СТАТЬИ И ПУБЛИКАЦИИ

Вход или Регистрация

ПОМОЩЬ В ПАТЕНТОВАНИИ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ФОРУМ Научно-техническая библиотекаНаучно-техническая библиотека SciTecLibrary
 
Cтатьи и Публикации    Теория Относительности Эйнштейна и ее критика ОБ ОСНОВАХ ФИЛОСОФИИ ЕДИНОГО ПОЛЯ

ОБ ОСНОВАХ ФИЛОСОФИИ ЕДИНОГО ПОЛЯ

Доклад представлен на Международный Конгресс-2000 “Фундаментальные проблемы естествознания и техники”, Санкт-Петербург

© Бондаренко Олег Ярославович

Контакт с автором: newphysics@mail.ru,

Тел.: (996 312) 65-03-98 (р), 47-03-36 (д) 

Данный доклад является структурным продолжением докладов “Об альтернативном объяснении эффекта красного смещения” и “О стреле оптимальности и невозможности тепловой смерти Вселенной”; он не может быть рассмотрен в отрыве от них.

Зачем нужна ФЕП?

На протяжении ХХ столетия физика пыталась создать теорию единого поля. В физическом энциклопедическом словаре о ней сказано так: это – единая теория материи, призванная свести многообразие свойств элементарных частиц и законов их взаимопревращения (взаимодействия) к неким универсальным принципам.

Очень большую работу в области разработки теории единого поля проделал Альберт Эйнштейн (он называл эту теорию теорией великого объединения всех физических полей). Фактически Эйнштейн стал одним из основателей самого термина, понятия. Однако Эйнштейну не удалось решить поставленную перед собой задачу. Кроме Эйнштейна, теорию единого поля пытались создать многие. Достаточно вспомнить имена Лоренца, Эддингтона, Ми, Вейля, Гейзенберга, Уллера, Салама, Вайнберга, Глэшоу и многих других. Однако все они в той или иной степени потерпели неудачу. Как разочарованно подытожил немецкий физик Шмиутцер, создание такой теории, по-видимому, невозможно.

Т.о., теория единого поля со временем превратилась в какую-то химеру, нечто наподобие философского камня.

В чем причина неудач? Сегодня нам представляется, что причина заключена отнюдь не в физике. Теория единого поля является – или должна являться – стержневым центром метанауки будущего; на базе ее со временем могут объединиться в одно целое не только все научные дисциплины, но и искусство и даже религия. Теория единого поля есть прообраз объединенных знаний человечества вообще, его высшей интуиции, чувственности, его умения понимать и осознавать природу Сущего.

Поэтому наивно искать ответ лишь в одной из ветвей знания, пусть даже очень важной. Думается, что создателям теории единого поля нужно было бы с самого начала выйти из границ узкопрофессиональных физических знаний.

Главная проблема сегодня заключается не в физике, а в философии. Любые физические проблемы легко решаемы при условии, что в руках физиков окажется разработанная философия единого поля. Между тем, построить последнюю тоже далеко не просто. Подобно физике, современная философия переживает затянувшийся кризис; он выражается, в первую очередь, в кризисе методологии и гносеологии – об онтологии говорится меньше, но ясно, что и она повязана одной ниточкой с другими философскими разделами.

Физика стала сегодня чрезмерно разветвленной, узкоспециализированной, “навороченной”; она оторвалась от своих корней. Философия стала сегодня слишком элитарной, аристократически “изысканной”, существующей ради самой себя – философия ради философии; она тоже давно оторвалась от корней.

Нам кажется, что новая эпоха вызовет к жизни совершенно новую физику и совершенно новую философию, причем философия в этом дуэте на первых порах все-таки будет лидировать. Возможно ли это? Вспомним слова Альберта Эйнштейна: “Все знают, что это невозможно. Но находится один невежда, который этого не знает. Он-то и делает открытие”.

Давайте честно зададим себе вопрос: готовы ли мы к переменам? Готовы ли сегодняшние специалисты по физике принять зарождающуюся неофизику? Готовы ли философы с академическим образованием впустить в свой дом методологию, гносеологию и онтологию другого поколения?..

Практика подсказывает ответ – пока нет. Часто мы всю жизнь гоняемся за идеалом, не желая признавать идеал в том, что проходит мимо нас. Кто виноват: идеал или мы сами? Видимо, причину все-таки нужно искать в нас самих.

На взгляд автора, прообраз теории и философии единого поля сегодня в мире уже реально существует. Он создан. Другое дело, что в нем не желают видеть искомое – уж слишком оно не похоже на то, чем занимались Эйнштейн, Гейзенберг, Салам. И сегодня теория и философия единого поля вынуждена воплощаться в образ эдакого гадкого утенка.

Давайте назовем направления, которые, на наш взгляд, в той или иной мере относятся к философии иного уровня (философии единого поля):

а также основные философско-методологические аспекты учений Вернадского и Чижевского.

Из всего вышеперечисленного мир к сегодняшнему дню безусловно принял лишь разработки Винера и Шеннона. Альтшуллеру всю жизнь не давали работать, Хаббарда преследовали судебными исками, Гумилёв отсидел четырнадцать лет. Это нормально?..

Есть сегодня и достаточно стройная физическая теория единого поля. К ее недостаткам, видимо, нужно отнести лишь методологическую слабость – автор этой теории не знаком с выше перечисленными разработками в области философии единого поля. Я имею в виду общую и квантовую теорию гравитации киргизского физика-теоретика Самата Кадырова. Как мир отнесся к Кадырову? На его родине, в Киргизии, Кадыров не может публиковаться, ему не дают читать лекции ни в одном из университетов, демонстративно не приглашают на семинары и конференции, проходящие в Бишкеке. Неужели это нормально?..

Странно осознавать, что на пороге XXI века человечество так ничему и не научилось – если иметь в виду историю науки. Забыты биографии Людвига Больцмана, Роберта Мейера, Сади Карно, забыта трагедия Игнаца Земмельвейса, Джозефа Листера и сотен других ученых, считавшихся в свое время нетрадиционными.

Итак, ответим на вопрос: может ли быть создана действующая теория единого поля? Да, может. Но при условии, что человечество не забудет свою историю и начнет учиться на ошибках. И если оно когда-нибудь поймет, что не нужно гнаться за химерой, маячащей вдали, – идеал часто находится вблизи нас, главное уметь его распознать. Теория и практика единого поля объединяют всё. Если мы хоть что-то начнем выкидывать, в чем-то начнем сомневаться, то искомый результат ускользнет от нас.

О единстве и многообразии

На наш взгляд, корень проблемы заключен в отношении к вопросу о единстве и многообразии. С одной стороны, современные мыслители не успевают повторять, что мир един, с другой – они же постоянно подчеркивают его бесконечное разнообразие. Мы привыкли считать, что это – разные выражения суть одного и того же. Но не содержится ли здесь ошибки? Действительно ли можно поставить знак равенства между выражениями: “мы – это одно” и “нас слишком много и мы слишком разные”?

В зависимости от того, что исследователи поставят во главу угла – единство или многообразие, что сделают своей базой, фундаментом, отправной точкой, и будет формироваться система их представлений о вселенной и человеке.

Единство есть нечто простое. Многообразие – множественное, усложненное. Традиционно считается, что любой процесс развивается от простого к сложному; так ли это, вернее, заканчивается ли на этом весь цикл?

Давайте дадим определение многообразию. Оно есть бесконечное (или конечное, но стремящееся к бесконечности) множество форм и модификаций этих форм. А каково определение единства? На наш взгляд, оно по существу двояко:

  1. Единое есть нечто исходное, начальная субстанция, порождающая все многообразие форм. Мир идет от единого по усложнению.
  2. Единое есть некая субстанция, пронизывающая все существующие формы и позволяющая видеть в них сущность, субстрат, а также – при желании – абстрагироваться от этих форм. В данном случае единое выполняет скелетную роль. Оно является не исходным, но объединяющим началом или, если угодно, точкой завершения, подведения итогов, конечной точкой (конечное всегда относительно; в этом плане показательны столь любимые Л.Н.Гумилёвым слова: “Конец и вновь начало”). Такое единое статично. Мы можем назвать его также содержанием.

Т.е. мы должны сознавать, что материнское единое и скелетное единое не тождественны.

Т.о., у нас есть: а) исходное (материнское) единое, которое можно назвать нулевым уровнем, б) многообразие форм, которое происходит от материнского начала, – будем считать его следующим уровнем, и, наконец, в) конечное (скелетное) единое, которое можно также назвать завершающим уровнем; оно будет абстрагироваться от форм, подобно уровню исходному, но, естественно, будет от последнего отличаться. Изобразим все это так:

Сначала форм не было – ничего не было. Потом формы появились. Наконец, мы возносимся над формами и переносим акцент на содержание. Такова последовательность операций. А можно нарисовать и так:

 

Крайние точки на этом ромбе – точки единства (разного порядка). Промежуточные точки – точки многообразия. Мы не можем валить в одну кучу и те, и другие: и единство, и многообразие, т.е. и формы, и содержание. Если мы будем ОДИНАКОВО относиться к форме и содержанию, то окажемся на уровне 0,5 – см. рисунок. Если мы будем отдавать предпочтение форме, то скатимся на исходный уровень. Лучше всего акцентировать внимание на исследовании содержания. Тогда мы возвысимся над процессом. Но для этого нам надо: 1) понять, что формы второстепенны, не важны, 2) придти к адекватной оценке ЕДИНСТВА, т.е. содержания, сделать ставку именно на содержание.

Не единство и многообразие! Нет! Нельзя уравнять в правах уровни 0,5 и 1 – иначе мы так и останемся на уровне 0,5 (50:50)! Или единство, или многообразие. Или содержание, или форма. Только так! Философия единого поля дискретна.

К сожалению, современный мир пока не видит разницы между низшим и высшим единством. Для него характерна линейность, т.е. непонимание того, что в мире существует иерархия, в данном случае – многоуровневое развитие процессов. Многие гуманитарии считают даже, что возврат к чему-то единому, унифицирующему есть дурной тон; например, психологи настаивают на неповторимости внутреннего мира человека и невозможности сведения психики к каким-то единым, универсальным показателям. Но психологи выступают против низшего единого. Они не сознают, что единое может быть и высшим, объединяющим (в данном случае речь идет о коэффициенте, характеризующем соотношение сознательного и бессознательного, – его под названием тон разработал Р.Хаббард).

Традиционно считается, что динамика лучше статики. Но ведь статику можно рассматривать двояко: как нечто низшее и как статику следующего уровня – статику-штрих. Смешение двух статик в одно есть то же самое непонимание уровневой природы процессов.

Линейности соответствует уровень 0,5. Многоуровневости – уровень 1. Многоуровневость не боится статики. Ибо исследует содержание, а содержание статично, чем отличается от динамичных форм.

Как измерять содержание (качество) и форму (количество)?

Вот так:

На левом рисунке мы видим статичное изменение уровней качества. На правом – динамичный переход от форме к форме.

Если соединить оси абсцисс и ординат, то получим график уровневого развития процесса, который включает в себя зависимость форм от содержания, т.е. количества от качества. Добавив третью ось – время, мы тем самым можем создавать пространственные графики. Вот примеры:

 

Зависимость: качество – количество – время:

То же, в трехмерном пространстве:

Зачем нужны эти графики? Для компьютерного моделирования процесса с учетом его изменения по уровням качества.

Выделение, расчленение, объединение

Любой процесс – например процесс познания – проходит в своем развитии как минимум три стадии. Выделение предполагает, что мы замечаем объект, подлежащий исследованию, выделяем его из всех других. Раньше он для нас был просто серым “предметом обстановки”, теперь мы остановили на нем свое внимание. Т.е. поставили задачу.

Расчленение предполагает, что мы разбираем объект “по винтикам”, делаем его анализ. Превращаем ранее нечто монолитное (единое) в разобранный механизм. Разобранные детали описываем, классифицируем, систематизируем.

Объединение предполагает, что, познав объект, его устройство, мы вновь собираем его воедино, чтобы объект действовал и дальше. Т.е. мы производим синтез.

