредственные операции по внешней торговле; определяет, исходя из задач подъема хозяйства и социалистического строительства, посредством экспортно-импортного плана, что и в каких количествах может быть вывезено из страны и что ввезено в нее; посредством системы лицензий и контингентов оно непосредственно регулирует ввоз и вывоз и операции внешнеторговых организаций”.

По мере расширения внешнеэкономических связей, которые вышли за рамки товарного обмена и стали дополняться сотрудничеством в области науки и техники, государственная монополия распространилась и на эти формы экономических отношений СССР с зарубежными странами. Принцип монополии государства на внешнеэкономические связи был закреплен в ст. 73 Конституции СССР.

Первые советские лицензии на ряд крупных по тому времени изобретений были проданы иностранным фирмам еще в 30-е годы через акционерное общество “ПРИЗ” (патентование и реализация изобретений). В 1930 г. во Францию была продана лицензия на способ многоцветного печатания, в Германию — на экстракт лечения грудной жабы, на сушильный аппарат, на универсальный анализатор. В последующие годы за границу через внешнеторговые объединения Минвнешторга было продано ряд лицензий, в том числе на турбобуры, консистентные мази и пр.

Но лицензионными операциями вплоть до начала 60-х годов в Советском Союзе занимались многие внешнеторговые объединения (“Станкоимпорт”, “Машиноэкспорт”, “Энергомашэкспорт” и т д.) в зависимости от закрепленной за ними номенклатуры товаров. В целях проведения единой лицензионной политики и централизации лицензионной торговли в 1962 г. в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 14 июня 1962 г. № 607 “Об улучшении охраны государственных интересов в области изобретений и о дальнейшем улучшении изобретательства в СССР” было создано специализированное экспортно-импортное объединение “Лицензионторг” входящее в систему Министерства внешней торговли.

Начиная с 1962 г. в стране были приняты ряд мер по становлению развитию международной торговли лицензиями на изобретения, обеспечению государственных интересов в области изобретений и подготовке отраслей народного хозяйства к активному участию в международной торговле лицензиями. Так, созданное внешнеторговое объединение “Лицензионторг”, высокими темпами, в среднем около 30% в год, наращивало продажу лицензий, в том числе и на ноу-хау. Его партнерами являлись более 200 организаций и фирм из более чем 40 стран. За 1971-1975 гг. продано лицензий на внешнем рынке в 4 раза больше, чем за 1966-1970 гг. Валютные поступления от продажи лицензий в 1971-1975 гг. в 10 , поступления валюты за 1966-1970 гг. В период с 1976-1980 гг. отношению к 1971-1975 гг. количество преданных лицензий иностранным партнерам возросло в 2,2 раза, а валютные поступления — в 5 раз. Темпы продажи лицензий и валютных поступлений продолжали возрастать в 1981-1985 гг.

Продажа внешнеторговыми объединениями лицензий, сопутствующих контрактам на строительство объектов, поставку комплектного оборудования и другим внешнеэкономическим связям практически началась с 1971 г. До этого времени имели место отдельные разовые сделки. В 1975 г. по отношению к 1971 г. количество проданных сопутствующих лицензий внешнеторговыми объединениями возросло более чем в 9 раз, а цена контрактов в рублях более чем в 6 раз. Такой значительный рост, прежде всего, объясняется низким исходным уровнем 1971 г., однако он свидетельствует и о быстром возрастании темпов сопутствующих лицензий. В последующий период (1976-1 980гг) темпы роста продажи сопутствующих лицензий несколько замедлились, но продолжали оставаться выше общесоюзных. В период с 1976 по 1980 гг. по отношению к 1971-1976 гг. количество проданных сопутствующих лицензий возросло более чем в 3 раза. Удельный вес валютных поступлений за них продолжал систематически возрастать. Так, 1971 г. он составлял ориентировочно 32%, в 1975 г. 54% и в 1980 г. достиг более 60% от валютных поступлений за все проданные лицензии в указанные годы.

В конце 60-х - начале 70-х годов был осуществлен ряд мероприятий, направленных на развитие патентно-лицензионной работы, в том числе усиление ответственности отраслевых министерств и ведомств, создание сети патентно-лицензионных служб на предприятиях и в организациях, введение планирования торговли лицензиями в рамках государственных годовых и перспективных планов экономического и социального развития СССР, позволивший резко увеличить объемы продаж и закупок лицензий и добиться устойчивых и высоких темпов роста. С 1970 г. было введено планирование закупки иностранных лицензий, на основании Государственного плана экономического и социального развития СССР. Порядок подготовки проектов перспективных и годовых планов продажи лицензий определялись постановлением Совета Министров СССР от 12.12. 1968 г. № 979. При подготовке предложений в проекты планов надо было руководствоваться “Методическими указаниями к разработке государственных планов экономического и социального развития СССР”, утвержденными Госпланом СССР. Организации и предприятия по заданиям министерств и ведомств давали предложения к годовым и перспективным планам продажи лицензий за границу по установленной форме. Министерства и ведомства анализировали и уточняли предложения подведомственных организаций и предприятий, составляли сводные по министерству предложения и направляют их в Госкомизобретений, а копии — в ГКНТ, МВТ или ГКЭС. Госкомизобретений по этим материалам составляет проект сводного плана продажи лицензий.

Как известно, в СССР существовала разрешительная система продажи лицензий. Компетентным органом, уполномоченным правительством давать разрешение на продажу лицензий, являлся ГКНТ. Поэтому отдельные предложения организаций и предприятий на продажу лицензий, не вошедшие в Государственный план, после утверждения министерствами и ведомствами должны были представляться в Госкомизобретений, а после рассмотрения и согласования с внешнеторговыми организациями — направляться в ГКНТ. Предложения, включенные в Государственный план после утверждения в установленном порядке лицензионных тем, являлись разрешенными к продаже за границу.

После того, как подготовительные мероприятия по включенным в план объектам лицензий были выполнены, организации и предприятия оформляют на них лицензионные материалы, которые направляют в соответствующие по подчиненности министерства и ведомства.

Эти материалы включали следующие документы:

— лицензионный паспорт, подтверждающий готовность объекта к реализации иностранному партнеру;

— выписку из отчета о патентных исследованиях, характеризующую технический уровень, патентоспособность и патентную чистоту объекта;

— технико-экономический расчет эффективности объекта, подтверждающий высокие технические преимущества;

— описания изобретений, промышленных образцов, которые вошли в объект лицензии, позволяющие составить представление о технической сущности объекта;

— рекламный проспект, иллюстрирующий технические и экономические преимущества;

— акт государственных испытаний объекта, указывающий на промышленное использование объекта.

Когда рекомендовалась к реализации по лицензии лекарственное средство или медицинская аппаратура, то дополнительно к перечисленным выше материалам к предложению прилагались:

— приказ министра здравоохранения СССР о разрешении на внедрение объекта лицензии в медицинскую практику;

— отчеты о медико-биологическом изучении препаратов;

— заключение клинических учреждений об испытаниях препаратов или изделий.

Лицензионный паспорт готовился и подписывался организацией- разработчиком объекта и согласовывался со всеми организациями-соисполнителями, которые участвовали в промышленном освоении объекта, в изготовлении технической документации и образцов продукции по лицензии. Он также согласовывался с руководством всех министерств и ведомств, в состав которых входили организации-соисполнители, и утверждается руководством министерства, в состав которого входила организация – генпроектировщик. Подписи руководителей организаций на лицензионном паспорте означали согласие их со сроками выполнения и характером закрепленных за ними работ, а утверждающие подписи руководителей министерств и ведомств означали, что они берут на себя обязанности генеральных поставщиков этих работ.

Министерства и ведомства — генеральные поставщики объектов лицензий после уточнения, доработки и утверждения лицензионных материалов организаций и предприятий направляли их в Госкомизобретеий.

Технико-экономический расчет эффективности реализации объекта лицензии производился как сопоставительный анализ альтернативных вариантов: экспорта товара, продажи лицензии, “инжиниринга”, научно-производственной кооперации или сочетания пере численных форм реализации. Показатели технико-экономического расчета оформлялись в виде сравнительных таблиц, калькуляций в расчете на единицу продукции или на годовой объем выпуска.

В 70-е годы на базе проданных в капиталистические страны советских лицензий иностранные фирмы наладили широкий выпуск промышленных изделий и товаров. Это относится к строительству установок непрерывной разливки стали в Японии, Италии, Франции, сооружению во Франции установок для электрошлакового переплава стали, где также был освоен процесс изготовления литейных форм и стержней из самотвердеющих смесей. По советским лицензиям в США было налажено производство алюминия и магния в мощных бездиафрагменных электролизерах; в ряде стран Запада построены коксовые батареи большого объема с использованием метода “сухого” тушения кокса; выпускались лекарственные препараты этимизол и проспидин. В Японию была продана лицензия на систему трубопроводного контейнерного пневмотранспорта, в Канаду и Японию — на метод гидродобычи угля.

В своей деятельности советские внешнеторговые организации стали применять такие формы торговли, как оказание услуг типа “инжиниринг”, в этом случае требовалось представление только предоставление лицензионного паспорта и технико-экономического расчета эффективности. Лицензионный паспорт составлялся по определенной форме, установленной Инструкцией. В нем излагались сведения о степени разработки объекта, о месте его демонстрации представителям зарубежных фирм, о сроках выполнения различных видов работ (связанных с подготовкой объекта к реализации) и их ответственных исполнителях.

По данным ГКНТ средняя рентабельность производства продукции по лицензиям в 1978 г. составила 28%.Это в 2 раза выше, чем средняя рентабельность производства по стране в целом. Средний срок окупаемости всех затрат, произведенных на приобретение и освоение лицензий, в том же году составил около 5 лет, что на 25% ниже нормативного срока окупаемости. Сроки освоения производства промышленной продукции на базе закупленных лицензий в среднем составляли 2—4 года, что примерно в 2 раза быстрее, чем освоение производства новой техники на основе отечественных разработок. Только за 1976— 1978 гг. Советским Союзом был приобретен ряд лицензий на производство оборудования новых видов и прогрессивные технологические процессы, которые имели привлекательное значение для качественного изменения направления технического прогресса в ряде отраслей советской промышленности. К их числу можно отнести производство магнитных лент для записи цветного изображения, технологию подачи пылевидной извести в струе кислорода при выплавке стали в конверторах, производство цветных кинескопов и т.д. Такой процесс являлось примером эффективности воздействия на ускорение научно-технического прогресса и повышение интенсивности общественного производства. Советская практика по закупке и использованию зарубежных лицензий была широко отражена в нормативных и регламентирующих документах стран СЭВ.

Выполнение функций, связанных с осуществлением внешних экономических и научно-технических связей СССР, в 80-е годы, было сосредоточено: в области внешней торговли СССР — в Министерстве внешней торговли; в области оказания экономического и технического содействия социалистическим и развивающимся странам — в Государственном комитете СССР по внешним экономическим связям (ГКЭС). Вопросы научно-технического сотрудничества СССР с зарубежными странами находятся в ведении Государственного комитета СССР по науке и технике (ГКНТ).

Непосредственно операции по экономическому и научно-техническому сотрудничеству стали осуществляться всесоюзными объединениями. Всесоюзные объединения обладали правами юридических лиц и действовали на основании уставов, утверждавшихся министерством. Им предоставлялось право заключать внешнеторговые сделки с иностранными организациями и фирмами.