Пример: мальчик решил исследовать будильник. Сначала он остановит на нем свое внимание, выделит. Это равносильно тезису. Затем разберет на составляющие, расчленит. Был работающий непознанный будильник – и вот он отрицается в качестве такового. Это есть отрицание тезиса, антитезис. Наконец, мальчик соединяет в одно целое несочетаемые вещи: непознанный, но работающий будильник и познанный, но неработающий, – т.е. он вновь собирает механизм. Это есть отрицание отрицания, синтез.

Был будильник (внешний признак) – стал будильник (внешний признак). Что изменилось? У мальчика в результате завершения цикла появились знания (внутренний признак, т.е. свойство, содержание):

внешний признак:

внутренний признак:

стало:

1

1

было:

1

0

Или, с учетом того, что мы на высшем уровне абстрагируемся от форм (т.е. от внешних признаков), так:

0

1

1

0

Вот то же на рисунках:

Здесь мы вводим в систему элементы матричного исчисления. Философия единого поля в значительной степени построена на математике.

Чтобы исследовать природу содержания, мы должны поставить во главу угла именно внутренние признаки (правый рисунок). Т.о., философия единого поля:

а) до некоторой степени субъективна, т.к. она разработана человеком, а не стопроцентно объективным Господом Богом;

б) она дискретна, ей знакомо матричное исчисление, и она подчиняется правилам компьютерного моделирования;

в) вместе с тем, она не порывает с традиционной философией, лишь меняя ее и приспосабливая под собственные потребности.

Философия единого поля в равной степени работает с формами, динамикой (материализм), ибо в процессе работы отталкивается от них, чтобы впоследствии выделить из них содержание и абстрагироваться от форм. Философия единого поля также имеет дело с содержанием, статикой (идеализм), но не отделяет их от форм, а лишь ставит на высший, конечный уровень.

Философия единого поля синтезирует в себе материализм и идеализм. Хотя и не является, строго говоря, ни тем, ни другим:

Суть философии единого поля – вычленение содержания. Естественно, с точки зрения исследователя (т.е. человеческой, до некоторой степени субъективной). Это делается не только априорно, но и с помощью соответствующего научного аппарата: математики, компьютерного моделирования.

От простого к сложному, от сложного – к простому

Т.о., мы приходим к выводу: любой процесс развивается от простого (исходного) к сложному и от сложного – к возвышенно простому (конечному), или простому следующего уровня. От 0 к 0,5 и далее – к 1, причем подуровень 0,5 (он же 50:50) предполагает сосуществование в одном ряду низшего и высшего, старого и нового. Отсюда: подуровень 0,5 основан на линейности, ибо один ряд – это и есть линейность (последовательное, в строчку, перечисление всего-всего-всего).

В других докладах мы приводили примеры подобного развития процессов, скажем, истории архитектуры, физики. Вот еще. Одежда: она развивалась от простого (набедренная повязка) к сложному (“навороченные” костюмы средних веков) и – вновь к простому, но другого уровня (современный функциональный стиль). Развитие товаров, экономика: от простого (индивидуальное изготовление продуктов в натуральном хозяйстве; отсутствие денег) к сложному (массовое изготовление товаров; развитое денежное обращение; противостояние кого-то кому-то – в данном случае покупателя и продавца) и – вновь к простому (индивидуальное компьютерное изготовление любой вещи на свой вкус; невидимые деньги – безналичное денежное обращение, постепенное размывание роли денег как средства платежа в развитых странах; развитие общественных фондов). Государство: от простого (родоплеменная структура общества, отсутствие государственных институтов) к сложному (расцвет государства и государственных институтов) и – вновь к простому (идеальное государство в свете определения Альтшуллера: идеальная система – это система, которой нет, а функции ее выполняются). И т.д.

Можно еще так: человеческие знания развивались от простого (носитель всех видов знаний, умения, искусств в первобытном обществе был в одном лице) к сложному (дифференциация наук, разделение науки, искусства, философии, религии) и – вновь к простому (интеграция всего-всего-всего в нечто единое, универсальное).

От нуля – к единице, через промежуточный подуровень, который допускает совместное сосуществование и нуля, и единицы (0 + 1 = 1; можно еще так: 0,5 + 0,5 = 1 – и то, и другое есть одно и то же, уровень 0,5; первое равенство показывает нам качественную сущность уровня 0,5, второе – уровень 0,5 в количественном разрезе).

Монизм высшего порядка

Философия определяет монизм так: это – истолкование мира в целом и объяснение всего многообразия его явлений с помощью единой субстанции. Монизм есть один из принципов, тысячелетиями определяющих восточное мировоззрение; коротко его можно охарактеризовать так: всё сущее едино и абсолютно, иными словами, всё в одном. Все определенные свойства и различия явлений вселенной, в т.ч. и свойства божества, рассматриваются в соответствии с этим принципом как иллюзорные. В результате пантеизм (учение, отождествляющее Бога и мир), т.е. убеждение, что “всё есть Бог”, владеет умами многих обитателей Востока. Монизм и пантеизм широко распространены в Азии, принимая форму “нетеистических религий” (религий, не исповедующих Бога в прямом, общепринятом смысле слова).

По мнению монистов, зная что-то одно, мы через него знаем всё. А добавив сюда мнение пантеистов, мы увидим Бога повсюду: в бабочке, горе, воде, Солнце, человеке и т.д.

На наш взгляд, отличительными особенностями первозданного монизма и пантеизма являются:

а) социальная пассивность исповедующих их людей, миросозерцательность, нарочитая отстраненность, уход от действительности, восприятие мира как иллюзии (“иллюзорность страданий” в буддизме, а мир есть страдания), наконец, признание себя составной частицей чудовищной и всеобъемлющей машины мироздания, стремление покорностью и духовным самосовершенствованием достичь идеала внутри себя и слиться с вселенной, высшим разумом, но при этом отнюдь не переделывать мир;

б) обезличенность сущего, которому поклоняются, отсутствие индивидуальности у всего того, что воспринимается в качестве Бога. Бог здесь есть всё, и именно поэтому он не имеет лица.

Нужно отметить, что в соответствии с концепцией философии единого поля, мировоззрения Запада и Востока различаются не столько потому, что они изначально были несхожими и пошли разными путями (это есть линейный подход), сколько потому, что они находятся как бы на разных уровнях всеобщего “ромба” человеческого развития и познания: Восток лишь начинает путь от уровня 0 (он начинал его много раз и в силу особенностей исторического развития вынужден был возвращаться обратно), Запад в целом миновал или минует уровень 0,5, т.е. уровень разделения, противопоставления, бифуркации – всего всему, уровень нарочитого усложнения – всего и вся.

Это значит, что в свое время и западный мир находился в условиях, сопоставимых с нынешними восточными, т.е. исповедовал аналогичные монистические и пантеистические подходы – пусть и не совсем в такой форме, как это делают сегодня в Азии, с сохранением скорее духа, а не буквы. Здесь имеется в виду не период античности, а гораздо более ранние периоды. Могло ли быть так? В этой связи любопытно вспомнить о теории прамонотеизма, разработанной в начале века выдающимся австрийским религиоведом Вильгельмом Шмидтом; в своем фундаментальном двенадцатитомном труде “Истоки представлений о Боге” Шмидт доказывает, что первоначальной религией человечества был монотеизм, что за всем многообразием существующих верований, в т.ч. у самых отсталых народов, можно обнаружить остатки этой древнейшей веры в единого Бога-Творца. Прамонотеизм фактически предшествовал всем формам религии, и лишь впоследствии к нему примешались различные тотемические, фетишистские, магические, анимистические и другие элементы.

Логично спросить: а что будет в будущем? Ответ напрашивается сам собой: философия единого поля по существу объединит в себе науку, искусство, религию и возьмет на себя функции монизма будущего. Другое дело, что данный монизм – так сказать, монизм-штрих, его ни в коем случае нельзя отождествлять с монизмом, известным сегодня на Востоке. Внешне – да, внешняя схожесть может существовать: и тот, и другой имеет дело с чем-то ЕДИНЫМ. Но, как мы помним, само ЕДИНСТВО бывает разных уровней. Разница между монизмом и монизмом-штрих – качественного порядка:

Как видно на правом рисунке, часть человечества сегодня все еще является пассивным элементом, или следствием, а часть – активным началом, или причиной (я имею в виду как минимум разделение стран и обществ по уровням развития). Но, согласно стреле оптимальности, все народы движутся от 0 к 1, т.е. в область наименьшего, наименьших энергетических затрат – или по направлению от пассивного к активному. Будущее – мир наивысшей активности и объединения всех народов естественным путем, под влиянием всё возрастающих коммуникаций.

Отсюда: философия единого поля будет предполагать не пассивность, а активность. Активный монизм! Вместо ухода в себя – стремление переделать мир, вместо признания себя песчинкой во вселенной – стремление стать вселенной, чтобы порождать в ней песчинки, вместо внутреннего самосовершенствования – стремление, в первую очередь, усовершенствовать всё сущее, всё окружающее, чтобы поднять его до своего уровня. Ведь уровень в данном случае будет уже соответствовать единице!

Другой отличительной чертой монизма будущего (философии единого поля) нужно признать резкий акцент на личностность, а вовсе не на обезличенность. Быть личностью энергетически выгоднее, чем безликим существом, потому что в таком случае можно самому контролировать ситуацию и направлять процесс в желательное для себя русло (на еще более высокий уровень). Качественный рост обозначает рост этики, этического уровня, рост самосознания, рост внутренней свободы, рост индивидуальности и как следствие рост активности. Вместе с тем, высшая точка единства будет предполагать абсолютную слаженность всех индивидуумов, социальную когерентность; эпоха будущего – это эпоха командной игры, где индивидуальность каждого отдельного игрока будет являться частью совокупной индивидуальности (в данном случае – человечества как команды). Нынешний – относительно противоречивый – мир, мир уровня 0,5 или чуть повыше часто воспринимается как слабая команда с сильными игроками, где каждый еще тянет в свою сторону, не научившись действовать, когда надо, сообща, синхронно (когерентно). В будущем, видимо, мир будет представлять собой сильную команду с сильными игроками. Поэтому монизм будущего, в отличие от привычного нам монизма, будет органически нуждаться в ярко выраженном, хорошо просматриваемом и, вместе с тем, позитивном индивидуализме.

Бог будущего, хотя и является идеальной системой (в свете альтшуллеровского определения), – это Бог-личность.

На взгляд автора, гуманитарное учение, которое максимально близко подошло к т.н. высшему монизму, или монизму-штрих, это – учение Рона Хаббарда. Строго говоря, оно не относится ни к материализму, ни к идеализму, по какой причине нередко подвергается нападкам с той и другой стороны. Возможно, с чьей-то точки зрения, это учение не идеально (идеал недосягаем!) и не все его моменты могут претендовать на универсальность; вместе с тем, общий беспристрастный анализ данного учения высвечивает в нем крайне интересные положения и выводы, прямо пересекающиеся с философией единого поля.

Что касается теоретической физики Самата Кадырова, то, по мнению ряда исследователей, ее можно отнести к следующему направлению – т.н. позитивному монизму (см. предисловие к книге С.Кадырова “Анализ некоторых фундаментальных проблем естествознания в свете теории единого поля”. – Бишкек, Илим, 1996). Иными словами, учение Кадырова само по себе еще нельзя считать философией единого поля в чистом, концентрированном виде, но, вполне возможно, философия единого поля включает его в себя как свою структурную часть и в значительной степени может быть на нем основана.

Движение

Мы помним, что любое развитие проходит три основные стадии: тезис, антитезис и синтез, т.е. уровни 0, 0,5 и 1. На наш взгляд, это положение диалектики универсально. Например, для того, чтобы чьи-то идеи утвердились в обществе, необходимо их предварительное отрицание: 

А вот то же в свете А.Дж.Тойнби – выдающегося английского историка и философа, бесконечно далекого от диалектики: 

Т.о., если мы станем на точку зрения диалектики в этом вопросе и посчитаем ее (априорно) бесспорной, то нам легче будет понять и принять логику, в т.ч. математическую логику, философии единого поля.

Движение в данном случае будет восприниматься как действие, соответствующее переходу от 0 к 1; оно вызвано стремлением к наименьшему. Вот наглядная история движения:

Здесь мы наглядно видим уровни 0, 0,5 и 1. Также напомню, что им соответствуют: абсолютное (исходное), относительное (промежуточный уровень, 50:50) и абсолютное-штрих (абсолютное высшего порядка). Отсюда: на уровне 0 движение как таковое в принципе не представимо, его еще не научились замечать, на уровне 0,5 – движение носит относительный характер, на уровне 1 – движение носит абсолютный характер. Или еще так: 0 – движения нет, 0,5 – движение видимое, 1 – движение действительное.

Посмотрим, можно ли выявить эту схему в окружающем нас мире?

Идеалисты и материалисты подходят к вопросу о движении совершенно по-разному. Строго говоря, идеалисты вообще воспринимают движение как-то странно: с одной стороны, оно для них, несомненно, существует, ибо вся жизнь представляется им извечным движением – от начала к концу и далее по спирали, либо внутренним продвижением от уровня к уровню; с другой стороны, их движение пассивно, если не сказать медленно, оно подобно огромной неторопливой реке, неспешно несущей свои воды и постепенно заполняющей все вокруг. Можно сказать еще, что движение это по существу статично, движение внутри формы без движения самой формы. Индуистское колесо символизирует вечное движение. Но насколько стремительно обновляется мир, который рассматривает движение подобным образом?.. В этом случае движение является какой-то данностью, изначальным состоянием материи, но не ее свойством. Такое движение не знает изменчивости, бесконечных модификаций и стремительных переходов от формы к форме. Наверное, мы не погрешим против истины, если скажем, что “цивилизованного” движения – движения в том виде, в каком его воспринимают сегодня на Западе, – ортодоксальный идеализм не знает. Он лишь играет с понятием “движение”, выхолащивая его сущность.

Зато материалисты увлекаются движением по-настоящему. Они открыли, что мир не только декларировал движение, но что он и на самом деле движется. Наука, культура, просвещение, экономика и бизнес материалистов основаны на огромном многообразии форм и постоянном, довольно быстром изменении этих форм, скоростном переходе от формы к форме:

Здесь мы видим тот самый “знаменитый” линейный ряд, присущий уровню 0,5 (50:50):

Уровень синтеза (т.е. уровень 1) предполагает объединение уровней 0,5 и 0: 0,5 + 0,5 + 0 = 1. Он отрицает их обоих (отрицание отрицания) и, вместе с тем, основан на них. Т.е. ФЕП представляет собой интеграцию материализма и идеализма в нечто неразрывное целое: динамика соединяется со статикой, или последовательный переход от формы к форме (количественный аспект) соединяется с внутренней иерархией идеалистов (качественный аспект). Напомню, в результате у нас получается волнообразная динамика, где волнообразность ей обеспечивает процесс колебаний: от неоптимального к оптимальному и от оптимального к неоптимальному, так сказать, качественные колебания – об этом мы говорили в предыдущем докладе.

Что касается утверждения, что в ФЕП динамика стремится к статике, то и об этом у нас уже шла речь раньше. Статика здесь имеется в виду высшая, статика-штрих. Движение стремится к отсутствию движения, формы стремятся к исчезновению (нулю), высвечивая тем самым свою сущность, по Канту, “вещь в себе” (только Кант в свое время считал, что вещь в себе непознаваема). Сошлюсь еще раз на цитату из Клайва С.Льюиса, которую мы рассматривали ранее: “Если движение станет быстрее, то движущееся тело окажется сразу в двух местах [т.е. “размажется” под действием ускорения. – О.Б.]… Но если движение еще быстрее… если бы оно делалось быстрее и быстрее, в конце концов то, что движется, оказалось бы сразу везде… Так вот, это и есть высшая форма тела, самая быстрая, настолько быстрая, что тело становится неподвижным; и самая совершенная, так что оно перестает быть телом”.

Главное – не достижение цели, а стремление к ней. Именно стремление делает наш мир таким динамичным. Движение в этом свете есть акт реализации данного стремления.

Внешнее и внутреннее

Под внешним мы понимаем внешние признаки любой системы (форму, материальное). Под внутренним – внутренние признаки (содержание, или качество, свойство, т.е. нечто нематериальное, бесплотное или, если угодно, духовное).

Внешнее есть видимое. Внутреннее – действительное. Внутреннее совершенно реально, хотя “пощупать”, “потрогать” его невозможно. Внешнее мы воспринимаем объективно, внутреннее – субъективно.

Примеры внешних и внутренних признаков: товар потребительная стоимость товара, здание собственность на здание, человек (как биологический объект) его внутренняя сущность, ценность, духовная часть, или дух, наконец, материя (состояние) то, что характеризует материю (отношения), и т.п.

Внешнее и внутреннее как бы зеркально противоположны; сравните: если , то . Иными словами, убывание внешнего (дефект внешней массы, ) вызывает адекватное приращение внутреннего (приращение внутренней массы, ). Т.е. ; такова новая запись – в свете ФЕП – закона сохранения.

Как это понять на практике? Если все люди сойдутся (в прямом или переносном смысле) вместе для решения каких-либо своих проблем, то площадь, занимаемая ими (в прямом или переносном смысле), уменьшится, уменьшится и пространство, но зато сила людей возрастет. При этом, как ясно, общая энергия не изменится, изменится лишь степень концентрации энергии – она будет сосредоточена в одном месте и в одной точке. Вследствие когерентности возникает резонансное колебание. Т.о., количество перерастает в качество.

Т.е. правило сложения внутренних признаков (свойств) гласит: при сложении составляющих общая сумма неадекватно возрастает (либо, в худшем случае, остается без изменений). Три умных головы дадут при сложении не механическую сумму трех материальных объектов, а единую, срезонировавшую мысль:

m + m + m + … + m £ M,

где m – масса каждой отдельной, разрозненной части, а M – совокупная масса, общий итог сложения всех m.

при этом будет равна:

M - nm = D mвнутр.,

где n – количество всех m, т.е. всех разрозненных, самостоятельных частей.

Напротив, правило сложения внешних признаков будет подчиняться формуле:

m + m + m + … + m ³ M.

Это значит, что три яблока (3m) дадут в сумме именно три яблока (M = 3m). В отдельных случаях прямая арифметическая сумма всех m может превышать совокупную массу M (имеется в виду, например, квантовая физика с ее дефектом массы в квантовой системе).

Соответственно, будет равна:

M - nm = ,

Отсюда: зная эти закономерности, мы можем в принципе исследовать природу внутренних признаков, оперируя с внешними.

Нужно помнить, что динамика развития внешних, т.е. видимых нам, признаков будет подчиняться правилам римановой геометрии – об этом мы говорили ранее. Сравните с тем же “ромбом”:

 

Отсюда: динамика развития внутренних, т.е. невидимых, признаков, должна подчиняться правилам... геометрии Лобачевского! Это и логично – геометрия Лобачевского имеет дело со зрительно не представимыми фигурами, иными словами, увидеть их нельзя, они – невидимы. На схеме нам пришлось бы изобразить нечто вроде “антиромба”. Поскольку это довольно трудно, то не будем и пытаться.

Общее соотношение евклидовой и неэвклидовой геометрии в данном случае – с видимой нам точки зрения – будет также подчиняться правилу “ромба”: в самом низу “ромба” мы поставим внешнее, или форму (0), в середине – внешнее плюс внутреннее, т.е. форма вычленяет из себя содержание (0,5 и 0,5), наконец, на самом верху будет стоять внутреннее, или содержание (1). Вот смотрите – в “пересчете” на различные виды геометрии:

 

Сравните: на уровне 0,5 прямые могут быть параллельными друг другу, об этом мы говорили в предыдущем докладе. На уровнях 0 и 1 они обязательно пересекутся. Т.е. евклидова геометрия по существу является частным случаем неэвклидовой.

Чтобы было понятней, приведем еще такие схемы:

 

Данный рисунок можно сравнить с первыми двумя (в начале доклада).

Выше мы уже рассматривали “ромб” с объективной точки зрения, когда сверху и снизу его стоят единички, и с субъективной точки зрения, когда сверху стоит 1, а снизу – 0 (в разделе о ВРО). Это значит, что объективно внешнее и внутреннее равноценны, форма не может без содержания, и наоборот. Но мы должны смотреть на процесс субъективно, чтобы абстрагироваться от форм – это делается намеренно, такой методологический прием. В результате внешнее (формы) для нас станут равными нулю, а внутреннее (содержание, свойство), наоборот, возрастет – в данном случае до единицы, т.е. до потолка.

Нужно уметь работать с внутренним, т.е. невидимым, действительным.

Сначала, на уровне 0, мы ничего не замечаем вокруг себя, с аналитической точки зрения (смотрим на мир просто, как животные), вернее, выделяем нечто одно, простое, стоящее непосредственно перед нами. Например дерево. Далее мы начинаем смотреть на него аналитически. Т.е. подходим к уровню 0,5, классифицируем дерево, систематизируем его, р а с ч л е н я е м (можно сказать еще, идентифицируем: к какому виду отнести дерево? Береза, ясень, сосна, тополь, дуб и т.д.?). Перед нами высвечиваются формы. Познавая форму, мы тем самым вычленяем из нее содержание: внешнее ® внутреннее на уровне 0,5. Каково содержание, или свойство, дерева? Сосна хорошо горит, из дуба можно изготавливать мебель и т.п. На заключительном этапе – уровне 1 или, во всяком случае, по мере продвижения к уровню 1 – мы абстрагируемся от видов (форм) деревьев и сосредотачиваем внимание исключительно на содержании. Так, скажем, дерево для нас становится вновь простым, универсальным – единым источником фотосинтеза, составляющим биосферы Земли, чем-то живым, воплощающем в себе относительно низкоорганизованные [растительные] формы жизни вообще и т.п. Такова его сущность, его содержание.

От абстрактного – к конкретному, и от конкретного – к абстрактному-штрих.

Т.о., история нашего отношения к дереву на графике будет представлять собой всё тот же “ромб”: от простого к сложному, и от сложного – к возвышенно простому, простому следующего уровня. Т.е. динамика – видимая нам – будет развиваться по правилам римановой геометрии.

А история нашего отношения к дереву с точки зрения самого дерева? Мы не сможем ее увидеть. Но зато мы можем ее математически описать, пользуясь правилами геометрии Лобачевского. Да-да, это звучит странно, но ничего сумасшедшего в такой логике нет: как “увидеть” эволюцию костюма с точки зрения самого костюма? как познать сущность истории архитектуры с позиции самих зданий, сооружений, т.е. вещей?

Кант когда-то считал, что вещь в себе непознаваема. Теперь мы познаем ее. Ведь у Канта не было разработанного аппарата ФЕП? “Всему свое время, и время всякой вещи под небом” (Еккл. 3:1).

Чтобы познать вещь в себе, нужна самая малость – отказ от форм, т.е. от внешнего. Нужен последовательный переход от 0 к 1 – см. на рисунках: от внешнего ко внутреннему.

Формула движения

Вот она: внешнее ® внутреннее. Иначе: от границ к центру:

Здесь приведено символическое изображение движения, которое подразумевает переход от большего к меньшему, или, в нашей трактовке, от 0 к 1. Т.е. заполнение вакуума. А вот вид “сбоку” на данный график (мы его уже рассматривали в предыдущем докладе):

 

Любопытно, что кругленький значок движения (с тремя стрелочками) также представляет собой схематическое изображение... гравитации! А гравитация и движение неразделимы! Строго говоря, это – суть одно, если абстрагироваться от форм. Движение есть неотъемлемое свойство материи. А гравитация? Притяжение составных частей системы друг к другу, чтобы система могла существовать? И это есть свойство материи, иначе материя исчезнет, распадется! Добавим: это есть свойство не только материального, но и нематериального. Внешнее всегда должно продвигаться к внутреннему, т.е. материальное всегда продвигается к нематериальному (количество ® качество).