Операции в области научно-технического сотрудничества с зарубежными странами выполняло всесоюзное объединение “Внештехника” ГКНТ. Оно оказывало содействие советским и иностранным научно-исследовательским и проектно-конструкторским организациям, а также промышленным предприятиям и фирмам в решении коммерческих и правовых вопросов при выполнении соглашений о научно-техническом сотрудничестве.

Торговые операции на лицензионной основе стали осуществляться всеми союзными объединениями в зависимости от их специализации. При этом, если поставкам оборудования, машин и других товаров сопутствует передача на лицензионной основе научно-технических достижений или производственного опыта, то такие операции осуществляют специализированные всесоюзные объединения ГКЭС или Минвнешторга, а торговые операции по лицензиям без экспортно-импортных поставок оборудования осуществляет специализированное всесоюзное объединение Минвнешторга “Лицензионторг”.

Данный порядок нанес серьезный урон сложившейся системе сотрудничества. Породил конкуренцию между системой ГКЭС и “Лицензионторгом”. В результате в период с 1982 по 1985 предприятия ГКЭС увеличили объем передаваемых лицензий более чем на 60% по сравнению с “Лицензионторгом”. При этом по 80% договоров было бесплатно передано и ноу-хау в различных формах и под различными предлогами. Расследование деятельности руководства ГКЭС было прекращено в начале 90-х годов, в связи с изменением политической ситуации в стране.

За границей вопросами внешних экономических и научно-технических связей СССР занимались соответственно торговые представительства СССР, а также аппараты советников по экономическим вопросам и советников по науке и технике посольств СССР.

Также значительную поддержку лицензионной работе оказывала торгово-промышленная палата СССР — общественная организация, основной задачей которой являлось содействие развитию и укреплению экономических связей СССР с другими странами. Членами ее могли быть хозяйственные, кооперативные, общественные организации и отдельные предприятия. Ее основными функциями являлось: установление деловых контактов и общественных связей с заграничными организациями, осуществляющими торговлю и содействующими ей; организация выставок и ярмарок в СССР и за границей; выполнение поручений по патентованию изобретений и регистрации товарных знаков; выдача свидетельств о происхождении товаров, вывозимых из СССР; проведение экспертиз качества товаров и т. д.

Сейчас ВО “Лицензионторг” не только продает лицензии на изобретения и ноу-хау, но и активно содействуют объединениям, организациям и предприятиям в использовании зарубежных научно-технических достижений (изобретений и ноу-хау) путем закупки на них лицензий у иностранных фирм. Его опыт по продаже ноу-хау успешно использовали созданные коммерческие структуры и другие внешнеторговые объединения, активизировав продажу ноу-хау по сопутствующим лицензиям.

Однако в целом, ситуация с ноу-хау до сих пор остается сходной с положением дел в СССР и усугубляется тем, что до настоящего времени проблемам выявления, технико-экономической и коммерческой оценке значимости, сохраняется в тайне, предотвращения разглашения и коммерческой реализации за границей ноу-хау не придается серьезного значения. За редким исключением отсутствуют инструктивные и методические материалы для проведения этих работ даже по министерствам. Государственные исследователи и разработчики новой техники и технологии выявлением, оценкой технико-экономической значимости и сохранением в тайне ноу-хау практически не занимаются. По некоторым оценкам, более 80% инженерно-технического состава в стране не знают, что такое ноу-хау, а раз не знают, то не выявляют его, не сохраняют в тайне и, разглашая, позволяют его заимствовать как зарубежным фирмам, так и отечественным, не неся никакой, ответственности перед разработчиками и создателями ноу-хау. Вводимые в трудовые договора положения по обращению с ноу-хау работники в своей массе игнорируют или просто не понимают.

Однако, как ни странно ряд нормативов и положений СССр возможно и целесообразно применять на практике и сейчас, поскольку существовал логический порядок продажи советских лицензий за границу. Так Госкомизобретений приказом от 26001.1979 г. №11 по согласованию с ГКНТ ввел в действие с 1.05.1979 г. “Инструкцию”. В соответствии с которой работу по отбору объектов лицензий проводят организации и предприятия на всех стадиях НИОКР и промышленного освоения разработок. Отбираемые для реализации объекты должны обладать:

— высокими технико-экономическими показателями (должны давать при эксплуатации наибольшую прибыль по сравнению с лучшими известными отечественными и зарубежными объектами);

— патентной чистотой в отношении СССР, развитых в данной области техники стран и стран территории соглашения и экспорта продукции.

Действительно, обеспечение патентной чистоты устраняет вероятность нарушения патентных прав зарубежных патентообладателей, патентная защита ограждает лицензиата от конкурентов. И что не маловажно - объекты техники, реализуемые по лицензиям, должны быть, как правило, освоены национальной промышленностью. Наличие промышленного освоения объекта лицензии вызывает доверие лицензиата и гарантирует достижение технико-экономических параметров производства продукции по лицензии. В случае продажи объектов лицензии, не освоенных в промышленном масштабе, необходимо рассматривать возможность их доработки на кооперационной основе с лицензиатом.

В целом международное движение технологий в советский период определялось монополией государства на внешнеэкономические отношения полностью распространявшееся и на закупку иностранных лицензий. Поэтому ни одна лицензия не могла быть закуплена за рубежом без разрешения компетентного государственного органа, которым по решению правительства являлось ГКНТ. Он осуществлял и общее руководство, и контроль работ по закупке и использованию иностранных лицензий. Контроль приобретения и освоением лицензий осуществляют также Госплан и МВТ.

В закупке лицензий участвуют: потребитель лицензии — организация, предприятие, которое будет осваивать лицензию; заказчик лицензии — отраслевое министерство, ведомство, на подведомственном предприятии которого будет осваиваться производство по лицензии. Посредник между заказчиком лицензии и поставщиком лицензии — ВО МВТ, которое не вступало в прямую правовую связь с предприятием-потребителем лицензии, однако если потребитель вступает в прямые контакты с ВО “Лицензионторг”, то он рассматривается в качестве третьего лица, на которое заказчик возложил частичное исполнение обязательств. Поставщик лицензии — иностранная фирма или организация, предоставляющая лицензию. ВО “Лицензионторг” — специализированная организация Минвнешторга по закупке лицензий.

Данная стройная система, являлась одной из самых последовательных в мире и различные ее части, такие как составление технико-экономического обоснования, государственное планирование закупки технологий и д.р., нашли широкое применение в международной практике

С переходом к свободным экономическим отношениям, возникла необходимость применения нетарифных методов регулирования внешнеэкономической деятельности. К основным причинам того периода можно отнести:

1. различиями между внутренними и мировыми ценами и несоответствием их структуры по ряду основных товаров российского экспорта;

2. дефицитом многих сырьевых ресурсов на внутреннем рынке;

3. необходимостью выполнения принятых Россией международных обязательств.

Система нетарифного регулирования экспорта начала разрабатываться в 1992 г. и включала в себя следующие элементы:

1. квотирование и лицензирование поставок отдельных товаров из страны, в том числе в соответствии с международными обязательствами России;

2. разрешительный порядок экспорта продукции, входящей в перечень стратегически важных сырьевых товаров (СВСТ);

3. обязательная регистрация контрактов при вывозе отдельных видов товаров с целью контроля над уровнем экспортных цен.

Под лицензионным контролем находилась подавляющая часть экспорта России, причем по основному его объему лицензии выдавались в пределах установленных государством квот.

Установленный единый порядок лицензионного регулирования как экспортных, так и импортных операций предусматривал следующее:

1 порядок квотирования и лицензирования распространялся на торговые взаимоотношения России со всеми странами, включая все республики СССР;

2 система квотирования и лицензирования экспорта и импорта товаров охватывала все юридические лица, независимо от форм собственности;

3 при экспорте стратегически важных сырьевых товаров лицензии выдавались организациям, получившим право такого экспорта после специальной регистрации в тогдашнем Министерстве внешних экономических связей Российской Федерации.

В этой связи с 1 июля 1992 г. в России был сформирован институт спецэкспортеров, предусматривающий обязательную регистрацию предприятий и организаций, имеющих право экспорта СВСТ. Главной задачей регистрации экспортеров СВСТ являлось обеспечение соблюдения валютного и ценового контроля, а также контроля над выполнением законодательства во внешнеэкономической деятельности.

Регистрация позволяла государству не только отслеживать численность участников внешнеторговых операций, но и обеспечивать оперативный контроль над изменением характера их экспортной деятельности. Режим спецэкспортеров был отменен с 25 марта 1995 г. Указом Президента Российской Федерации от 6 марта № 245.

Этими же причинами объясняется следующая норма российского патентного закона гласящая, что лицензионный договор подлежит регистрации в Патентном ведомстве, иначе он недействителен.

В целом, принятие Патентных законов шло практически одновременно во всех бывших республиках СССР. Так 24 июня 1992г. был подписан президентом Патентный закон Республики Казахстан. 18 сентября 1992г. Указом президента на Украине введено Временное положение по правовой охране объектов промышленной собственности и рационализаторских предложений.

14 октября 1992г. в Российской Федерации введен в действие Патентный закон РФ, с учетом постановления Верховного Совета РФ о его введении, он в основном повторяет Патентный закон СССР, хотя в несколько худшем варианте, что вызывает сожаление.

В соответствии с Постановлением Верховного Совета РФ до 31 декабря 1992 года должны были быть приняты нормативные акты, предусмотренные Патентным законом, и внесены в Верховный Совет РФ предложения по вопросам, требующим законодательного регулирования. Однако последующие события привели к тому, что рекомендованные акты, были приняты в форме 4-й главы Гражданского Кодекса РФ зимой 2001-02 годов. Таким образом, о реальном применении Патентного закона РФ делать выводы преждевременно, тем более, что он, не отменяет ранее принятые союзные и подзаконные акты по промышленной собственности, если они не противоречат действующему законодательству в Российской Федерации.

Возвращаясь в начало 90-х годов, надо учесть важный регулирующий механизм, а именно экспортный тариф, который в России был введен в действие в 1992 г. Механизм исчисления и взимания пошлин изменялся в сторону его упрощения и либерализации. Тарифное регулирование экспорта базировалось на необходимости корректировки уровней внутренних и мировых цен на товары экспорта России. В целом в экспортном тарифе России преобладали специфические ставки, однако на продовольственные товары была установлена адвалорная ставка в размере 20%. Дифференциация ставок тарифа была достаточно низкой, потому что в этот период таможенный тариф являлся средством ограничения вывоза, дополняющим нетарифные меры.

С 1993 г. экспортирование основных продовольственных товаров в стране перестало лицензироваться, а их импорт датировался государством, а их импорт датировался государством. Для предотвращения вывоза этих товаров ставки пошлин на них были установлены на “запретительном” уровне – 70% от таможенной стоимости. Лишь экспорт рыбы и рыбопродуктов подпадал под количественные ограничения, соответственно, ставка таможенной пошлины находилась на низком уровне – 10%.

С 1992 г. экспортируемы товары освобождались от уплаты НДС при условии их вывоза за пределы стран СНГ. Аналогичная льгота стала действовать и в отношении акцизов. Акцизы на нефть и природный газ подлежали уплате при поставках этих товаров и в пределах России, и на экспорт. Весь этот период лицензионные сделки регулировались как товарные сделки купли-продажи.