Форма стремится к нулю, содержание – к бесконечности; это и означает, что форма вытесняется содержанием, т.е. внешнее постепенно переходит во внутреннее.

Давайте вспомним, что уровней много:

 

Отсюда: вид “сверху” на уровневое развитие процессов будет примерно такой:

 

Вся фигура постепенно “ужимается” (при переходе с уровня на уровень). Внешние границы ее с повышением по уровням “тают”. Внешнее стремится вовнутрь. Мы имеем дело с чем-то вроде коллапса? Согласно закону всемирного тяготения Ньютона, при сжатии объекта энергия его возрастает, т.е. количество переходит в качество. С уровня на уровень гравитация всё больше и больше, а энергия соответственно – всё выше и выше. Мы об этом говорили в предыдущем докладе.

Т.о., движение есть акт “сжатия”, в данном случае – продвижение от внешнего ко внутреннему. Данное продвижение высвобождает энергию. Гравитация и движение есть одно и то же, и сам факт их наличия делает возможным динамичное существование нашего мира.

Т.о., имеем:

Данные графики мы также рассматривали в предыдущем докладе.

Отсюда: движение по инерции приравниваем к внутреннему движению (самодвижению). Внутреннее есть невидимое. Движение по инерции невидимо – во всяком случае, с точки зрения самого тела, при абсолютном характере движения (если нет ориентиров на стороне и в теле ничего не происходит – ни приращения, ни убывания ускорения, то тело не может почувствовать своего движения; следовательно, оно находится в состоянии инерции: инерции покоя либо инерции прямолинейного равномерного поступательного движения).

Вертикальный и горизонтальный методологические подходы

Раньше мы уже говорили о линейности и многоуровневости. Вот они:

Отсюда видно, что последовательность смены методологии такова: сначала преобладает горизонтальный, или уровневый, подход низшего порядка ( = идеализму, неразвитому идеализму, миросозерцательности, первичной иерархии по принципу: “От града земного к граду Божьему”); затем наступает черед вертикального – в данном случае линейного – подхода (отрицание предыдущего, отказ от иерархии в угоду высвечиваемым формам, феноменологии мира); наконец, следует возвращение к истокам – но на совершенно другом уровне. Отказ от форм (уже познанных, систематизированных) предполагает концентрацию внимания на содержании, т.е. на чем-то статичном, а следовательно, иерархичном, ибо статика подразумевает иерархию (колебания от высшего к низшему; так, содержание книги может быть “плохим” или “хорошим”, низким или высоким, пустым, примитивным или возвышенным).

Уход-и-Возврат.

Как представить себе вертикальность и горизонтальность на деле? Очень просто. Обратите внимание на то, как систематизированы фильмы в отечественных видеотеках: по жанрам (боевики, мелодрамы, фантастика, комедии, исторические, детские и т.п.). Вот вам пример линейного ряда перечислений, т.е., в нашем случае, вертикального подхода. Но ведь можно же систематизировать фильмы и по качеству, например, рейтингу или художественному уровню, по числу полученных призов и т.д. Не зря Мольер говорил: “Все жанры хороши, кроме скучного!” Однако видеотекам это не выгодно: кто будет брать напрокат “фильмы для идиотов”?..

Здесь мы сталкиваемся с главной особенностью вертикального – линейного – подхода: он выгоден сегодняшнему обществу. Наш, современный, мир в значительной степени основан на линейности.

Представьте себе компьютерную программу по самодиагностике заболеваний. Вы вводите в нее свои симптомы (может быть, полученные с помощью датчиков), и постепенно продвигаетесь от уровня к уровню, сужая область возможного диагноза. Наконец вы – самостоятельно! – определяете свою болячку. И, естественно, получаете “рецепт” – методические рекомендации по лечению. Т.е. вы прямо пользуетесь горизонтальным (продвижением от уровня к уровню) методологическим подходом, вернее, вы последовательно переходите от вертикальности (линейного ряда заболеваний, перечня всех возможных заболеваний по каталогу) к горизонтальности (находите высшую, т.е. одну-единственную, точку – искомую вами).

Логично задать вопрос: а зачем тогда нужны врачи, во всяком случае, основных терапевтических направлений?..

Ответ: специалисты заданного профиля, определяющие сегодня лицо здравоохранения, как, впрочем, и других разнообразных дисциплин, будут по возможности противиться массовому внедрению горизонтального методологического подхода. Институт узкоподготовленных специалистов ориентирован на многопрофильность, т.е. линейность. Ведь зачем-то нужны десятилетиями создававшиеся терапевтические ассоциации, диагностические центры и т.п.? Они представляют собой государство в государстве. И это государство готово лечь костьми, чтобы не допустить всеобщей интеграции, т.е. перехода к монизму – и философии единого поля.

Интересно, что горизонтальный подход высшего уровня, основанный на последовательном исключении форм (см. пример с самодиагностирующими программами), технически чрезвычайно сложен. Он должен предполагать как минимум наличие каталога всех уже имеющихся, исследованных форм. Это под силу лишь современной технике, компьютерам. Отсюда: до разработки компьютеров горизонтальный методологический подход был невозможен.

Сначала появилась специализация в обществе, она породила институт узких специалистов. Последние волей-неволей пришли к мысли о компьютерах. Компьютеры начинают уничтожать узких специалистов как класс. Тезис – антитезис – синтез?

Уход-и-Возврат.

Если бы не было института узких специалистов (вертикальный подход), не появилась бы вычислительная техника последнего поколения, т.е. переход к горизонтальному подходу был бы просто невозможен. Вертикальный подход заключает внутри себя собственное отрицание.

То, что институт специалистов заданного профиля по существу выступает против собственного детища и пытается по возможности помешать ему прорасти – закономерно. Уровень 0,5 (линейности, т.е. 50:50, или А:П) вообще по природе, как видно, противоречив, амбивалентен.

Интересно и другое: именно развитие техники, в данном случае компьютеров, позволяет вплотную подойти к массовому внедрению горизонтального методологического подхода высшего порядка, т.е. позволяет абстрагироваться от форм, чтобы работать напрямую с содержанием, сущностью. Многие математические расчеты из области философии единого поля по существу невыполнимы без помощи техники. Вы просто не сможете построить модель развития костюма с точки зрения самого костюма или процесс приготовления плова с точки зрения казана, минуя компьютеры, не пользуясь ими. Следовательно, вы не сможете проникнуть в подлинную суть вещей, не прибегая к помощи самих вещей.

Люди, которые ратуют за отказ от техники и призывают к “возврату в леса”, т.е. простой, единой жизни, фактически выступают за единство низшего уровня, низшего порядка. Им милее по сердцу неразвитый монизм. Они могут испытывать тягу к существующим восточным религиям. Однако эти люди становятся жертвами непонимания подлинной природы единства – в данном случае ЕДИНСТВА высшего порядка. Единство-штрих предполагает также и единение человека с техникой.

На взгляд автора, к сегодняшнему дню вертикальный методологический подход изжил себя или, во всяком случае, изживает. Он характерен для всех наук. Он проник в физику, основанную в большей степени на феноменологии, линейности (это равноправие и многообразие всех форм: множество законов, разделов и подразделов, сознательное стремление к разделению различных видов энергии, взаимодействия и т.п., наконец, формальное равенство всех ИСО и т.д.). Он победил биологию с ее таксономией, или систематикой (ведь в биологии до сих пор не утвердился до конца системный анализ, предполагающий математическое описание отношений, а делается упор на состояния, т.е. материальность вида). Он внедрился в молекулярную биологию с ее генной инженерией (типичный линейный ряд: естественные мутации якобы равноценны искусственным мутациям, между тем, как первые предполагают стремление к оптимальному, а вторые – стремление от оптимального). Он одолел психологию (в академической психологии до сих пор по старинке психику человека расчленяют на множество составляющих, выделяют массу особенностей ментального, т.е. по сути разделяют людей по видам, или формам, с целью лучшего управления, вместо того, чтобы их объединять). Наконец, он пробрался в социологию, политологию, конфликтологию, историю и множество других дисциплин; верхом своего триумфа вертикальный методологический подход сделал расчленение философии как минимум на два формально равноправных рукава: материализм и идеализм.

Он добился своего. Усложнил жизнь до невозможности. Уровень 0,5 видит любой процесс только как продвижение от простого к сложному. Ну, а дальше?.. Дальше-то что? А дальше – сама мысль о возврате к истокам (т.е. упрощение, но на другом уровне) вызывает у “вертикальщиков” ужас…

Так в чем же причина прежних неудач в разработке теории единого поля?

В методологии (и, следовательно, философии). Имеющийся на сегодня аппарат физики идеально приспособлен к вертикальному методологическому подходу. Он основан на линейности. Т.е. ему под силу любые операции в плоскостном разрезе (имеется в виду плоскость в философском понимании слова). Но этот же аппарат в принципе не годится для решения задач уровневого развития процессов, т.е. он оказывается бессильным для пространственного (действительного, а не видимого) моделирования.

Парадокс: сегодняшняя физика знает, например, об электрическом токе абсолютно всё, за исключением самой малости: что такое электрический ток?

Упор на содержание – это не упор на форму. Отказ от феноменологии, т.е. расчленения, систематизации, описания, идентификации, предполагает качественную перестройку основ науки, поскольку соответствует переходу от уровня 0,5 к уровню 1. Уровень 1 есть синтез, иными словами, отрицание отрицания. Отрицание чего? Того, что было создано ранее. Но не пассивное отрицание (полный бессмысленный отказ), а именно активное (построение принципиально нового, пользуясь уже имеющейся базой, т.е. новое не с нуля, а из старого).

Ничего старое не должно быть отброшено. Но всё старое должно быть пересмотрено.

Возвращаясь к теории единого поля, вспомним ее определение: это есть единая теория материи, призванная свести все многообразие свойств элементарных частиц и законов их взаимопревращения к неким универсальным принципам. Т.е. от многообразия к единству. Чем больше разнообразие форм, тем дальше от единства содержания. Сегодня мы знаем десятки видов энергии, несколько видов силовых полей, две сотни элементарных частиц. Куда дальше?.. Давайте сбросим с них оболочки, абстрагируемся от их форм, вернемся к чистым свойствам. В конце концов, изучая человека, мы забываем о том, что на свете существуют русские, французы, американцы, киргизы и т.д.!..

Раньше, пока систематизация мира не была закончена, это было невозможно. Но всему свое время, и время всякой вещи под небом.

Главные характеристики философии единого поля

Философия единого поля (ФЕП) делает акцент на изучение внутреннего, внутренних признаков. Иначе – на изучение невидимого, действительного, абсолютного высшего порядка.

ФЕП вышла из материализма. Т.е. она предполагает чисто материалистический прием: объективное формирует субъективное. Но, вместе с тем, ФЕП не копирует материализм. Главное в ФЕП – это внутреннее, действительное. Оно-то и должно формировать субъективное. Стоп! А что же тогда субъективное? Внешнее.

Итак, в ФЕП внутреннее есть объективное, внешнее – субъективное. Но ведь в материализме наоборот?..

В этом моменте ФЕП, на первый взгляд, схожа с идеализмом. В идеализме внешнее, окружающее человека, стоящее над ним, формирующее его, по существу субъективно, ибо является ИДЕЕЙ, сознанием – сознание определяет бытие. Сам же человек как реальное порождение ИДЕИ вполне объективен. Т.е. его внутреннее объективно, внешнее – субъективно (здесь мы намеренно упрощаем схему и абстрагируемся от различных идеалистических течений: объективного идеализма, субъективного идеализма и т.д.; подробнее см. в отдельных работах по ФЕП).

Но в том-то и дело, что в ФЕП происходит переход от объективного к субъективному. А в идеализме – наоборот!..

Т.о., ФЕП имеет общее с идеализмом и материализмом, но, вместе с тем, не является ни тем, ни другим.

Вот генеральная схема:

 

Здесь уже просматриваются две крайне характерные для ФЕП черты. Первая. Содержание, или свойство, определяет форму. Т.е. мы развиваем в себе такие свойства, что сами способны создавать любые формы: и самих себя, и окружающее. Мы делаем мир. Мы делаем пространство, время, вселенную (об этом уже говорилось в первом докладе). Как так может быть? Дело в том, что по мере достижения уровня 1 прежняя форма обращается в нуль (исчезает), зато наши свойства, т.е. наше содержание, качественно возрастает. И мы переходим на другой уровень (по Альтшуллеру, система выходит в надсистему); 1 обращается в , и мы сами создаем себе новую форму – форму следующего порядка, приспособленную для нового уровня. Homo sapiens становится Homo supersapiens¢ ом. Возможно ли это? Вспомним В.Вернадского: “Homo sapiens не есть завершение создания. Он служит промежуточным звеном в цепи существ, которые имеют прошлое и, несомненно, будут иметь будущее”.

Вторая черта. Происходит переход от внутреннего ко внешнему (см.). Но ведь формула движения обратная: внешнее => внутреннее! И идеализм, и материализм, таким образом, придерживаются данной формулы, т.е. в своем развитии как бы плывут по течению, в соответствии с велением природы. А ФЕП выступает против природы, против стрелы оптимальности?!

Да, ФЕП, объединяя в себе материализм и идеализм, р е з о н и р у е т. И приобретает свойства господства над природой. Она уже в состоянии по-настоящему вмешиваться в природные процессы и направлять их по своему желанию. ФЕП находится в зоне контроля:

Порядок всегда господствует над хаосом. Он умеет укрощать его. Т.е. тот, кто контролирует, способен воздействовать на внешнее. С какой целью? Если цель – продвижение к наименьшему, т.е. самому активному, самому энергетически выгодному, то тот, кто контролирует, будет стремиться поднять всех до своего уровня. Иными словами, помочь реализации стрелы оптимальности. Высший будет подгонять низшего в его естественном росте, т.е. он будет способствовать повышению активности низших. Согласно стреле оптимальности, любое пассивное стремится к активному, но в данном случае этот процесс еще больше усилится благодаря куратору из высших. Рано или поздно низшие сравняются с высшими, т.е. низших не будет. Тогда – и только тогда! – система достигнет точки единства и сможет выйти в надсистему. Переход на другой уровень в одиночку невозможен. Или все вместе – или никто.

Философия единого поля – дискретная теория.

Задача высших обеспечить корректное повышение по уровням низших. Грубое вмешательство уничтожает всю систему. Правило помощи высших низшим известно; вот оно: если хочешь помочь человеку, то не решай за него его проблемы, а сделай его способным решить свои проблемы самостоятельно (Р.Хаббард). Иными словами, привей ему вкус к активности, активному творчеству.

Высшие не определяют форму низших; она высших не касается, ибо высокие уровни намеренно абстрагируются от форм.

ФЕП и физика

Физика начинается с движения. Движение в физике носит относительный характер и, грубо говоря, описывается как перемещение тела между двумя точками (одна относительно другой, либо: тело относительно точки, взятой за ориентир, – см. о линейном ряде). Во всяком случае, механика Ньютона разработана именно для подобного движения – мы как бы видим тело со стороны, видим его траекторию и умеем рассчитать ее. Движение здесь видимо, оно предстает перед нами как какой-то внешний акт. Т.е. движение есть внешнее.

ФЕП не оперирует относительностью движения. Движение, согласно ФЕП, носит абсолютный характер, т.е. движение абсолютно. Это значит, что для того, чтобы понять, есть движение или нет, не нужны никакие ориентиры. Следовательно, не нужен сторонний наблюдатель – он может соединиться с самим событием, стать движущимся объектом. Заметьте: пошло соединение всего-всего-всего; было противопоставление – наблюдателя событию (уровень 0,5), стало единство того и другого (уровень 1).

Если движение абсолютно, значит, оно уже не является чем-то внешним; оно теперь – внутреннее. Как быть в том случае, когда ориентиров на стороне нет? А нужны ли они?.. Сосредоточимся на наших внутренних ощущениях. Вот мы набираем скорость – пошло приращение ускорения, и мы это чувствуем. Вот пошло убывание ускорения – и это нам понятно. Если мы перестали что-либо чувствовать внутри себя (т.е. нет никакого изменения скорости, массы, энергии, производимой работы, выделяемой теплоты и т.д.), то, следовательно, мы находимся в состоянии инерции: инерции равномерного прямолинейного движения или инерции покоя. Либо на уровне 1, либо на уровне 0. А при действии ускорения мы соответственно продвигаемся от уровня к уровню: от 0 к 0,5 (приращение ускорения), 0,5 (максимум ускорения, – напряжение системы – достигло предельного значения) и далее от 0,5 к 1 (убывание ускорения).

Т.о., наше внутреннее позволяет нам судить о движении и его характере, причем довольно точно.

Проделаем мысленный эксперимент. Ляжем на пол машины, чтобы ничего не видеть по сторонам, заткнем уши и начнем двигаться (нас повезли). На ощупь мы будем фиксировать в специальной схеме любые изменения в себе, т.е. последовательную смену всех кинестетических и органических ощущений. Для чистоты эксперимента можно подсоединить датчики к телу. Вот пошло приращение ускорения – мы понимаем это и фиксируем его интенсивность и длительность, далее наступил предел приращения, вот пошло убывание ускорения, остановка, поворот, затем снова набор скорости и т.п. – всё это мы совершенно ясно и отчетливо чувствуем. На нашей схеме (где мы всё отмечали) появляется график – изломанная кривая, отражающая динамику наших внутренних ощущений:

Если эксперимент сделан безукоризненно точно, то этого графика достаточно. Впоследствии мы можем вернуться в исходную точку, сесть за руль автомобиля, закрыть глаза и заткнуть уши (напоминаю, мы проделываем мысленный, чистый эксперимент в лабораторных условиях) и – полностью повторить весь свой путь, пользуясь на ощупь только лишь имеющимся графиком. Главное – заново, один к одному, пережить все “записанные” ощущения.

Любой исследователь может повторить весь наш путь по сделанным “записям”.

Любопытно, что в такой системе мы не нуждаемся в знании траектории. Мало того, скажем больше: если движение имеет абсолютный характер, то само понятие траектории теряет физический смысл.

Теперь давайте наложим друг на друга два графика: сделанный нами (внутренний) и сделанный наблюдателем со стороны, который извне фиксировал маршрут нашего автомобиля (внешний). Мы увидим, что они совпадут – не по форме, конечно, а по содержанию. Там, где мы чувствовали поворот (например, уровень 0,5), сторонний наблюдатель отметил этот поворот на плане, там, где мы имели дело с чистым инерционным движением (скажем, уровень 1), наблюдатель зарисовал прямой маршрут по скоростной магистрали и т.д. и т.п. Т.е. совпадут, так сказать, крайние позиции – точки изменений или, наоборот, отсутствия каких-либо изменений (соответственно уровни 0, 0,5, 1). Даже ускорение нашего автомобиля наблюдатель мог бы высчитать с помощью секундомера – и это ускорение также совпало бы с нашими (“записанными”) переживаниями. Но ведь внешний наблюдатель пользовался классической системой? Его наблюдения основывались на механике Ньютона? Он-то ВИДЕЛ траекторию движения?! Отсюда вывод: вы, пользуясь совпадением внешней и внутренней схем, можете – лично для себя – по-иному взглянуть на механику Ньютона! Так сказать, шиворот-навыворот, не извне, а изнутри, исходя из своих пережитых ощущений. Естественно, при этом вы не будете пользоваться понятием траектории.

Все физические законы универсальны и неизменны. Они будут общими для внешней и внутренней механики. Но сам взгляд на эти законы, так сказать, толкование их может быть двояко: относительное (линейное, со стороны) и абсолютное (уровневое, как бы изнутри). Т.о., все законы в принципе могут быть переписаны.

Внутренняя механика является зеркальным отражением внешней. Естественно, она не всесильна. Она, например, не может спрогнозировать столкновение с другим телом – ведь глаз-то нету, мы смотрим не на дорогу, а внутрь себя! Но так ли это важно? На сей счет разработана внешняя механика – механика Ньютона. Внешняя и внутренняя механика дополнительны.

Зачем нужна внутренняя механика? Она выдает секреты тела. Если мы смотрим со стороны на прохожего и видим, что он шатается, то можем зафиксировать его “волнообразную” траекторию движения. Но мы не знаем, почему он шатается. Может, он пьян, ранен, болен, устал?.. Если бы мы стали прохожим, мы бы это узнали достоверно.

Внутренняя механика позволяет побывать в шкуре исследуемого объекта. Например, стать электроном и узнать, почему же все-таки электрон движется волнообразно (отсюда: действительно ли квантовому миру присуща случайность?).

Исследователь может стать не только электроном, но и любой элементарной частицей. И даже электромагнитной волной в целом. Он может воплотиться в любую вещь и посмотреть на мир “изнутри”.

Внутренняя механика, видимо, в действительности представляет собой комбинацию двух видов механики: Римана и Лобачевского. Если их “сложить”, мы получим обычную внешнюю механику Ньютона. Насколько известно, механику Римана в свое время пытались разработать, но безуспешно; что касается механики Лобачевского, никто никогда за нее не брался. Причина? Не было потребности – в мире долгое время царила физика относительности, а не физика абсолюта. Всякой вещи время под небом.

Напомним, что аппарат геометрии Лобачевского, на наш взгляд, в целом подходит для математического моделирования процесса в себе: для того, например, чтобы посмотреть на эволюцию костюма с точки зрения самого костюма. Теперь ясно, зачем это нужно. Не хотите ли взглянуть на движение электрона с точки зрения самого электрона? Не хотите ли стать электроном, чтобы выведать его маленькие тайны?..

Без механики Лобачевского это невозможно. Да и увидеть происходящее нельзя – геометрия Лобачевского, напомню, имеет дело со зрительно не представимыми образами. Впрочем, нельзя увидеть и наши отношения, они также зрительно не представимы. Однако их можно зафиксировать, математически описать. И с помощью компьютера смоделировать весь процесс от начала до конца. Именно техника поможет нам стать элементарными частицами.

Элементарные частицы не имеют глаз, ушей и т.п. – они как бы направлены внутрь себя. Для исследования их мира последуем их примеру!

И последнее. Если мы станем “физическим предметом”, узнаем о нем все, что раньше было скрыто, то тем самым мы сможем… управлять процессом! Premonitus premunitus (кто предупрежден, тот вооружен). Управление процессом есть придание процессу нужной нам формы. Так развитое нами свойство (содержание) будет определять форму: объективное => субъективное.

Если исследователь сможет стать элементарной частицей, то что помешает ему стать вселенной? Управление вселенной основано на знании всех ее тайн. А раскрыть их поможет внутренний (уровневый) взгляд на процессы.

Примечание. В первом докладе – об устройстве вселенной – отмечалось, что перемещение во вселенском пространстве носит относительный характер, т.е. оно не свободно для форм, во всяком случае, для форм привычного нам уровня. С точки зрения управления процессами, это обстоятельство не имеет особого значения. Можно управлять, физически не присутствуя в той или иной точке. Можно менять формы, создавая их в разных местах по собственному усмотрению. Наконец, можно придвигать звезды к себе, если возникнет такая необходимость. Уровневый взгляд на процессы теоретически не исключает такую возможность.

(По Альтшуллеру, идеальное управление – это управление, которого формально нет, но функции его выполняются; идеальный объект – это объект, которого нигде нет и, вместе с тем, он вездесущ и тем самым воздействует на ход самых разнообразных процессов).

ФЕП и техническое творчество

Огромные возможности ФЕП в области технического творчества, на наш взгляд, продемонстрировала теория решения изобретательских задач (ТРИЗ) Г.С.Альтшуллера. Почему мы считаем ТРИЗ частью ФЕП? Во-первых, она не относится ни к материалистическому, ни к идеалистическому учениям, а скорее является синтезом их обоих (некоторые исследователи пытаются относить ТРИЗ к диамату, но, на наш взгляд, это не выдерживает критики). ТРИЗ оперирует четким логическим и математическим аппаратом, основана на безукоризненно точных, разработанных Альтшуллером законах. Вместе с тем, в основе данного учения лежит иерархическое (по ступенькам, с уровня на уровень) продвижение технических систем к идеальному, т.е. в данном случае наименьшему.