Импорт товаров в Россию с 1992 г. был освобожден от квотирования, и лицензированию подлежал ввоз ограниченного круга продукции, причем с 1993 г. перечень импортируемых товаров, подлежащих лицензированию был сокращен - в их число вошли химические средства защиты растений, лекарства, промышленные отходы, а также товары, включенные в перечень, по которому лицензии выдавались в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации и Президентом Российской Федерации (вооружения, боеприпасы, ядерные материалы и технологии, драгоценные металлы и камни, наркотические, психотропные вещества и яды, продукция, имеющая “двойное назначение”).

Законом Российской Федерации “О таможенном тарифе” был утвержден порядок определения таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию Российской Федерации, то есть реальной базы для исчисления и взимания не только ввозных пошлин, но и других таможенных платежей, а также возможных штрафных санкций за нарушение таможенного законодательства и ряда внутренних платежей и сборов, предусмотренных законодательством России о налогах. Разработанный и утвержденный порядок базировался на нормах и правилах, принятых в международной практике.

Тарифное регулирование ввоза товаров в Россию стало осуществляться с 1 июля 1992 г. и претерпело многократные изменения.

Средний размер импортных таможенных пошлин был повышен в 1992-1995 гг. с 5 до 15% от таможенной стоимости ввозимого товара. Ставки пошлин дифференцированы в зависимости от страны происхождения товара. Базовые ставки применяются в отношении стран и их союзов, пользующихся во взаимоотношениях с Россией режимом наибольшего благоприятствования, в других случаях эти ставки повышаются вдвое.

К товарам, происходящим из развивающихся стран, применяются базовые ставки пошлин, уменьшенные вдвое. Ввоз товаров, происходящих из наиболее развитых стран, осуществляется беспошлинно, также как импорт товаров, происходящих из стран СНГ.

Однако преференциальный режим не распространялся не ввоз отдельных товаров, первоначальный перечень которых был установлен в 1994 г.

Если говорить о таможенном тарифе того периода, то его роль отнюдь не была определяющей. В целом же система регулирования импортных поставок и в 1993 г. держалась на системе дотационных коэффициентов-субсидий государственного бюджета, компенсировавших разницу между внутренними и внешнеторговыми ценами по основным видам продовольствия, медикаментам и др.

Однако в течение 1993 года по мере падения курса рубля в первом полугодии размеры субсидий все более увеличивались, а их финансирование становилось все более проблематичным из-за бюджетных трудностей. Тогда Министерство финансов РФ приняло на себя ответственность только за дотации на продовольствие и медикаменты непосредственно через бюджет. Финансирование ввоза промышленного оборудования осуществляется через операции Росконтракта – через механизм взаимного субсидирования централизованного экспорта и импорта.

Ставка НДС была единая – 20%. От его уплаты до апреля 1995 г. освобождался ввоз продовольственных товаров, кроме подакцизных, и сырье для их производства, и сырье для их производства; детских товаров, по которым применялась ставка внутреннего НДС в размере 10%; оборудования, используемого для научно-исследовательских целей; технических средств для профилактики инвалидности и реабилитации инвалидов, медикаментов, медицинской техники, сырья и комплектующих деталей для их производства; товаров, ввозимых в Россию в качестве гуманитарной помощи; предметов, предназначенных для официального пользования иностранных дипломатических представительств, товаров, ввозимых в счет вклада иностранного партнера в уставной капитал. Затем ввоз продовольственных товаров стал облагаться НДС по ставкам 10 и 20% в зависимости от их вида. Ставки акцизов, по аналогии с таможенными пошлинами, могли устанавливаться в процентах от таможенной стоимости, в ЭКЮ за единицу измерения либо в сочетании этих 2 способов. Ставки акцизов дифференцированы в диапазоне от 10 до 90% от таможенной стоимости и от 0,3 до 5 ЭКЮ/литр (по алкогольной продукции).

В целом формирования внешнеторгового режима Российской Федерации в 1992-1995 гг. отражало усилия государства по введению в действие методов экономического регулирования. Система стала более гибкой, адекватно реагирующей на изменение общеэкономической ситуации в стране и развитие мирохозяйственных связей.

Так, в 1994 г. в стране сложилась новая экономическая ситуация в стране. Был отменен прежний порядок регулирования российского экспорта на основе квот и лицензий. В перечень товаров, подпадающих по лицензионный режим, стали входить продукция, вывоз которой регламентируется международными обязательствами России, и товары, по которым был сохранен особый порядок экспорта.

В первую группу входила продукция, по которой у России имеются международные соглашения о самоограничении объемов экспорта некоторых - текстильных полуфабрикатов и готовых текстильных изделий товаров; отдельных изделий из черных металлов; карбида кремния.

Ко второй группе вошли те товары, по которым установлен особый порядок экспорта – это дикие животные и дикорастущие растения; лекарственное сырье; шифровальные средства; вооружения и продукция двойного назначения; ядерные материалы и установки; драгоценные металлы и камни; коллекционные материалы по минерологии и палеонтологии, полудрагоценные камни и изделия из них; наркотические и психотропные средства и яды. Экспорт этих товаров осуществляется решениями Президента Российской Федерации Правительством Российской Федерации.

Заметным шагом в ликвидации узких мест в национальном внешнеэкономическом законодательстве стал Федеральный закон “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности”, прошедший трудный и непростой путь разработки согласования и утверждения. Законом были определены методы государственного регулирования внешнеторговой деятельности, и в целом “набор инструментов”, с помощью которых государство предполагало осуществлять это регулирование, остался прежним и включал в себя меры таможенно-тарифного регулирования. Однако сфера применения прямых административных методов резко сузились. Введение количественных ограничений экспорта, осуществляемое только на основании специальных постановлений Правительства, допускалось только лишь как исключительная мера.

В тот же период было объявлено, что приоритетными в развитии экспортного сектора экономики являются:

1. высокотехнологические, наукоемкие отрасли машиностроения (станки, самолеты, ракеты, приборы, бытовая техника), порошковая металлургия, керамика, химическая промышленность;

2. агропромышленный комплекс;

3. патентно–лицензионная торговля, туризм;

4. добывающая и металлургическая промышленность.

В части государственной импортной политики были заявлены следующие ориентиры:

1. импорт современной техники и технологий, инжиниринговых услуг. Объединение новейшей технологии с высоким общеобразовательным и профессиональным уровнем трудоспособного населения;

2. охрана здоровья, развитие медицинской промышленности, медицинских учреждений;

3. совокупность отраслей продовольственного комплекса, пищевая промышленность.

Данные заявления были вызваны отчасти предвыборной кампанией 1995 года и в дальнейшем юридически закреплены не были.

3.5 Некоторые аспекты присутствия России на международном технологическом рынке

В тот момент в мире происходило признание того, что передовые технологии резко сокращают транспортные, телекоммуникационные и расчетные затраты, облегчая глобальную интеграцию национальных рынков. Возник термин “технологическая глобализация” – ориентация корпораций на информационный рынок и рынок передовых технологий. В тот же момент начинает развиваться Интернет торговля. Место страны в современном мире начало определяется качеством технологий, степенью использования науки и техники в производстве. На смену идеологическим различиям между странами и регионами мира пришло более глубокое разграничение, которое основывается на технологиях. Небольшая часть планеты, на которой проживает около 15% населения, стало обеспечивать мир технологическими инновациями. Вторая часть (около ½ населения планеты) стала способна освоить эти технологии в своей системе производства и потребления. В тот момент приблизительно 1/3 населения технологически оторвана, то есть не создает и не использует инноваций. Именно высокие технологии усиливают процессы глобализации и экономического развития на крепкой основе вместо нестабильной мировой финансовой системы. Особенность инноваций: они не только являются причиной инвестиций, но и сами их аккумулируют. Богатство стало продуктом не только природных ресурсов, а также и технологий. Технологии начали определять норму доходности, которая формирует инвестиционные потоки в мире, где доминирующей экономической моделью является свободный рынок. Глобализация дала странам возможность мобилизировать более значительный объем финансовых ресурсов, поскольку инвесторы стали использовать широкий финансовый инструментарий на неограниченном количестве рынков, имеют выбор для распределения портфельных и прямых инвестиций.

В данных условиях внимание начинает привлекать сфера технологий. В 1995-96 гг. проводится анализ российского технологического потенциала. По результатам обследования создается система обязательного лицензирования для военных и двойных технологий, а также система внутрифирменного контроля. Данная система являлась одной из лучших в мире, ее применение было намечено на 1997 год. Однако на практике ни одно предприятие не смогло создать полностью данную систему в своем производственном цикле.

В 1998 году события кризиса нанесли ощутимый удар по долгосрочным внешнеторговым контрактам. Практически свернули в стране свою работу молодые российские технологические трейдеры и технологические брокеры. В течение 1999–2000 годов удалось добиться заметного оживления экономики, в том числе промышленности, после кризиса в 1998 году. В 2000 году за счет увеличения спроса внутреннего рынка на отечественную продукцию и активизации экспорта индекс физического объема производства составил 109,2% к 1999 году, или 111,9% к 1997 году (в 1999 году с 108,1% и 102,5%). Однако в конце 2000 – начале 2001 темпы роста промышленного производства замедлились. В I квартале 2001 рост составил 103,3% по сравнению с соответствующим периодом 1999 года. Вместе с тем, с апреля 2001 года показатель роста стал 5,2%, в целом в 2001 году произошел рост производства в 4,5%.

Оценки развития отраслей промышленности в 2002 году показывают увеличение в целом на 4–4,5% выпуска промышленной продукции по сравнению с оценкой 2001 года, в том числе в химической и нефтехимической промышленности – на 5–7%, машиностроении и металлообработке – на 5–6%, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной – на 4–5%, легкой – на 2–4%, черной и цветной металлургии – не более 1–2%. При этом продолжился процесс устранения структурных диспропорций российской экономики, обеспечения опережающего роста обрабатывающих отраслей промышленности по сравнению с добывающими, преимущественного роста производства высокотехнологичной и наукоемкой продукции. Это происходит на основе использования в первую очередь уже имеющихся опытно-конструкторских разработок с высоким потенциалом реализации, увеличение объемов освоения имеющихся прогрессивных технологических решений. При этом в ряде отраслей сохранит свое значение и актуальность импорт наукоемких технологий и высокоэффективного оборудования. Второе направление (среднесрочная и долгосрочная перспектива) – обеспечение конкурентных позиций отечественных товаропроизводителей в наукоемких секторах рынка, в которых они не были ранее представлены, формирование новых областей спроса, в удовлетворении которого отечественная высокотехнологичная продукция играла бы доминирующую роль. С этой целью на производствах началось формирование перспективных научно-технических заделов, на основе которых планируется осуществление технологического перевооружения производства.

В рамках сценарных макроэкономических расчетов в 2001–2004 год прогнозируется среднегодовой прирост промышленной продукции 3,5–4,7%, а в 2004 году прирост промышленного производства к 2000 году составит 16–18%. Это обеспечит опережающий рост выпуска продукции обрабатывающих отраслей и улучшение структуры промышленного производства, и доля обрабатывающих отраслей увеличится до 58%.

В настоящее время все в большей степени в промышленности начинает ощущается дефицит квалифицированной рабочей силы и специалистов различного профиля, особенно в отраслях и производствах, использующих для выпуска конкурентоспособной продукции передовые технологии. Поскольку выпуск конкурентоспособной высокотехнологичной и наукоемкой продукции требует наличия кадров высокой квалификации. Россия потеряла за 90-е годы около 200 тысяч ученых, покинувших страну, и сегодня так называемая "утечка мозгов" продолжается. На содержание же оставшихся специалистов государство тратит в 8 раз меньше, чем США, в три раза меньше, чем Мексика. Средний возраст отечественных ученых - 56 лет, тогда как среднестатистическому зарубежному специалисту не более 45. Эти данные приводятся в материалах рабочей группы президиума Госсовета. Под председательством президента России Владимира Путина президиум Госсовета, Совет Безопасности и Совет по науке и высоким технологиям обсудил проект "Основ политики России в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу". Разработчики программы предлагают специальный график поэтапного доведения финансирования науки до закрепленного законом уровня с тем, чтобы к 2010 году привести их в соответствие друг с другом.

На практике решение данной задачи требует определения места государства в решении проблемы повышения конкурентоспособности промышленных производств, налаживания взаимовыгодных и продуктивных отношений с бизнесом и на этой основе – выработки организационно-экономических механизмов, стимулирующих создание и приоритетное развитие высокотехнологичных экономически эффективных производств. Речь фактически идет о распределении ролей в обеспечении экономического развития и решении социальных проблем.

Очевидно, что уровень конкурентоспособности является результирующей действия различных факторов и механизмов, в первую очередь ускорения структурных преобразований в промышленности, активизации инвестиционной, инновационной деятельности, проведения институциональных преобразований.

Кроме того, необходимо принятие организационно-экономических мер, связанных с повышением требований к стандартизации, унификации и сертификации продукции и производств, ужесточением экологических нормативов и нормативов безопасности (что особенно важно для фармацевтических препаратов и товаров народного потребления). Безусловно, необходимы обоснованные меры государственного протекционизма отечественных товаропроизводителей на внутреннем рынке и как минимум политическая поддержка завоевания и удержания нашими товарами и услугами зарубежных рынков.

На ближайших этапах реконструкция промышленности должна опираться на “точечную” модернизацию действующих мощностей промышленности в рамках программ развития, обладающих значительным мультипликативным эффектом роста деловой и инвестиционной активности для всей национальной экономики. То есть при минимальных инвестициях нужно обеспечить максимально высокий, быстрый, причем сбалансированный для роста производства эффект. А такой эффект могут дать не столько инвестиции в новые объекты, сколько проекты модернизации ныне действующих мощностей и устранения тех технологических барьеров, которые препятствуют наращиванию выпуска конкурентоспособной продукции и повышению эффективности.

Поскольку реконструкция именно действующих промышленных предприятий соответствует мировой практике выхода из кризиса на основе ныне действующих мощностей – другие источники роста у России практически отсутствуют. Именно на действующих мощностях сейчас (а их порядка 55%) концентрируются основные инвестиционные ресурсы страны.

Сейчас в машиностроении концентрируются основные ограничения, связанные с ростом производства за счет дозагрузки мощностей (технологические, ресурсные и др.). Если не устранить эти ограничения, то возможности роста на действующих промышленных мощностях быстро исчерпаются. Поэтому необходимо сформировать потенциал инвестиционно-финансовых ресурсов для реконструкции промышленности в процессе начавшегося роста производства, преодолеть тенденцию падения инвестиционной активности в стране и в последующем обеспечить ее восстановление до уровня, диктуемого задачами устойчивого экономического роста и технико-технологического перевооружения промышленности.

Одним из путей реформирования промышленного производства, способствующим повышению эффективности производства и конкурентоспособности продукции, является интеграция предприятий отраслей. В настоящее время внесены в государственный реестр финансово-промышленных групп (ФПГ) Российской Федерации 84 ФПГ, в том числе 9 межгосударственных и 5 транснациональных. Уставной капитал центральных компаний ФПГ составлял на момент регистрации 3,9 млрд. руб., численность работников – свыше 1,3 млн. человек. По размеру оборота примерно 50% ФПГ являются крупными (более 1 млрд. руб.), 37% – средними (до 1 млрд. руб.) и 13% – малыми – (до 100 тыс. руб.). Как показала сравнительная оценка деятельности ФПГ в отраслях промышленности, по объемам производства продукции за 1999 и 2000 года результаты экономической деятельности характерны для ФПГ в автомобилестроении, на долю которых приходится около 50% продукции ФПГ в общем объеме производства отрасли.

Создание крупных, конкурентоспособных на мировом рынке интегрированных структур направлено на повышение эффективности управления предприятиями и хозяйственными обществами. Для облегчения процедур создания этих структур предусматривается возможность проведения при интеграции прямого преобразования федеральных государственных унитарных предприятий в дочерние государственные унитарные предприятия (и обратно) с исключением промежуточной процедуры ликвидации, существенно осложняющей процесс интеграции. Также разрабатываются предложения по организационно-правовой форме объединения образовательного и научного учреждения с федеральным государственным унитарным предприятием. Это позволит создавать крупные научно-образовательные и научно-прикладные комплексы без увеличения финансовой нагрузки на государственный бюджет. Однако при всей важности и эффективности этих мер и механизмов они имеют в основном дополняющий и вспомогательный характер.

В этих условиях ключевой, стратегический фактор, значение которого будет неуклонно возрастать в перспективе, – технологическое перевооружение отечественной промышленности, насыщение ее высокопроизводительными системами технологий и машин, а также новыми материалами, воплощающими новейшие достижения науки и техники. Исходя из этого приоритетом № 1 в государственной промышленной политике определяется активизация научно-технической и инновационной деятельности – промышленное освоение техники и технологий новых поколений – обеспечение конкурентных позиций отечественных товаропроизводителей на внутреннем и внешнем рынках.

Анализ состояния отраслей промышленности в сопоставлении с процессами и тенденциями их развития позволяет определить приоритеты инновационного и технологического развития отраслей. К их числу в первую очередь относятся:

– ресурсосбережение, которое должно рассматриваться как важнейшее проявление влияния высоких технологий на конкурентоспособность промышленного производства, а ресурсосберегающая эффективность в настоящее время становится главным критерием выбора приоритетов технологического перевооружения на основе высоких технологий. Эти проблемы наиболее остро стоят в металлургии, машиностроении, лесопромышленном и агропромышленном комплексах, нефтеперерабатывающей промышленности;

– увеличение доли продукции высокой степени переработки. Изменение структуры производства в этом направлении должно стать результатом освоения новейших технологий конечных переделов (на которых в основном формируются высокие потребительские свойства продукции и создается основная часть добавленной стоимости), технологий, позволяющих повысить глубину переработки сырья и степень технологической готовности продукции к последующей переработке (например, металлопродукции с высоким качеством поверхности или минимальными припусками для обработки);

– обеспечение необходимой динамики обновления технологий через сокращение инновационно-производственного цикла “ОКР – проектирование – подготовка производства – серийный выпуск – реализация (или эксплуатация) продукции” за счет применения современных информационных компьютерных технологий “электронного описания” процессов.

Наряду с перечисленными проблемами повышения эффективности и конкурентоспособности отраслей промышленности, решение которых должно быть в первую очередь обеспечено за счет создания и развития высокотехнологичных производств, для их оценки и последующего выбора в качестве приоритетных объектов государственной поддержки в рамках промышленной политики необходимо учитывать ряд требований, общих для всех отраслей:

– технологическая сопряженность. Ожидаемый эффект от использования высокотехнологичных производств может быть получен только в том случае, если будет обеспечен соответствующий технический уровень всех звеньев технологической цепочки (в том числе и в смежных отраслях промышленности) по выпуску конечной продукции. Особо актуальным требование технологической сопряженности является в машиностроении, металлургии, химической и нефтехимической промышленности;

– уровень автоматизации. Комплексная механизация, а в перспективе – комплексная автоматизация высокотехнологичных производств – необходимое условие их эффективности и конкурентоспособности. Это требование должно рассматриваться как одно из основных при проектировании нового технологического оборудования, а в ряде отраслей автоматизация существующих технологических процессов является самостоятельной и приоритетной целью технического перевооружения (отрасли машиностроения, атомная энергетика, химическая и нефтехимическая, медицинская промышленность, металлургия, отдельные производства легкой промышленности и агропромышленного комплекса);

– сертификация технологий и продукции. Это требование должно распространяться на все создаваемые модернизируемые производства. Оно призвано обеспечить не только их конкурентные возможности на внешнем рынке, но и связано с проблемой безопасности при потреблении продукции (например, медицинской, пищевой промышленности и отдельных видов продукции легкой промышленности);

– экологичность. В рамках технологического перевооружения данное требование рассматривается в двух аспектах. Во-первых, создаваемые высокотехнологичные производства не должны негативно воздействовать на окружающую среду. В случае, когда основной технологический процесс не является экологически чистым, необходима одновременная разработка технологий, компенсирующих возможные негативные последствия. Во-вторых, самостоятельным направлением технологического развития является создание современных специализированных производств по утилизации экологически вредных отходов промышленности. При этом необходимо учитывать, что экологические требования международных организаций часто используются как инструмент конкурентной борьбы.

Среди механизмов государственного воздействия на развитие промышленности важную роль играют программно-целевые методы. Существующий в настоящее время комплекс взаимосвязанных федеральных целевых программ на период до 2006 года состоит из следующих элементов:

– “Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники”, которая позволит создать технический задел по важнейшим направлениям развития науки и техники для последующего использования в федеральных целевых программах, непосредственно ориентированных на решение конкретных социально-экономических задач и технологическое обновление производственного аппарата промышленности;

– “Национальная технологическая база” – межотраслевая интегрирующая программа, предназначенная для формирования возможностей технологического развития страны на долгосрочную перспективу, новых поколений конкурентоспособной наукоемкой продукции, в том числе продукции и техники двойного применения, с более высокими функциональными качествами и возможностями;

– “Повышение конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей” для создания финансовых и организационных условий и предпосылок для усиления конкурентных позиций отечественных товаропроизводителей на внутреннем и внешнем рынках за счет реализации в промышленности созданного инновационного потенциала;

– “Реформирование оборонно-промышленного комплекса на период до 2010 года” осуществление целенаправленного реформирования ОПК в соответствии с задачами военного строительства и с учетом основных параметров Государственной программы вооружения на 2001–2010 год, а также создание условий для его устойчивого развития, разработки и производства конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках высокотехнологичной продукции военного и гражданского назначения.

Перечисленные федеральные целевые программы сформированы на основе системообразующих принципов, общих для всех входящих в перечень программ, с учетом специфики целей и характера проводимых исследований, к важнейшим из которых относятся:

1. Обеспечение непрерывности реализации цикла “поисковые НИР – прикладные НИОКР – технологии – производство – рыночная реализация” при общей ориентации на конечный результат – серийный выпуск наукоемкой конкурентоспособной, в том числе социально ориентированной продукции.

2. Детализация общей целевой установки на обеспечение конкурентоспособности производства до уровня конкретных проблем повышения его эффективности, которые могут быть адекватно описаны технико-экономическими показателями. Это позволит, во-первых, выявлять наиболее “критичные” ограничения повышения эффективности производства на уровне подотраслей и отдельных товарных групп и обосновывать специфические пути их преодоления, во-вторых, определять конкретные технологические приоритеты в соответствии с целевыми показателями конкурентоспособности и, в-третьих, сопоставлять различные варианты распределения ограниченных финансовых ресурсов с народно-хозяйственным эффектом от реализации соответствующих проектов НИОКР и инновационных проектов.