ТРИЗ реально основана на многоуровневости.

Во-вторых, Альтшуллер уже четко и ясно сформулировал задачи своей теории технических систем: переход от кажущегося многообразия к скрытому ЕДИНСТВУ, т.е. любая полисистема в процессе своего существования закономерно трансформируется в моносистему. Главное для Альтшуллера – нечто единое, предельно простое, универсальное, лежащее в основе всего. В одной из своих книг – “Найти идею” – Генрих Саулович писал: “Единое уравнение еще не найдено. Вместо него – сходящиеся линии развития технических структур. И законы, направляющие процесс схождения. Система знаний вместо одного уравнения. Об этой системе и написана книга. О законах, заставляющих продвигать любые материалы к одной универсальной структуре, из которой когда-нибудь построят всё многообразие технического мира”.

Заметьте: в свете альтшуллеровского определения идеальных систем единое уравнение (которое так долго искал Эйнштейн) не может быть найдено, ибо является идеальной системой, а потому не существует; функции его, однако, выполняются. Иными словами, мы имеем систему знаний вместо одного уравнения.

Альтшуллер первым “узаконил” термин “надсистема”, т.е. система следующего порядка, и ввел его в категориальный аппарат. Он исследовал весь процесс жизни технической системы и особенности его на той или иной стадии. Он разработал систему законов развития технических систем: законы статики, кинематики, динамики; он показал условия существования системы (отличные от 0, в диапазоне между 0 и 1 – т.н. закон полноты частей системы), условия развития (наличие противоречий, т.е. уровня 0,5, “энергетическая проводимость” системы, неравномерность развития ее составных частей и т.д.). Наконец, он одним из первых серьезно рассмотрел проблемы когерентности составных частей технических – а также внетехнических, например биологических, – систем (т.н. закон согласования ритмики частей системы). И т.д. и т.п.

Альшуллер выступил резко против традиционных методов изобретательской работы, т.е. привычных форм технического творчества. По существу он забраковал всю предшествующую ему методологию. “Процесс решения задач пытались воспроизвести в эксперименте психологи, – писал он. – Но в целом все психологические исследования не добились успеха; они исходили из неверного постулата, что изобретение – некий психологический процесс: важно, мол, только то, что происходит в голове изобретателя. На самом деле изобретение – закономерный переход технической системы от одного состояния к другому. Есть закономерность развития технических систем”. И далее: “По традиции “озарение” привыкли считать непременным свойством творчества: есть “озарение” – есть творчество, нет “озарения” – нет творчества. Теперь – на новом уровне организации творчества – вместо “озарения”, “осенения” психологическим атрибутом творчества становится “прояснение” (постепенный переход к свету)”.

Итак, Альтшуллер предлагает последовательное, пошаговое продвижение снизу вверх по некой шкале универсальности, которое меняет: а) технические структуры и б) содержимое голов изобретателей. Появляется новый человек? А это уже, извините, попытка вмешаться не только в методологию, но в гносеологию и онтологию.

Разработанная Альтшуллером схема (алгоритм решения изобретательских задач) похожа на чудо. Пользуясь ею, любой человек может сделать изобретение любого уровня в любой области – даже если он знаком с этой областью весьма поверхностно. Школы технического творчества в СССР, работавшие по методике Альтшуллера, часто демонстрировали такие “чудеса”: их учащиеся решали за 30-40 минут задачи, над которыми десятилетиями бились НИИ. Не мудрено, что узкие специалисты с места в карьер невзлюбили Альтшуллера и всячески препятствовали распространению ТРИЗ.

В настоящее время, по сведениям автора, интерес к ТРИЗ резко возрастает, и она даже вводится обязательным предметом в школах некоторых развитых стран, например Японии.

Если коротко резюмировать, что же нового сделал Альтшуллер в области технического (да и любого другого) творчества, то можно сказать: он акцентировал внимание не на случай, а на закономерность. Т.е. не на зависимость от огромного и непредсказуемого числа факторов (чего-то “внешнего”), а на внутреннюю работу сознания, вооруженного конкретным техническим аппаратом, – стратегической схемой “выживания” в окружающем мире. Он научил побеждать и контролировать любые процессы по собственному желанию. Наконец, он продемонстрировал всю силу и мощь универсальных приемов в работе, на первый взгляд, чрезмерно многообразной и “разветвленной”. Он одним из первых заставил исследователя абстрагироваться от форм и вплотную заняться содержанием. Он показал, что содержание не есть нечто неуловимое и бесплотное, но что оно вполне реально и подчиняется объективно существующим правилам.

ФЕП и психологические дисциплины

ФЕП активно вторгается в мир психологических дисциплин, меняя его столь сильно, что это вызывает резкое неприятие и прямое противодействие всевозможных традиционных психологических школ и медицинских ассоциаций.

Причину понять нетрудно. Вертикальный методологический подход основан на принципе разделения (или расчленения по составляющим); образно говоря, его девиз: “Разделяй и властвуй!” Как разобрать по косточкам внутренний мир человека? Как проанализировать структуру психики, вычленить те или иные особенности ментального, определить тип исследуемого, наконец, обратить слабости одних (пассивное) в достоинства других (активное) для выживания системы в целом (активное – пассивное)? Этим всем занимается традиционная академическая психология и большинство ее направлений. При этом никакой иерархии сознания общая психология не признает; “хорошее” и “плохое” в ней по существу имеет равное значение и рассматривается в длинном ряду перечислений – линейном ряду.

Так, согласно привычному взгляду на вещи, существует очень много форм воплощения человеческого, а психические процессы считаются чрезвычайно сложными, многообразными, “навороченными” по структуре. Ум, сознание, чувства, память, воля и т.д. часто намеренно отделяются друг от друга и даже противопоставляются друг другу (разум – эмоции). В соответствии с классиками психологии, люди делятся по видам темпераментов, характеров (типология).

Петр Успенский, выдающийся русский ученый и философ, эмигрировавший на Запад, еще в середине ХХ века писал: “…Никогда еще в истории психология не находилась на столь низком уровне, как сегодня. Она утратила всякое соприкосновение со своими истоками и смыслом, а потому сейчас даже трудно определить сам термин “психология”, то есть сказать, что же такое психология и что она изучает”.

Именно тогда же, в середине века, американский исследователь Л.Рон Хаббард попытался впервые внедрить в психологические дисциплины то, что сегодня мы относим к области философии единого поля. В основе подхода Хаббарда – всё та же универсальная схема, в значительной степени математизированная; это и понятно, если считать, что Хаббард в определенной степени являлся коллегой Норберта Винера, во всяком случае вел несколько сходные исследования.

Известный психолог и религиовед из Санкт-Петербурга Виталий Богданов в одной из своих работ вынужден был признать: “Мой опыт работы в социальной психологии позволяет оценить вклад Л.Рона Хаббарда, основоположника дианетики, как вполне сравнимый с вкладом Джона Б.Уотсона, Берхауса Ф.Скиннера или Карла Роджерса, работавших в области поведенческой технологии обучения и консультационной психотерапии. Изложение концепции Хаббарда и практики его последователей, несомненно, заслуживает специальной главы в учебниках психологии, а имя основателя – включения в пантеон психологии”.

Между тем, когда учение Хаббарда перешло от работы с человеческим телом и сознанием (дианетика) к работе с человеческим духом (сайентология), большинство представителей академической науки выступило резко против, подвергнув Хаббарда обструкции – пик ее пришелся на 1950–70-е годы. Хаббарду не захотели простить того, что его учение не укладывалось ни в рамки материализма, ни в рамки идеализма; само же понятие “духа” наукой долгое время никак не рассматривалось.

ФЕП работает с понятием “дух” и считает его высшими областями человеческого сознания, в данном случае человеческим сознанием, вышедшим в надсистему (необычные области сознания). Сознание здесь рассматривается не линейно, а в многоуровневом аспекте, как комплексный показатель, включающий в себя на высших уровнях всё многообразие форм ментального: и собственно сознание, и ум (аналитический, творческий, высший ум), и память, и волю и т.п. Сознание в данном случае является внутренним признаком.

Верхним уровням – зона единицы – соответствует аналитическое начало (сознательная часть психики), нижним – в зоне нуля – реактивное, или ответно-раздражительное, начало (бессознательная часть). Выше единицы, в надсистеме, идет нечто вроде синтетического, всеобщего, универсального, духовного начала.

Дианетика является типичной дисциплиной многоуровневого – горизонтального – методологического подхода. Она абстрагируется от форм, например, с ее точки зрения, существуют ситуации, когда все люди (и холерики, и флегматики, и меланхолики, и сангвиники – если говорить о типах темпераментов) ведут себя одинаково. Скажем, одинаково поддаются панике, одинаково гневаются, дерутся, одинаково веселятся и т.п. Отсюда: вводится коэффициент, отражающий соотношение в психике сознательного и бессознательного, который является синтетическим показателем и во многом нивелирует те или иные особенности тех или иных людей. Он дает нам представление об определенном наборе поведенческих реакций.

Этот коэффициент у Хаббарда называется тон. Вот хаббардовская шкала тонов по убывающей – от высшего к низшему (в нашей трактовке от 1 к 0): энтузиазм, веселье, сильный интерес, консерватизм, удовлетворенность, отсутствие интереса, скука, монотонность, антагонизм (ему соответствует уровень 0,5, т.е. противостояние 50:50), далее идут враждебность, боль, гнев, ненависть, антипатия, затаенная обида, скрытая враждебность, страх, отчаяние, заискивание, горе, самоуничижение, чувство жертвы, безнадежности, апатия и, наконец, умирание сознания (распад системы).

Человек по природе стремится от низшего к высшему (энергетически выгодному, потому что движение – это жизнь, активность, покой – смерть, пассивность). Технология дианетической терапии предполагает, что в ходе собеседования с одитором пациент-преклир самостоятельно разберется, что ему мешает в достижении оптимального состояния. Т.е. человек сам устраняет препятствия. Одитор помогает ему в соответствии с принципом помощи: если хочешь помочь человеку, то не решай за него его проблемы, а сделай его способным решить их самостоятельно.

Чисто внешне процедура одитинга (дианетической терапии) напоминает беседу с психоаналитиком. Однако дианетику можно понимать как горизонтальную альтернативу психоанализу.

Большинство классических психологических дисциплин по существу направлено на программирование (кодирование) человеческой психики. Дианетика считает, что это есть не-свобода, ибо сужается возможность выбора, самостоятельного принятия решений (селф-детерминизма), любые программы и установки навязывают направление пути. Если убрать всякие программы, то человек восстановит свое врожденное свойство: бесконечной активности, творческого поиска, принятия правильных решений. Т.о., технология дианетики подразумевает распрограммирование, поэтапное, пошаговое продвижение снизу вверх – в данном случае по шкале тонов, в область чистого сознания (чистого движения, чистой активности). Постепенный переход к свету.

Следствием происходящего, кстати, является резкое повышение коммуникативности, рост коммуникаций. Это позволяет расширять область общения, обращать внешнее во внутреннее, т.е. делать посторонних людей своими братьями, членами одной семьи. В результате появляется социальная когерентность. Она порождает импульс от совместной слаженной деятельности всех, позволяет правильно и производительно использовать имеющуюся энергию, концентрировать ее в одном месте и в одно время. Человечество (или группа людей того или иного уровня) превращается в одну команду; образуется единое поле мысли. Происходит совокупное развитие в себе ранее невиданных свойств, качеств (содержания). В результате приходит контроль над окружающим (внешним), реализуется возможность создания форм по своему усмотрению, т.е. содержание определяет форму, или внутреннее начинает воздействовать на внешнее.

Принцип дианетики в данном случае такой: объединяй и властвуй.

Видимо, дианетика не является единственным инструментом для продвижения от низшего к высшему по шкале тонов. Но, без сомнения, она относится к числу наиболее “чистых” технологий, понятных всем и освобожденных от “навороченности”, “мишуры” ряда более ранних, религиозных учений.