3. Использование соответствующих систем оценки и механизмов государственной поддержки при выборе и финансировании приоритетных проектов различного вида.

4. Межотраслевой маневр бюджетными средствами и их концентрация в областях с наибольшей эффективностью реализации. Это означает безусловный отказ от отраслевого подхода построения федеральных целевых программ. Их основу должна составлять совокупность проектов, отбор которых производится в первую очередь по критериям коммерческой и бюджетной эффективности с целью получения максимальной суммарной экономической отдачи от реализации в промышленности.

5. Выделение бюджетных средств для финансирования заключительных этапов инновационного цикла только при наличии внебюджетных источников инвестиций, необходимых для организации промышленного производства.

6. Создание в рамках программ условий для продуктивного сотрудничества государства, частного бизнеса, некоммерческих и общественных организаций, основанного на сочетании экономических интересов и взаимных обязательствах. Иными словами, в рамках федеральных целевых программ, построенных на перечисленных принципах, обеспечивается четкая ориентация прикладных НИОКР и инноваций на решение наиболее актуальных задач технологического перевооружения и повышения эффективности производства, привлечение средств из внебюджетных источников для создания наукоемких производств и максимальная эффективность бюджетных ассигнований по критерию конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей.

Эти федеральные целевые программы составляют цельную систему, ориентированную на конечный результат – серийный выпуск наукоемкой конкурентоспособной, в том числе социально ориентированной, продукции в экономически целесообразных объемах, однако в них нигде не прописана необходимость планирования закупки технологий за рубежом.

Важным является проведение анализа влияния соглашений в рамках ВТО по субсидированию и техническим барьерам (ТРИПС и ТРИМС) на промышленность, влияния секторальных соглашений, оценка достаточности имплементационного периода, ущерба по крупным товарным позициям при “открытости” внутреннего рынка. Тот факт, что наукоемкая продукция в российском экспорте занимает всего 1%, а наша доля на мировом рынке - 0,2%, не освобождает от необходимости рассматривать данный круг прав и обязанностей, а главное - готовиться к присоединению. В данном вопросе необходима государственная система поощрений промышленным экспортерам, которая есть во вех ПРС. Формально такая система есть и в России, но она не подкреплена реальным финансированием, а без этого проникновение на крайне насыщенные наукоемкие рынки крайне проблематично.

В этой связи практически во всех странах мира, в особенности в процессе присоединения к ВТО, создавались особые механизмы государственной поддержки и содействия отдельным отраслям и предприятиям для приспособления к растущей конкуренции со стороны импорта. Это могла быть помощь в финансировании научно-исследовательских работ, перепрофилировании предприятии, подготовки кадров и т. д. К сожалению, такой системы в нашей стране не просматривается, что напрямую касается высокотехнологичных отраслей.

К сожалению, российская промышленность работает на внешних рынках во многом вслепую, т. к. отсутствует государственная система внешнеэкономической информации. Те, кто знает мировые цены и условия торговли, это информацией потом торгует. Полагать, что промышленность самостоятельно подготовиться к активным операциям на внешних рынках, совершенно нереально. Отсутствие информации является слабым местом всех наших международных договоров. В период заключения и согласования внимание этому не уделяется, а на стадии реализации выясняется, что нашим зарубежным партнерам все договоры правительство растолковало и снабдило необходимой информацией. Например, в юридических отделах многих крупных российских компаний, в том числе Газпрома, нет даже текста Соглашения о сотрудничестве и партнерстве с Европейским Союзом. Наша промышленность слабо знает свои права и не имеет достаточной экономический информации для принятия решений.

Другим важным направлением в создании государственной торгово-политической поддержки продвижению российских товаров (прежде всего наукоемкой продукции обрабатывающих отраслей) на мировой рынок должно явиться подписание ряда соглашений с многосторонними региональными экономическими группировками и международными экономическими организациями, обеспечивающих полноценное и равноправное участие России в интеграционных процессах в мировой торговле. В числе основных направлений формирования и функционирования рациональной инфраструктуры российских товарных рынков предусмотрено развитие цивилизованных оптово-посреднических организаций, складского хозяйства, объектов торгово-транспортного обслуживания с учетом логистики, тароупаковочной индустрии, информационного, кредитно-финансового и нормативно-правового обеспечения. Предусматривается развитие информационного обеспечения на основе единого информационного пространства и доступ для всех участников рынка к наиболее качественной и полной информации о товарных рынках конкретного обзорного, рекомендательного и прогнозного характера.

Существует целый ряд причин, снижающих эффективность процесса развития лицензионной торговли в России. Одной из них, - наиболее важной, является отсутствие механизма регулирования внешней торговли российскими лицензиями, что приводит к безвозмездной потере национального интеллектуального ресурса.

В настоящее время, когда предприятия самостоятельно осуществляют экспортно-импортные операции, выходят на внешний рынок с современными научно-техническими разработками, создают совместные с зарубежными фирмами предприятия, возникает еще одна не менее важная проблема - недостаточный уровень квалификации специалистов в этой новой для большинства предприятий деятельности.

Чтобы лицензирование стало одной из прибыльных внешнеэкономических операций, необходимо знать состояние, тенденции и особенности мировой торговли лицензиями. Особенно важно опираться на уже имеющийся опыт лицензионной торговли бывшего Советского Союза показывает, что наибольшее количество советских лицензий продавалось в бывшие социалистические страны (около 66%), доля промышленно развитых стран составляла приблизительно 24%.

Сейчас же практически все наши предприятия стараются найти покупателей или инвесторов для своих технологий прежде всего в промышленно развитых странах, не имея при этом необходимых средств и деловых связей.. Следует знать, что доля собственно лицензий в общем объеме советских лицензионных соглашений составляла около 35%, остальные соглашения заключались на услуги ( инжиниринг ), ноу-хау и т.д. Сейчас наши разработчики стараются передать за рубеж новейшие знания в чистом виде, не отделяя вклада производственных знаний, секретов и инжиниринговых услуг. Такая стратегия российских предприятий резко отличается от общемировых тенденций, где одной из наиболее характерных черт современного лицензионного обмена является обострение конкурентной борьбы и значительное усложнение доступа к новейшим технологиям и ограничению их коммерческого использования.

Причина здесь кроется в специфике товара. То есть лицензионная торговля в современных условиях включает в себя коммерческую эксплуатацию знаний того, как надо производить и реализовывать продукцию. И вот здесь возникает целая серия проблем, осложняющих реализацию российских технологий на внешнем рынке. Прежде всего, покупателей интересует не сама технология как таковая, а продукция, которая может быть изготовлена по этой технологии, преимущества данной продукции, позволяющей ей успешно конкурировать с аналогичной. К сожалению, российские предприятия, говоря о технологии, забывают о конечном продукте, это объясняется тем, что 90% промышленной продукции, выпускаемой ими сегодня, в том числе по новейшим технологиям, не соответствует мировому уровню и, следовательно, неконкурентоспособно.

Следующая проблема-охрана технических новинок. У большинства предприятий отсутствует единая политика в области охраны промышленной собственности и экспорта товаров и технологий, что резко снижает возможность расширения продажи лицензий. Также существует проблема промышленного освоения предмета лицензии. Большинство предлагаемых российскими предприятиями технологий имеют ограниченное промышленное внедрение. Отсюда вытекает и следующая проблема низкой цены экспортируемых российских лицензий, которая усугубляется отсутствием методик расчета цены у предприятий.

Промышленное освоение разрабатываемых технологий является в настоящее время, пожалуй, самой сложной проблемой для российских предприятий. Здесь можно было бы опереться на уже имеющийся опыт Запада. Например, в Канаде и США получили широкое распространение так называемые "spin-off companies" (отпочковавшиеся, спиннинговые компании). В университетах или крупных научных лабораториях создается маленькая, из двух-трех человек, фирма, которая занимается внедрением перспективных технологий. Университеты помогают финансами и оборудованием на начальной стадии деятельности, а затем , если технология находит широкое применение и становится прибыльной, спиннинговая компания отделяется от университета и платит ему соответствующие проценты. Кроме того, в мире существует структура научных и технологических парков и бизнес инкубаторов. В России также уже есть определенный опыт по организации и функционированию научных и технологических парков.

Одной из серьезных проблем является преждевременная передача научно-технических знаний, стремление к извлечению валютных поступлений любой ценой. Это приводит к тому, что предметами лицензий становятся технологии, коммерчески не подготовленные к лицензированию (нет надлежащей патентной охраны, не освоены в производстве, нет необходимой рекламы), и, как следствие, - к фактически непроизводительной растрате передовых технологических знаний, на разработку и получение которых были израсходованы значительные средства. У предприятий зачастую нет четкой ориентации на рынок технологий, фактически предприятия торгуют не тем, что имеет повышенный спрос, а тем, что предлагают им разработчики, а при отсутствии информации у них, наблюдаются только разовые сделки. То есть схема “один разработчик, один продавец, одна лицензия”. Вместо того чтобы объединить свои усилия в разработке, освоении и выдвижении на рынок своих лицензий, предприятия чаще конкурируют друг с другом на внешнем рынке.

Общая ошибка российских предприятий заключается в том, что при заключении лицензионного соглашения не учитываются такие вопросы, как наличие правовой защиты объекта лицензии, кому, в каких долях, на какой срок принадлежат объекты промышленной собственности и т.д. В результате импорт лицензий и оборудования осуществляется без учета такого важного фактора международной торговли, как права, которыми обладают предприятия-лицензиаты.

Важной проблемой импорта лицензий является его экономическая значимость. К сожалению, не все предприятия, приобретая лицензии, отдают себе отчет в том, что лицензионные платежи составляют только часть импорта. Нередко стоимость технологического оборудования или комплектующих, необходимых для внедрения приобретаемой технологии, в два-три раза превышает стоимость самой лицензии. А затягивание сроков внедрения снижает новизну и конкурентоспособность лицензионной продукции. Практически полностью отсутствует практика сопутствующего лицензирования, когда под сопутствующими лицензиями на воспроизводство объектов техники и технологии, передаваемых по основному контракту, понимаются условия договора, составляемого в дополнение к основному контракту или включаемые в контракт, в соответствии с которыми владелец научно-технических достижений, изобретений, ноу-хау, промышленных образцов, товарных знаков и взаимосвязанных с ними научно-технических и других знаний - лицензиар берет на себя обязательство передать и разрешить использование их для воспроизводства предметов основного контракта или обеспечить передачу их другими лицензиарами в согласованных пределах и на определенный срок.

Практически полностью отсутствует в России система сублицензирования, при которой объем прав передаваемых по сублицензии, меньше объема прав, которыми располагает владелец полной или исключительной лицензии. Он не может превышать прав, первоначально полученных от лицензиара и поскольку сублицензия - это обычно - исключительная или простая лицензия, то лицензиат может существенно снизить свои лицензионные выплаты. Недостаточная компетентность специалистов предприятий в вопросах внешней торговли снижает эффективность сделок по передаче технологий. Так, например, российские предприятия практически не пользуются возможностями, которые дают широко применяемые в мире операции типа франчайзинг, опцион, лизинг. Как правило, франчайзинг и опцион предшествуют сделкам по передаче технологий, а лизинг их завершает. Цепочка “франчайзинг-лицензирование-лизинг” позволяет минимизировать капиталовложения на старте каждого этапа и решить проблему освоения передовой техники и технологии выпуска новых товаров и оказания услуг. Но на практике зачастую при продаже лицензий не уделяют внимания даже вопросу патентной защиты изобретения, забывая, что в ряде стран продажа или покупка лицензий вообще невозможна внимания.