 

Примечание. Любопытно отметить, что организационная структура дианетических и сайентологических организаций в современном мире имеет много общего с организационной структурой… ТРИЗ (имеются в виду принципы организации координационных центров, фондов и т.д.). Системы Хаббарда и Альтшуллера удивительным образом пересекаются, хотя формально пока и не соприкасаются друг с другом.

 

ФЕП и этнические процессы

Первым, кто стал на позицию ФЕП в этнологии и связанной с ней истории, – это был известный советский историк Л.Н.Гумилёв. Лев Николаевич разработал собственную теорию пассионарности, которая до сих пор вызывает яростные споры и неприятие со стороны академической среды.

Правда, нужно оговориться: теорию пассионарности по форме нельзя в чистом виде относить к ФЕП. Однако по содержанию она во многом относится именно к последней. Ряд моментов теории пассионарности был переработан автором данного доклада – с тем, чтобы стыковка оказалась возможной (см. книгу-трилогию О.Бондаренко “Философия выживания этноса”. – Бишкек, Илим, 1998).

Л.Н.Гумилёв по существу первым почувствовал, что такое уровневость исторических процессов и ввел ее в обиход, отказавшись от линейности. Это стоило ему многолетнего замалчивания и тайного надзора со стороны советского режима.

В основе учения Гумилёва – продвижение этнической группы по уровням пассионарности, иначе – энергетическим уровням (термин “пассионарность” происходит от понятий “страсть”, “энергичность” или, если угодно, “активность”). Сначала этнос идет вверх по оси OY, т.е., говоря нашим языком, от 0 к 1 – но, естественно, может и не дойти до 1. В процессе подъема (этнического подъема) происходит консолидация людей, групп и подгрупп людей (субэтносов). Далее наступает пик развития, наиболее активные пассионарии истребляют друг друга, и в дальнейшем этнос плавно спускается по уровням вниз – вплоть до полного распада. Потом, по Гумилёву, следуют “конец и вновь начало”.

Чем дальше мы отходим от этнической волны, взятой за точку отсчета, тем сильнее меняется этнос.

На основе учения Гумилёва нами была разработана научная дисциплина этнопрогностика. В ней заложен ряд концептуальных изменений по сравнению с исходным материалом. Так, явление пассионарности стало рассматриваться не как абсолютная категория (врожденное свойство, присущее некоторым “избранным”), а как относительная (пассионарность есть социальное явление и, когда надо, в роли пассионариев могут попеременно выступать разные люди). В теорию пассионарности был введен математический аппарат: система индексации, основы матричного исчисления, тригонометрических функций, наконец, была обусловлена возможность применения тестирования на предмет установления индекса (система тестов заимствована у Р.Хаббарда).

Индекс рассматривается как показатель, отражающий соотношение сознательного и бессознательного (этнического коллективного бессознательного) в групповом сознании представителей того или иного этноса. Этот индекс, напомним, является синтетическим, т.е. сложным по структуре, обобщающим, многофакторным. Его можно называть тоном на хаббардовский манер либо коэффициентом оптимальности (Кopt).

Коллективное бессознательное в данном случае – не юнгианское коллективное бессознательное. К.Г.Юнг не ставил вопрос о том, что коллективное бессознательное может меняться в зависимости от уровня и, грубо говоря, может становиться “большим” или “меньшим”, т.е. иметь разный удельный вес в групповом (этническом) сознании в зависимости от фазы этногенеза. Поэтому данное направление нужно отнести к постюнгианству. Кроме того, Юнг не разделял коллективное бессознательное на поверхностное бессознательное (присущее начальному периоду, этническому подъему) и глубинное бессознательное (оно присуще периоду этнического спуска). Отсюда: молодые этнические группы более жизнеспособны, динамичны, имеют в целом меньше этнических комплексов, чем старые, зато старые являются более опытными, умеют лучше регулировать экономику, устраивать систему социальной помощи и т.д.

Если проследить динамику изменения тона этнической (субэтнической, суперэтнической и т.д. по уровням) группы за ряд лет или десятилетий, то можно получить представление о фазе этногенеза. И, следовательно, о наборе определенных поведенческих реакций.

Этнопрогностика исходит из того, что развитие любого этноса определяют отнюдь не экономические процессы и даже не политические, не геополитические, не культурные и т.д. Его определяют скрытые социально-психические (можно сказать еще: “этнические”) процессы, т.е. постепенное продвижение этноса снизу вверх или сверху вниз по шкале тонов – эти-то процессы, в свою очередь, и формируют экономику, политику, культуру и т.п. От них зависят войны и революции.

Иными словами, содержание в конечном счете определяет форму, хотя чисто внешне, со стороны, выглядит порой наоборот.

Зная основы этнопрогностики, можно попробовать управлять этническими процессами. Т.е. моделировать социально-этнические отношения в любой стране мира (внутренние и вовне, по отношению к соседям) и делать долгосрочные прогнозы их развития – лет на 50-100 вперед. При этом пользуются вероятностным методом, т.е. оценивают вероятность того, что цепь данных событий должна произойти.

Пример: составлен общий этнопрогноз развития событий в среднеазиатском регионе. Среди разных событий выделяется внутренняя нестабильность в Узбекистане – вероятность того, что в течение 10-20 лет она резко возрастет, велика. Это, в свою очередь, вызовет иную расстановку сил в регионе, изменит сферу интересов России, Китая, западных стран (США и блока НАТО). Кроме того, будут понесены серьезные финансовые убытки рядом фирм и банков, инвестирующим средства в экономику Узбекистана, например южнокорейской компанией “Дэу”. Особенно пострадает ЕБРР, финансирующий в Узбекистане большое число проектов на общую сумму 1,5 млрд. долл.

Предотвратить нарастание нестабильности нельзя, потому что оно зависит не от внешних факторов (исламский фундаментализм и проч.), а от внутренних – фазы этногенеза узбекистанской этнической группы (имеется в виду, естественно, не паспортная национальность, а отношения между членами группы, в соответствии с правилами системного анализа). Однако, зная причины, ситуацию можно смягчить, своевременно вырабатывая политику в разных областях, связанных с Узбекистаном, ускоряя (либо, наоборот, замедляя) протекающие там процессы.

Этнопрогностика сегодня располагает самостоятельным научным аппаратом. Она вводит ряд новых терминов и понятий: пассионарный заказ, перелив пассионарности, этнический спуск – прямой и невидимый (последний присущ странам Запада), этническая дифракция и этническая интерференция, этнические формулы, масса этноса, этническое ядро и деление этнического ядра и т.д. и т.п. Рассматриваются законы, например закон предсмертного всплеска жизнеобеспечения (он не привязывает пассионарный толчок к сексуальным межэтническим контактам, как у Гумилёва), закон соответствия уровня потребления уровню выживания и др. Наконец, этнопрогностика рассматривает эволюцию человечества по шкале тонов и вместо привычных названий экономических формаций (рабовладение, феодализм, капитализм и проч.) вводит просто индекс развития различных человеческих групп, например общий тон человечества. Отсюда: вводится и рассматривается тон ноосферы.

Этнопрогностика предлагает компьютерное моделирование этнических процессов. Т.е. в будущем любой пользователь может просчитать вероятность, скажем, межэтнического конфликта в той или иной точке мира, степень безопасности вложения инвестиций и т.п. Однако этнопрогностика – не предмет всеобщего восхищения; порой она, как зеркало, бесстрастно отражает то, что хотелось бы не замечать, скрыть. Так, она показывает внутреннюю растущую напряженность в наиболее развитых странах мира и то, что они на протяжении первой половины XXI века будут объективно сдавать позиции, уступая место другим лидерам.

ФЕП и биология

В биологии ФЕП, как и в других областях, акцентирует внимание на внутренних процессах, т.е. процессах, имеющий абсолютный характер. Совершенно не обязательно смотреть, как развиваются биологические системы, со стороны.

Здесь также имеется коэффициент оптимальности. Он показывает нам, насколько целесообразно устроена биологическая система или биологический объект, каков тон и соответственно какова степень выживания биологической единицы, не грозит ли ей распад (смерть, сход с дистанции).

Например, перелетные птицы в нормальном состоянии имеют наиболее высокий тон – для своего вида и своих биологических условий. В течение нескольких месяцев они накапливают запасы жира, необходимого для дальнего перелета; соответственно птица тяжелеет, становится малодинамичной, тон ее падает (от активного к пассивному), организм становится более восприимчив к любым “капризам” Земли, скажем, птицам труднее выдерживать магнитное давление – оно является следствием вращательного процесса планеты и привязано к магнитным полюсам. Если бы исследователь стал птицей, он бы почувствовал дискомфорт (отклонение от нормального). И птицы улетают вдоль меридиана в сторону уменьшения магнитного давления, благо существующий запас жира позволяет осуществлять такие перелеты. Этим они восстанавливают свой оптимальный режим. Главный замысел природы здесь просматривается хорошо: хочешь выживать – двигайся, будь в состоянии максимально возможного движения. Активность сохраняет систему. Пассивность разрушает ее.

Выше приведен частный пример. Но шкала оптимальности позволяет моделировать самые разнообразные биологические процессы, и не только связанные с орнитологией.

ФЕП сильно корректирует Дарвина. Она отнюдь не отказывается от него, но вводит ряд концептуальных изменений. Наиболее существенное: естественный отбор отнюдь не имеет одинаковой интенсивности на протяжении всей жизни вида (думать так – значит оставаться на позициях линейного подхода). Интенсивность зависит от уровня: она максимальна вблизи 0 и минимальна около 1; можно сказать, что естественный отбор по существу не действует для вида в целом в том случае, если вид находится на вершине волны своего развития (естественный отбор не отменяется, но приобретает экстенсивный характер, т.е. он осуществляет отбраковку самых слабых и немощных представителей вида, которых в данном случае абсолютное меньшинство, ибо почти все особи наилучшим образом приспособлены для выживания).

Отсюда: изменчивость имеет разную силу в зависимости от уровня, на котором находится вид. Т.е. изменчивость сама по себе носит не абсолютный, а относительный характер и привязана к биогенезу. Можно даже сказать, что вид не меняется в течение всей своей жизни – от волны к волне. Сегодня принято считать, что микроскопические изменения происходят ежедневно, ежечасно, эволюция действует непрерывно; мы же стоим на позициях волнообразного (по уровням) развития процессов и, следовательно, считаем, что эволюция в действительности дискретна: на уровне 0 вид в результате мутагенеза получает новый, усовершенствованный набор признаков для выживания, это помогает ему быстро набрать высоту по оси OY, но в дальнейшем никаких изменений (макроизменений) внутри вида не происходит, почему со временем, при постепенном изменении самой окружающей среды, вид начинает сдавать позиции, т.е. вновь продвигаться вниз по оси OY, в сторону 0. Достигнув нуля, вид опять переживает естественные мутации, получает новый, чуть измененный набор характеристик для выживания и т.д. – от волны к волне.

Между нулевыми точками (точками пассионарных толчков) с видом ничего не происходит, он не меняется, если не считать отдельных скрещиваний с родственными подвидами (микроизменения).

Расстояние между точками пассионарных толчков называется длиной биологической волны. Оно не фиксировано и зависит от ситуации. Вид не может испытать кардинальные генетические изменения в себе, пока ни дойдет до нулевой точки.

В таком подходе упор делается на отношения особей между собой, которые и определяют состояние вида (уровень по шкале тонов, или оси OY). Системный анализ – в данной трактовке межсистемный анализ – приобретает глобальное значение. Таксономия отступает в тень и, в общем-то, начинает терять смысл, потому что виды с точки зрения описания, их внешних форм, более не важны.

Особое значение придается аналитическим способностям биологических единиц. Считается, что они в той или иной степени есть у всех, даже у простейших (т.н. групповой аналайзер). Под аналитическими способностями понимается координация всех процессов в организме (относительно “осознанное” управление процессами); другое дело, что координация может быть совершенно ничтожной, а может быть хорошо развитой, причем это зависит от многих факторов, в т.ч. и от степени сложности организма. Чем лучше координация – тем больше аналитическое начало и соответственно тем выше уровень вида; волна человеческого развития, к примеру, стоит на много порядков выше волн развития других млекопитающих и, естественно, намного-намного выше волночек менее организованных животных, насекомых и т.д.