В 90-е годы количество продаваемых беспатентных лицензий, по которым продается в основном только ноу-хау, преобладало и продолжает преобладать над патентными. Если учесть еще и то, что ее составе патентных лицензий, как правило, также передается ноу-хау, то внешняя торговля ноу-хау приобретает исключительное значение и может явиться серьезным дополнительным источником получения валютных средств, серьезно способствовать ускорению научно—технического прогресса, повышению уровня и качества развития производительных сил страны, дальнейшему развитию экономического и научно—технического потенциала и в конечном счете способствовать скорейшему решению тех политических, экономических и социальных задач, которые поставлены на ближайший и перспективный период.

Термин “ноу-хау” впервые бал озвучен в США в судебном деле Дюранда против Брауна в 1916 г. После этого термин “ноу-хау” был использован в практике заключения договоров в США и Англии. Впоследствии он стал широко использоваться и в других странах. Первоначально этим термином обозначали информацию, необходимую для осуществления изобретения, специально опущенную заявителем в патентном описании и придавали термину “ноу-хау” смысл “знать, как применить патент”. В широком смысле под ноу-хау сейчас понимают умение или мастерство что-либо сделать с минимумом усилий. Ноу-хау включает в себя секреты производства, технические знания, опыт, приемы технологии, рецепты, формулы, инструкции, монтажные схемы, информацию коммерческого, управленческого и организационного характера. Наиболее точное и полное определение ноу-хау было выработано “Лицензионторгом” и получило широкое распространение в практике заключения договоров.

Проблемы выявления, технико-экономической и коммерческой оценки значимости, сохранения в тайне реализации ноу-хау по лицензионным договорам еще не решены ни в Российской Федерации, ни в других странах-участниках СНГ. По ним, за очень редким исключением, отсутствует методические и инструктивные материалы, а также литературные источники, совершенно незначительна практика их решения. Поэтому предлагаемые пути решения этих проблем носят рекомендательный характер и требуют критического подхода, учета особенностей каждой конкретной лицензионной сделки.

Для решения рассматриваемой глобальной проблемы по обеспечению интересов предприятий и разработчиков ноу-хау в области использования его в стране и за рубежом, необходимо, чтобы на государственном уровне были приняты меры к ее постановке и решению. Отчасти такие меры уже существуют в отношении военных и технологий двойного применения, экспорт и импорт которых осуществляется в рамках российских законодательных актов.

Эти два направления: продажа ноу-хау за границу и закупка иностранного ноу-хау для использования в стране тесно взаимосвязаны между собой и должны решаться в рамках единой задачи по обеспечению использования ноу-хау на внутреннем и внешних рынках. В свою очередь эта проблема по существу является составной и неотъемлемой частью общеэкономической проблемы по обеспечению разработки, создания и применения в производственном секторе экономики новейших технологий, превосходящей последние достижения мировой науки и техники или, по крайней мере, не уступающей им. Данное положение постоянно следует иметь в виду, рассматривая проблему обеспечения интересов предприятий и авторов ноу-хау в области его использования.

Решение этой проблемы предполагает решение целого комплекса технических, экономических, правовых и других проблем практически на всех уровнях и во всех звеньях российской экономики и главным образом, в НИИ, КБ и промышленных предприятиях, имеющих государственную форму собственности. Трудно, да и практически невозможно, перечислить все проблемы, которые связаны с ноу-хау. Часть из них выявлена и находится на различной стадии исследований, по части преждевременно делать какие-либо выводы, часть проблем, можно смело сказать, еще не определена, и возникнет в процессе проводимых исследований, более того, проводимые исследования по выявляемым проблемам будут источником новых проблем и вопросов, требующих своего решения. Однако уже сейчас можно сформулировать те проблемы, связанные с ноу-хау, которые должны быть выделены и решены в возможно короткий срок. К ним в первую очередь необходимо отнести проблему выработки единой научно обоснованной политики в области продажи-закупки и использования технологии, содержащих ноу-хау, и координации проведения этой политики на всех уровнях и во всех отраслях российской экономики и проблему организации на предприятиях работ по обеспечению интересов разработчиков ноу-хау в области его использования.

Указанные проблемы еще недостаточно изучены и поэтому рассматриваются в порядке их постановки. То есть приводится попытка рассмотрения, без претензии на их всестороннее решение.

Проблема выработки единой научно обоснованной политики в области продажи, закупки и использования технологий, содержащих ноу-хау, и координации проведения этой политики на всех уровнях российской экономики является глобальной проблемой, предопределяющей решение всех других проблем, в частности проблем по обеспечению интересов предприятий в области использования ноу-хау в стране и за рубежом. Проводимые исследования в этой области силами Министерства Юстиции уже сейчас позволяют определить отдельные направления для решения указанной глобальной проблемы.

Это, прежде всего повсеместное на всех стадиях, связанных с разработкой, созданием, внедрением, эксплуатацией, обслуживанием, ремонтом и совершенствованием новой техники и технологии и новых материалов, выявление ноу-хау из многочисленных технических решений, составляющих суть объекта, процесса, материала. Выявление ноу-хау должно стать обязательной нормой поведения для разработчиков и эксплуатационников. Далее выделяемое ноу-хау должно оцениваться с точки зрения его значимости для воспроизводства новой техники, технологии и материалов и с точки зрения возможности его коммерческой реализации и сохраняться в тайне от фирм, предприятий и отдельных граждан, если при его оценке это будет признано целесообразным. В этой связи сохранение ноу-хау в тайне должно быть организовано таким образом, чтобы его конфиденциальность не сдерживала распространение научно-технических знаний, необходимых для разработчиков новой техники, технологии и материалов. Другими словами, чтобы конфиденциальность ноу-хау не стала сдерживающим фактором научно-технического прогресса в стране. Отсюда следует, что реализация ноу-хау как внутри страны, так и за границей должна осуществляться по лицензионным соглашениям (обычным и сопутствующим) с обеспечением строгого режима его использования контрагентами и предотвращением неправомерного его использования кем то ни было как на внутреннем, так и на внешнем рынках.

Обеспечение интересов предприятий в области ноу-хау должно осуществляться не только волевыми методами, которые в данном случае будут необходимы, но и экономическими, которые стимулировали бы разработчиков ноу-хау к выявлению и оценке его значимости, сохранению в тайне и продажи по лицензиям, стимулировали лиц, содействующих реализации ноу-хау, а также стимулировали организации и предприятия, в которых ноу-хау было создано, выявлено и впервые промышленно применено. То есть, должна вестись методичная работа на предприятиях по обеспечению интересов авторов ноу-хау в его разработке, промышленной и коммерческой реализации, и она должна опираться на научно обоснованную систему обучения инженерно-технического состава и других специалистов методам выявления технико-экономической и коммерческой оценки значимости, сохранения тайне и реализации ноу-хау как на внутреннем, так и на внешних рынках, когда это целесообразно и экономически выгодно для государства, предприятий и авторов ноу-хау. Безусловно, система обучения проблемам ноу-хау инженерно-технического состава и других специалистов должна быть централизованной — через ВУЗы, институты повышения квалификации, не исключая и коммерческие структуры. Однако практика показывает, что организация централизованного обучения проблемам ноу-хау связана со значительными трудностями, поэтому обучение своих специалистов в ближайшее время необходимо организовать самим предприятиям и организациям, особенно разрабатывающим новую технику и технологию и занимающимся внешнеэкономической деятельностью.

Реализация единой патентно-лицензионной политики в области создания и промышленного использования ноу-хау может быть практически осуществлена только при научно обоснованной координации ее проведения во всех отраслях российской экономики, должны быть четко определены границы исполнительно-распорядительной деятельности государственных органов управления и установлены конкретные функции хозяйственных организаций и предприятий по обеспечению интересов предприятий, разработчиков и создателей ноу-хау в области его использования в стране и за рубежом. От того, какие объединения, организации и предприятия, на каком уровне и как будут осуществлять международную и внутреннюю торговлю лицензиями на изобретения и ноу-хау зависит тот экономический эффект, который получат организации от этих внешнеторговых сделок.

Выработка научно-обоснованной политики обеспечения экономической безопасности и технологической неуязвимости при осуществлении международной и внутренней торговлей, содержащей ноу-хау и координация проведения этой политики в жизнь должны явиться основой обеспечения интересов государства, предприятий и авторов ноу-хау в области его использования как в Российской Федерации, так и в других странах участниках Содружества Независимых Государств. Это особенно важно в условиях вхождения страны в систему глобального мирохозяйствования, дальнейшему развитию и совершенствованию существующих внешнеэкономических связей, а также активизации торговли лицензиями внутри страны.

К сожалению, по моим наблюдениям на предприятиях о ноу-хау очень мало знают. О том, что необходимы серьезные исследования, анализ практики, выработка принципов и методов выявления, оценки значимости, сохранения в тайне и технике внутренней и внешней торговли ноу-хау знают единицы. В действительности откладывать решение этих проблем нельзя, решаться они должны одновременно и максимум в 1-2 года должны создаваться внутрифирменные системы, надежно обеспечивающие интересы создателей ноу-хау в стране и за рубежом.

К наиболее существенным вопросам, которые призвана решать внутрифирменная система необходимо отнести следующее:

1. Организация выявления ноу-хау на всех стадиях разработки, создания, эксплуатации, обслуживания, ремонта, совершенствования и утилизации новой техники и технологии.

2. Организация технико-экономической и коммерческой оценки значимости выявленного ноу-хау для воспроизводства новейшей технологии и принятия решения о дальнейшем его использовании в стране и за рубежом.

3. Организация сохранения ноу-хау в тайне и предотвращения его разглашения в целях коммерческой реализации ноу-хау на внутреннем и внешних рынках по лицензионным соглашениям, когда это целесообразно и экономически выгодно государству, предприятиям и авторам ноу-хау.

4. Разработка научно обоснованных инструментов, тактики и техники проведения переговоров и коммерческой реализации ноу-хау отечественным и зарубежным фирмам по лицензионным договорам.

5. Создание единой политики в отношении персонала работающего с ноу-хау, не позволяющей нести потери предприятиям, но и не нарушающей прав и свобод персонала.

Литература

1. Solomon J.-J. Les politiques d’innovation en Europe P. 1989

2. Link A.N. Research and development in U.S. manufacturing. N.Y., 2001

3. Norris K., Vaizey J. The economics of Research and Technology. L., 1973

4. Falk C.E. Dynamics and Forecasting of R&D Funding. N.Y. 1974

5. Сноу Ч.П. Две культуры. М., 1973

6. UNESKO. Statistical yearbook. 2002-2003

7. Russian Economic Trends. Monthly Update. Blackwell, 2002

8. Williamson O. The economic Institution of Capitalism. N.Y. 1995

9. Nelson R., Winter S. An Evolutionary Theory and Economic Change. Cambridge. 2002

10. Forsgren M. Firms in Networks. A new Perspective on competitive Power. Uppsala, 2003

11. Abegglen J.C., Stalk G.Jr. Kaisha. The Japanese Corporation. Tokyo, 2001

12. Gerlach M.L. Alliance capitalism: the social organization of Japanese business. Berkley, 2002

13. Fanchi J.R., Davis T.L. State of the art of 4d seismic monitoring: the technique, the record and the future//Oil & Gas J. 2003

14. Hayek F.A. The Use of Knowledge in Society. AR., 2003

15. Shiller D. Digital Capitalism: Networking the global Market System. Wiley, 1999

16. Lynch D.C., Heeter L. Digital Money: The New Era of Internet commerce. L. 2003

17. Manufacturing systems overview//Digital Equipment Corporation. Training material, 2002

18. U.S. Space Programs. Washington: CRS Issue Brief, 1998

19. Space News. 2003. Vol 2. №4

20. Science and Engineering Indicators. NSF. 1998

21. IBM Annual Report 2001. IBM, 2002

22. Grupp H. Science and High technology of EU countries//Cambridge journal of Economics. 2002. vol. 18 № 1

23. Amendola G., Perrucci A. European patterns of specification in high-technology products: a new approach//STI Review. 2002. vol. 12

24. Sharif M.N. Basis for Techno-economic Policy analysis//Science and Public Policy. 2002. vol 8

25. Pananathan K. Measurement of Technology at the firm Level. 2001.

26. Census of manufacturers. U.S. Department of commerce. Bureau of the Census. Washington. Annual Survey of Manufactures. Expenditures for Plant and Equipment, Book value of Fixed Assets, Rental Payments for Buildings and Equipment. Depreciation and Retirements (yearly).

27. Markusen A., Hall P., Glasmeier A. High-Tech America: The What, How, Were and Why of the Sunrise Industries. Winchester, MA: Allen & Unwin, Inc., 1986.

28. Machlap F. Knoledge: Its Creation, Distribution and Economic Significance. Princeton. HJ: rinceton University Press. 1983

29. Blaug M. An Introduction to the Economics of Education. Allen Lane. 2000

30. Costell R.M. Can centralized educational standards raise welfare? Elsevier Science. 2001

31. Statistical Abstract of the United States. Washington. 2002

32. Science and Engineering Indicators – 2001. NSF. Washington, 2002

33. Science and Engineering Indicators – 2002. NSF. Washington, 2003

34. American Association for the advancement of Science. Directorate for Science and Policy Programs. Reports. 2001.2002.

35. Basic statistics of the European Union. Luxembourg. 2002

 

  1. “Гражданское законодательство Российской Федерации”: Сборник нормативных документов. В 2-ух томах, Т.1. – М.: ИНФРА – М. 1997г.
  2. “Международные договоры и соглашения в области охраны интеллектуальной собственности”. – М.: ВНИИПИ, 1997. – 277с.
  3. “Зарубежное патентное законодательство”. – 2-е издание, доп., в 2-ух томах, Т.2.- М.:ИНИЦ Роспатента, 1998.-368с.
  4. “Изобретения, промышленные образцы, полезные модели (нормативные документы)”. – М.: ФИПС, 1999. – 344с.
  5. 5.Англо-русский словарь по промышленной собственности: Ок. 8500 терминов / Рос. Агентство по патентам и товарным знакам; Сост. Глядков С.В.; Под ред. Липатова В.П. – М.: ВНИИПИ, 1997. - 186 с.
  6. Блинников В.И., Григорьев А.Н., Еременко В.И. Евразийское патентное законодательство: Коммент. и нормативные акты. – М.: ВНИИПИ, 1997. - 221 с.
  7. Будапештский договор о международном признании депонировании микроорганизмов для целей патентной процедуры / ВПТБ. Справочно-библиографический отдел. – М., 1995. - 37 с.
  8. Буряк Е.М. Азбука договора о патентной кооперации (РСТ): (Основные сведения) / Всерос. НИИ патентной информации. – М., 1996. - 233 с.
  9. Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС). – М., 1994. - 49 с.
  10. Гальперин Л.Б., Полежаева С.П. Ноу-хау: понятия, правовая охрана и договорная реализация: Препринт / РАН. Сиб. отделение. ИЭиОПП. - 48 с.
  11. Грешнева Н.П., Орлова В.В. Методические рекомендации по вопросам отнесения заявленных обозначений, товарных знаков и знаков обслуживания к категории вошедших во всеобщее употребление как обозначения товаров и услуг определенного вида. – М., 1997. - 10 с.
  12. Грешнева Н.П. и др. Методические рекомендации по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания. – М., 1997. - 14 с.
  13. Грешнева Н.П., Орлова В.В. Методические рекомендации по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство. – М., 1997. - 20 с.
  14. Договор о патентной кооперации (РСТ) / РГПБ – М., 1995. - 46 с.
  15. Договор о патентной кооперации (РСТ). Инструкция к РСТ / Всемирная организация интеллектуальной собственности, Всерос. НИИ патентной информации. – М.: ВНИИПИ, 1996. - 280 с.
  16. Еременко В.И. Антимонопольное законодательство зарубежных стран / Рос. агентство по патентам и товарным знакам, Всерос. НИИ патентной информации. – М.: ВНИИПИ, 1997. - 180 с.
  17. Законодательство государств СНГ в области промышленной собственности: В 2 т. / Григорьев А.Н., Еременко В.И., Качанов Ю.В. и др.; Под общ. ред. Блинникова В.И.; Всерос. НИИ патентной информации. – М., 1996. – Т. 1. - 147 с.
  18. Законодательство государств СНГ в области промышленной собственности: В 2 т. / Григорьев А.Н., Еременко В.И., Качанов Ю.В. и др.; Под общ. ред. Блинникова В.И.; Всерос. НИИ патентной информации. – М., 1996. – Т. 2. - 439 с.
  19. История техники в патентной документации: Календарь знаменательных дат. – М., 1997. - 27 с.
  20. Как защитить интеллектуальную собственность в России. Правовое и экономическое регулирование: Справочное пособие / Корчагин А.Д., Талянский В.Б., Полищук Е.П. и др.; Под ред. Корчагина А.Д. – М.: ИНФРА-М, 1995. - 336 с.
  21. Как получить Евразийский патент. – М., 1996. - 34 с.
  22. Калинин М.М. Предмет изобретательства / Всерос. НИИ патентной информации. – М.: ВНИИПИ, 1997. - 190 с.
  23. Калинин М.М. Экология и изобретательство. – М., 1996. - 52 с.
  24. Картахенское соглашение по охране промышленной собственности (Андский пакт) / РГПБ. – М., 1995. - 25 с.
  25. Кодекс интеллектуальной собственности Франции / Рос. агентство по патентам и товарным знакам, Всерос. НИИ патентной информации. – М.: ВНИИПИ, 1997. - 136 с.
  26. Колесников А.П. Пособие по работе с официальными патентными бюллетенями. – М., 1996. - 101 с.
  27. Евразийское патентное законодательство. Комментарий и норамтивные акты/ В.И.Блинников, А.Н.Григорьев, В.И.Еременко. - М.: ВНИИПИ, 1998. - 274 с.
  28. Законодательная защита интеллектуальной собственности/ Мат-лы семинара. - Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1998. - 128 с.
  29. ИНИЦ: новости патентной информации. - N 1.(июль-декабрь). - 1998.
  30. Интеллектуальная собственность: охрана, защита прав, коммерческая реализация и образование: Тез. докл. - Новосибирск, 1999. - 46 с.
  31. Кекишева Н.П., Ненахов Г.С., Максимова В.В. Реферирование патентной документации. - М.: ИНИЦ, 1998. - 75 с.
  32. Козырев А.Н. Оценка интеллектуальной собственности. - М.: Экспертное бюро-М, 1997. - 289 с.
  33. Колесников А.П. История изобретательства и патентного дела (Важнейшие события и факты в истории отечественного изобретательства). - М.: ИНИЦ, 1998. - 271 с.
  34. Корзников А.М., Финкель Н.К. Зарубежный опыт судебного рассмотрения споров о квалификации изобретений. - М.: ВНИИПИ, 1998. - 72 с.
  35. Бичурин Р.Ч., Талисман Е.Л. Рынок лицензий в области нефтепереработки и нефтехимии // Патенты и лицензии. - 1997. - N 9. - С.18-25.
  36. Буряк Е.М. Италия: использование патентов и принудительные лицензии // Патентное дело. - 1995. - N 4-5. - С.82-83.
  37. Буряк Е.М. Принудительные лицензии в Южной Африке // Патентное дело. - 1995. - N 4-5. - С.83-84.
  38. Буряк Е.М. Проблемы юрисдикции при международном лицензировании промышленной собственности // Патентное дело. - 1995. - N 4-5. - С.79-80.
  39. Верина О. ГК РФ о понятии и условиях договора по лицензионным соглашениям на объекты интеллектуальной собственности // Интеллектуальная собственность. - 1996. - N 1-2. - С.30-34.
  40. Верина О. Ограничительные условия в лицензионных договорах // Интеллектуальная собственность. - 1996. - N 7-8. - С.21-24.
  41. Власова М.А. Лицензионные контракты и определение стоимости лицензий при патентной форме охраны изобретения. - М.: ПЦ Ориентир, 1992. - 38 с.
  42. Воронцова Л. Режим конфиденциальности по лицензионным договорам // Интеллектуальная собственность. - 1995. - N 11-12. - С.31-33.
  43. Евдокимова В.Н. Договор коммерческой концессии в Гражданском кодексе Российской Федерации // Пробл. пром. собст-сти. - 1997. - Вып. 9. - С.18-25.
  44. Евдокимова В.Н. Практика регистрации лицензионных договоров // Пат. информация. - 1995. - Вып. 6. - С.42-48.
  45. Евдокимова В.Н. Российский рынок лицензий: проблемы становления // Патенты и лицензии. - 1995. - N 5. - С.1-4.
  46. Евдокимова В.Н. Рынок лицензий в России: состояние, проблемы, перспективы развития // Пробл. пром. собст-сти. - 1997. - Вып. 5. - С.63-68.
  47. Евдокимова В.Н. Что нужно знать, заключая лицензионный договор? // Патенты и лицензии. - 1996. - N 5. - С.15-22.
  48. Евдокимова В.Н. Экспорт лицензий: проблемы государственного регулирования // Патенты и лицензии. - 1996. - N 3. - С.1-5.
  49. Евдокимова В.Н., Еременко В.И. Монополизм в области промышленной собственности // Патенты и лицензии. - 1995. - N 4. - С.12-18.
  50. Еременко В.И., Евдокимова В.Н. Недобросовестная торговая практика при заключении лицензионных договоров // Пат. информация. - 1995. - Вып. 5. - С.39-49.
  51. Еременко В.И., Евдокимова В.Н. Совершенствование системы лицензирования в Европейском союзе // Патенты и лицензии. - 1997. - N 7. - С.31-35.
  52. Зарубинский Г.М. Основной принцип законодательства - “не навреди” // Патенты и лицензии. - 1997. - N 10. - С. 21- 25.
  53. Засорин О.Н., Борисенко Т.Н. Правила подачи и рассмотрения заявления патентообладателя о предоставлении права на открытую лицензию и публикации сведений о таком заявлении. - М.: ВНИИПИ, 1995. - 10 с.
  54. Кравец Л.Г. Британская практика лицензирования товарных знаков // Патентное дело. - 1997. - N 11-12. - С.45-46.
  55. Кравец Л.Г. Интернет и лицензирование товарных знаков // Патентное дело. - 1997. - N 7. - С.49-52.
  56. Кравец Л.Г. Лицензирование прав собственности в индустрии развлечений // Патентное дело. - 1997. - N 11-12. - С.43-45.
  57. Кравец Л.Г. Обзор лицензирования интеллектуальной собственности в России // Патентное дело. - 1997. - N 3. - С.40-42.
  58. Кравец Л.Г. Оценка риска при лицензировании товарных знаков // Патентное дело. - 1997. - N 11-12. - С.51-54.
  59. Кравец Л.Г. Размеры роялти в лицензионных соглашениях // Патентное дело. - 1997. - N 11-12. - С.46-47.
  60. Крылов И. Как продать лицензию // ИР. - 1992. - N 3. - С.24-25.
  61. Лынник Н. Лицензионные операции // Журнал “НОУ-ХАУ”. - 1992. - N 2-3. - С.27-29.
  62. Лынник Н. Патенты и лицензии: экономические аспекты // Журнал “НОУ-ХАУ”. - 1992. - N 1. - С. 21-26.
  63. Мухамедшин И.С. Вопросы собственности в лицензионных операциях // Патентное дело. - 1995. - N 1. - С.55-57.
  64. Мухамедшин И.С. Как достичь успеха при передаче результатов НИР на лицензионной основе? // Патентное дело. - 1995. - N 1. - С.51-54.
  65. Мухамедшин И.С. Лицензирование в объединенной Германии // Патентное дело. - 1995. - N 1. - С.58-60.
  66. Мухамедшин И.С. Определение ставок роялти // Патентное дело. - 1995. - N 2. - С.46-48.
  67. Мухамедшин И.С. Посредники в лицензионной деятельности могут привести к успеху // Патентное дело. - 1995. - N 2. - С.48-50.
  68. Мухопад В.И. Лицензионная торговля: маркетинг, ценообразование, управление. - М.:
  69. Мухопад В.И. Становление российского рынка лицензий // Патенты и лицензии. - 1994. - N 12. - С.1-5.
  70. Мухопад В.И., Попов Ю.И. Лицензионные стратегии на российском рынке // Патенты и лицензии. - 1995. - N 10. - С.1-3.
  71. Наумов А.В., Потемкин О.А. Патентно-лицензионное обеспечение государственного оборонного заказа // Патенты и лицензии. - 1996. - N 2. - С.1-6.
  72. Новосельцев О.В. Стратегия защиты и использования промышленной собственности // Патенты и лицензии. - 1994. - N 1-2. - С.6-9.
  73. Поляков В.П. Глобализация рынка усиливает необходимость в перекрестном лицензировании // Патентное дело. - 1996. - N 2-3. - С.79-81.
  74. Поляков В.П. Определение цены изобретения // Патентное дело. - 1996. - N 1. - С.57
  75. Бромберг Г.В., Розов Б.С. Интеллектуальная собственность: действительность переходного периода и рыночные перспективы. - М., 1998. - 208 с.
  76. Бромберг Г.В. и др. Рекомендации по определению стоимости объектов промышленной собственности / Г.В. Бромберг, В.Ю. Хин, Н.В. Лынник. - М., 1998. - 25 с.
  77. Демушкин А.С. Организация работы с документированной информацией ограниченного доступа // Делопроизводство. — 1998. — № 2. — С. 37—42.
  78. Кисловская Г. Долговечная бумага как гарант сохранности печатного слова // Библиотека. — 1998. — № 11. — С. 34—35.
  79. Реуцкая С.А. Доставка документов // Информационно-аналитическое обеспечение предприятий и организаций: Материалы IV междунар. науч.-практ. конф. — Владивосток, 1998. — С. 178—182.
  80. Белова Н. Будущее за единым патентно-информационным пространством // Библиотека. — 1998. — № 11. — С. 78—79.
  81. Как получить евразийский патент / М.В. Пантелеев, А.В. Сенчихин, В.И. Еременко и др. ; Рос. агентство по патентам и товар. знакам. — 2-е изд., доп. — М., 1998. — 40 с.
  82. Колесников А.П. Патентная документация стран ближнего зарубежья / Рос. агентство по патентам и товарным знакам. — М., 1998. — 122 с.
  83. Мухопад В.И. Лицензионная торговля: маркетинг, ценообразование, управление / Рос. агентство по патентам и товар. знакам. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 1998. — 338 с. — Прил.: с. 292—338.
  84. Самгин Ю.С. Зарубежное патентование, продажа лицензий на изобретения и “ноу-хау” и оказание услуг типа “инжиниринг” (с практическим примером) / Пат.-правовая фирма “Самгин”. — 4-е изд., перераб. и доп. — М., 1998
  85. Капитан Ж.В. Электронная библиотека на CD-ROM // Информационно-аналитическое обеспечение предприятий и организаций: Материалы IV междунар. науч.-практ. конф. — Владивосток, 1998. — С. 173—178.
  86. Кузнецов С.Л. Проблемы создания электронного архива: опыт архива Горбачев-Фонда // Делопроизводство. — 1998. — № 2. — С. 49—51.
  87. “Источники информации для проведения патентных исследований”./Скорняков. Э.П. и др./изд. 2-е исправленное и доп. – М.: ИНИЦ, 1999.- 87с.
  88. “Патентные исследования при технологическом аудите”./Скорняков. Э.П./ -М.: ИНИЦ, 1999.- 73с.
  89. “Современные средства автоматизации патентного поиска”./Кравец Л.Г. – ИНИЦ Роспатента, 1999. – 62с.
  90. “Развитие информационной продукции и услуг фирмы “Дервент”./Кравец Л.Г. -М.: ИНИЦ Роспатента, 1999.- 49с.
  91. “Использование патентной документации на CD-ROM при проведении патентных поисков”./Ненахов Г.С. и др. – М.: ИНИЦ, 1999.- 120с.
  92. “Проведение патентных поисков в удаленных базах данных”./Ненахов Г.С. и др. – М.: ИНИЦ Роспатента, 1999. –105с.
  93. “Патентно-информационное обеспечение конкурентной разведки”./Кравец Л.Г. и др. –М.: ИНИЦ Роспатента, 1999. –59с.
  94. “Информационные центры России обрабатывающие и распространяющие научно-техническую информацию”. /Румянцева Н.Д. – М.: ВНИИПИ, 1997. – 26с.
  95. “Реализация интеллектуальной собственности – условие экономического успеха”./Бромберг Г.В. – М.: ИНИЦ Роспатента, 1999. – 102с.
  96. “Лицензионная торговля: маркетинг, ценообразование, управление”./Мухопад В.И. – издание 2-е, перераб. и доп. – М.: ИНИЦ, 1998. – 339с.
  97. “Реализация прав на объекты интеллектуальной собственности: Тезисы докладов научно – практической конференции”. –М.: Роспатент, 1998. –74с.
  98. “Оценка бизнеса и инновации”./ Валдайцев С.В. – М.: “Информационно-издательский дом “Филинъ”, 1997. – 336с.
  99. “Рекомендации по определению стоимости объектов промышленной собственности”./Бромберг Г.В. и др. – М.: ИНИЦ, 1999-25с.
  100. “Стратегия и тактика ведения переговоров при торговле лицензиями и ноу-хау”./Соколов. С.А. – Т.1. – М.: ИНИЦ, 1998. – 119с., Т.2. – М.:ИНИЦ Роспатента, 1999. – 76стр.
Дата публикации: 12 апреля 2004
Источник: SciTecLibrary.ru