В идеале человек – или та суперформа, которая придет на смену традиционной человеческой – научится использовать аналитический потенциал животных для усиления общего аналитического поля, т.е. совокупного поля мысли.

О молекулярной биологии. Всякая живая клетка имеет целью своего существования деятельность, активность. Как и любая система. Если деятельность не может осуществляться в силу тех или иных причин, клетка испытывает состояние дискомфорта (отклонение от оптимального, динамика идет вниз по оси OY, или шкале тонов, – от 1 и ниже, к 0, т.е. до абсолютной, полной неоптимальности, когда система может перестать существовать).

Клетка стремится избегать ситуаций, которые заставляют ее “страдать”, т.е. выключают из активного режима. Поэтому она “записывает” информацию о том, что несет ей “боль”, точнее, дискомфорт, невыживание. Ничего другого клетка не “записывает” – идеальную (позитивную) информацию не нужно хранить, ибо идеальная информация – это информация, которой нет, а функции ее выполняются.

Оптимальный режим (уровень 1) не требует никаких “записей”, потому что он нормален. “Записываются” лишь отклонения от нормы. Объем клеточных “записей” должен быть минимальным, ибо соответствует принципу наименьшего действия – ничего лишнего!

Внутриклеточная “запись” называется инграммой. Как записываются инграммы? На молекулярном уровне – в самой ДНК. ДНК есть книга учета клетки.

Сама ДНК состоит из цепочек нуклеотидов. Порядок их расположения должен, по идее, изначально соответствовать идеалу. Т.е. он оптимален. В этом случае ДНК синтезирует различные белки в организме, в т.ч. Н-белки (белки тканевой совместимости), со стопроцентной подогнанностью друг под друга, слаженностью, совместимостью. Допустим, произошло нечто, заставляющее клетку на время прекратить работу либо снизить ее интенсивность. Есть разные повреждения: химические, термические, радиоактивные, механические и т.п.; пусть мы имеем дело с механическим воздействием на клетку. Мгновенно возрастающее в клетке давление вследствие получения избыточной энергии со стороны вносит в систему элементы напряженности. Дополнительная (внеплановая) энергия выливается в действие по перестановке цепочек нуклеотидов, принудительной перемене звеньев молекулы ДНК. Любая перестановка есть отклонение от оптимального. Так, вследствие перестановки ряд белков – например белки тканевой совместимости – будет синтезироваться с некоторым нарушением и, следовательно, данные белки в дальнейшем не будут идентифицироваться собственной иммунной системой организма. Лимфоциты начнут уничтожать отдельные участки организма, в организме произойдет нарушение коммуникаций – и общий тон начнет падать, провоцируя развитие психосоматиаческих заболеваний.

Т.о., причина всему – боль, обычные болевые раздражители, которые, с точки зрения клетки, заставляют ее на время прекращать состояние активности. Чем меньше боли, тем полезней для нас.

Клетка “записывает” любую боль (любое состояние дискомфорта). Это необходимо ей для создания собственного ответно-раздражительного механизма. Инграмма есть болевой опыт клетки, позволяющий в дальнейшем (по каналам обратной связи с мозгом) избегать повторения болевой ситуации. Боль бывает разной длительности и интенсивности. Соответственно подвергается принудительной перестановке разное число пар нуклеотидов.

Клетка, как и любая система, стремится восстановить оптимальный режим. Т.е. снять напряжение молекулы ДНК (“напряжение генов”), избавиться от избыточной энергии. Это делается естественным путем в ходе репликации – за несколько поколений клеток боль “стирается” из памяти. Однако если перейден определенный болевой порог, новые поколения клеток будут нести в себе элементы нарушенной (неоптимальной) структуры ДНК. Так боль может передаваться по наследству, в т.ч. потомству (т.е. у потомства могут быть одинаковые болевые раздражители с родителями, хотя и меньшей интенсивности).

Сильная боль может уйти сама собой через несколько поколений – по затухающей. Но если к ней в течение жизни биологического вида (в пределах волны) приплюсовывается всё новая и новая боль, то процесс естественного уничтожения инграмм затрудняется. И поверхностное бессознательное (мелкая, легко стирающаяся болевая память) переходит в разряд глубинного бессознательного (болевая память носит перманентный характер). В таком случае биологический вид со временем начинает спуск вниз по оси OY, пока ни дойдет до 0.

Далее ДНК, переполненная инграммами, пребывающая в состоянии вечного напряжения, сбрасывает все неоптимальные участки и перекомпановывает цепочку нуклеотидов по новой. Так происходит естественная мутация. Она всегда направлена в сторону оптимального.

Клетке можно помочь избавиться от боли, т.е. убрать дополнительную энергию. Это происходит при работе с памятью пациента – если с помощью специальных приемов сделать пациента невосприимчивым к болевым воспоминаниям, естественно, с эмоционально-психической стороны. Тогда тон клеток резко повышается, они восстанавливают оптимальный режим, и как следствие возрастает тон всего организма. Психосоматические заболевания исчезают.

Умение работать с тоном основано на понимании уровневой природы процессов. Теоретически уровневая методология может научить человека полностью подчинять свои клетки себе, находить с ними “общий язык”. Активность организма предполагает активность клеток – и оптимальную структуру ДНК. И наоборот. Активность соответствует длительности существования системы.

Вмешательство в мир ДНК без понимания того, что существуют режим оптимальности и режим неоптимальности, безумно. То, что клетка делает естественным путем, нельзя воспроизвести с помощью инструментов, во всяком случае, пока. Вся генная инженерия сегодня основана на линейном подходе. Она осуществляет перестановку участков ДНК, ни мало не задумываясь о том, что вторгается в область оптимального и принудительно вносит напряжение в систему, т.е. заставляет понижаться коэффициент оптимальности ДНК – и всей клетки – а также организма в целом.

ГИП (генетически измененные продукты питания) могут производиться лишь линейным обществом. Общество, понимающее и ценящее многоуровневость, пришло бы в ужас от практики производства ГИП. Ведь это значит, что организмы вынуждены потреблять неоптимальные (генетически неоптимальные) продукты. Что ведет к снижению уровня оптимальности самих организмов.

Линейность сегодня исчерпала себя. Против нее выступает ФЕП. Однако до тех пор, пока линейность выгодна, пока естественные и искусственные мутации ставятся в один ряд, чтобы делать бизнес на генной инженерии, философии единого поля будут мешать. Ей не позволят прорасти, постараются затоптать. И начнут наступление по всем фронтам: от физики (ностальгия по Эйнштейну) до психологии (нападки на Хаббарда), от истории (зачем пересматривать то, что было?) до философии (пусть себе сосуществуют и дальше материализм и идеализм). Консервация нынешнего status quo по существу затормозит развитие всего человечества, сохранит разделение стран и народов на активные и пассивные (хотя активные и пассивные со временем могут меняться местами). Точка единства – она соответствует состоянию всеобщей активности – когда-нибудь позволит человечеству выйти в надсистему и превратить Homo sapiens¢ а в Homo supersapiens¢ а. Но вот достигнуть этой точки можно только в том случае, если предварительно похоронить линейность. И – так и быть! – положить на ее могилку цветы.

Философия единства

Выше в тексте постоянно встречается аббревиатура ФЕП, т.е. философия единого поля. Название, на взгляд автора, в целом довольно точно отражает содержание. И все же – чисто со стилистических позиций – в нем чувствуется некоторая тяжеловесность, натянутость. Поэтому автор в своих работах нередко использует другой термин: философия единства. Оба термина – суть одно и то же.

Если говорить о философии единства, то становится понятным, почему необходимо объединение материалистического и идеалистического начал. Единство – оно и есть единство. Вместе с тем, необходимо помнить, что у единства – свои законы, которые желательно знать и выполнять. Единство может оказаться очень капризной вещью; оно ревниво – требует, чтобы его постоянно любили.

Философия единства изучает законы мира единого. Большинство законов не вошли в этот доклад и даже не упомянуты в нем. Вероятно, они могут составить тему для отдельного выступления.

Дата публикации: 23 декабря 2002
Источник: SciTecLibrary.ru

Вы можете оставить свой комментарий по этой статье или прочитать мнения других в следующих разделах ФОРУМА:
Свернуть Защита интеллектуальной собственности и авторских прав
Диспуты по темам изобретательства. Вопросы по изобретениям, проблемы на пути изобретателей и методы их решения.
Патентование. Все о патентовании изобретений, полезных моделей, промышленных образцов и товарных знаков.
Нерешенные задачи. Здесь идет обсуждение нерешенных задач: безопорный двигатель, вечный двигатель, преодоление гравитации и пр.
Свернуть Точные науки и дисциплины
Дебаты по Теории Относительности Эйнштейна. Все кому не лень хотят опровергнуть Теорию Относительности Эйнштейна. Вам предоставляется слово для аргументации.
Физика, астрономия, математические решения. Физико-математические вопросы, наблюдения, исследования, теории и их решение.
Физика альтернативная. Новые взгляды на физические законы, теории, эксперименты, не вписывающиеся в общепринятые законы физики.
Teхника, узлы, механизмы, электроника и аппаратура. Все про технику, приборы, детали, узлы и механизмы. Электроника, компьютеры, программное обеспечение. Новые технические решения в самых разных областях.
Биология, Генетика, Все о жизни. Генетика и другие вопросы биологии. Их развитие. Медицина. Биотехнологии, агротехника и сельское хозяйство. Эволюционные теории и альтернативные им.
Химия. Вопросы по химическим технологиям, разработкам и применению химических материалов. Химические элементы и их свойства.
Геология, все о Земле и ее обитателях. Геология, метеорология, антропология, сейсмология, атмосферные явления и непознанные эффекты природы.
Свернуть Мозговой штурм
Генератор решений. Здесь Вы можете заработать реальные деньги, помогая решать фирмам, предприятиям и частным лицам те или иные технические задачи, которые перед ними стоят. Те, кто ставят задачи перед участниками должны обозначить гонорар за ее решение и перевести указанную сумму на общий счет генератора.
Головоломки. Если у Вас есть желание поломать голову над интересными логическими задачами - Вам сюда.
Гипотезы. В этой теме идет обсуждение гипотез и предположений, основанных чисто на теории и логике.
Найди ляп! Этот раздел для тех, кто хочет мысленно расслабиться. Он посвящен задачам по поискам ляпов, которые встречаются в литературе, интернете, кино и на телевидении.
Свернуть Взгляд в будущее и настоящее
Глобальные темы. Вопросы касающиеся всех. Глобальные угрозы и злободневные темы современности.
Наука и ее развитие. Все о развитии науки, направлениях и перспективах движения научной мысли и знаний.
Новая Цивилизация. Принципы социального устройства новой цивилизации. Увеличение роли созидательного интеллекта... Отдалённые перспективы развития человечества...
Вопросы без ответов. Этот раздел посвящен вопросам и проблемам, которые до сих пор не решены. Предлагайте свои решения.
Военная стратегия и тактика современных боевых действий. Об особенностях современного военного искусства. Проблемные вопросы теории и практики подготовки вооруженных сил к войне, её планирование и ведение в различных конфликтах на планете.
Свернуть Гуманитарные науки и дисциплины
Философские дискуссии. Диспуты по вопросам жизни, сознания, бытия и иных философских понятий.
Экономика. Вопросы по экономике и о путях развития России и других стран.
Социология, Политология, Психология. В этом разделе обсуждаются вопросы, как отдельных частных исследований данных наук, так и проблема соотношения этих наук с остальными.
Образование. Все об образовании: как учить, кому учить, чему учить и кого учить.
Религия и атеизм. Вопросы религий и атеистические взгляды, религиозные споры.

Хотите разместить свою статью или публикацию, чтобы ее читали все?
Как это сделать - узнайте здесь.

Назад

 
О проекте Контакты Архив старого сайта

Copyright © SciTecLibrary © 2000-2017

Агентство научно-технической информации Научно-техническая библиотека SciTecLibrary. Свид. ФС77-20137 от 23.11.2004.