Вы можете оставить свой комментарий по этой статье или прочитать мнения других в следующих разделах ФОРУМА:
Свернуть Защита интеллектуальной собственности и авторских прав
Диспуты по темам изобретательства. Вопросы по изобретениям, проблемы на пути изобретателей и методы их решения.
Патентование. Все о патентовании изобретений, полезных моделей, промышленных образцов и товарных знаков.
Нерешенные задачи. Здесь идет обсуждение нерешенных задач: безопорный двигатель, вечный двигатель, преодоление гравитации и пр.
Свернуть Точные науки и дисциплины
Дебаты по Теории Относительности Эйнштейна. Все кому не лень хотят опровергнуть Теорию Относительности Эйнштейна. Вам предоставляется слово для аргументации.
Физика, астрономия, математические решения. Физико-математические вопросы, наблюдения, исследования, теории и их решение.
Физика альтернативная. Новые взгляды на физические законы, теории, эксперименты, не вписывающиеся в общепринятые законы физики.
Teхника, узлы, механизмы, электроника и аппаратура. Все про технику, приборы, детали, узлы и механизмы. Электроника, компьютеры, программное обеспечение. Новые технические решения в самых разных областях.
Биология, Генетика, Все о жизни. Генетика и другие вопросы биологии. Их развитие. Медицина. Биотехнологии, агротехника и сельское хозяйство. Эволюционные теории и альтернативные им.
Химия. Вопросы по химическим технологиям, разработкам и применению химических материалов. Химические элементы и их свойства.
Геология, все о Земле и ее обитателях. Геология, метеорология, антропология, сейсмология, атмосферные явления и непознанные эффекты природы.
Свернуть Мозговой штурм
Генератор решений. Здесь Вы можете заработать реальные деньги, помогая решать фирмам, предприятиям и частным лицам те или иные технические задачи, которые перед ними стоят. Те, кто ставят задачи перед участниками должны обозначить гонорар за ее решение и перевести указанную сумму на общий счет генератора.
Головоломки. Если у Вас есть желание поломать голову над интересными логическими задачами - Вам сюда.
Гипотезы. В этой теме идет обсуждение гипотез и предположений, основанных чисто на теории и логике.
Найди ляп! Этот раздел для тех, кто хочет мысленно расслабиться. Он посвящен задачам по поискам ляпов, которые встречаются в литературе, интернете, кино и на телевидении.
Свернуть Взгляд в будущее и настоящее
Глобальные темы. Вопросы касающиеся всех. Глобальные угрозы и злободневные темы современности.
Наука и ее развитие. Все о развитии науки, направлениях и перспективах движения научной мысли и знаний.
Новая Цивилизация. Принципы социального устройства новой цивилизации. Увеличение роли созидательного интеллекта... Отдалённые перспективы развития человечества...
Вопросы без ответов. Этот раздел посвящен вопросам и проблемам, которые до сих пор не решены. Предлагайте свои решения.
Военная стратегия и тактика современных боевых действий. Об особенностях современного военного искусства. Проблемные вопросы теории и практики подготовки вооруженных сил к войне, её планирование и ведение в различных конфликтах на планете.
Свернуть Гуманитарные науки и дисциплины
Философские дискуссии. Диспуты по вопросам жизни, сознания, бытия и иных философских понятий.
Экономика. Вопросы по экономике и о путях развития России и других стран.
Социология, Политология, Психология. В этом разделе обсуждаются вопросы, как отдельных частных исследований данных наук, так и проблема соотношения этих наук с остальными.
Образование. Все об образовании: как учить, кому учить, чему учить и кого учить.
Религия и атеизм. Вопросы религий и атеистические взгляды, религиозные споры.

Хотите разместить свою статью или публикацию, чтобы ее читали все?
Как это сделать - узнайте здесь.

Назад

 
О проекте Контакты Архив старого сайта

Copyright © SciTecLibrary © 2000-2017

Агентство научно-технической информации Научно-техническая библиотека SciTecLibrary. Свид. ФС77-20137 от 23.11.2004.